04:11
USD 68.81
EUR 81.15
RUB 1.04

Чтобы помнили. Бюбюсара Бейшеналиева

О Ларисе Александровне Петровой мне сообщили в театре: «Она дружила с самой Бюбюсарой Бейшеналиевой! Познакомься с ней». Разве можно было отказаться? К тому же в 2016-м, который в Кыргызстане объявлен Годом истории и культуры, исполняется 90 лет со дня рождения пленительной звезды отечественного и мирового балета. Собеседница поделилась с ИА «24.kg» воспоминаниями о подруге и одним из писем артистки к ней.

Настоящая

В свои 86 лет Лариса Александровна даст фору многим молодым, подумалось после первых пяти минут общения - волевая, уверенная в себе, умная, мудрая, добрая. Ждала она меня подготовленной: достала фотоальбом, извлекла и разложила отдельные снимки, документы. Так началась наша многочасовая беседа. Долгая жизнь всегда полна воспоминаний, особенно если она прожита в активном труде, общественной деятельности и крепкой дружбе с людьми.

Лариса Петрова родилась в Киргизии в 1930 году, но в 1935-м семья переехала в Оренбург. Когда началась Великая Отечественная война, ей было 11 лет. Отец ушел на фронт. И уже в 13 лет ее взяли на работу в Бактериологический институт, где изготавливали вакцину для фронта. Резала бумагу для ампул. После пятого класса Лариса перешла в вечернюю школу, там же закончила десятилетку. Окончание войны встретила на военном заводе, где девочка-подросток помогала взрослым делать снаряды для фронта. Потом перешла на работу телефонисткой. Параллельно закончила заочное отделение Алма-Атинского техникума связи, а в 1960-м Ларису пригласили на должность инженера в Министерство связи Киргизской ССР. «Им нужны были не только успешно окончившие учебу люди, но и смелые, решительные специалисты. А я была из таких: не пасовала перед трудностями и могла логически разрешить любую рабочую или жизненную ситуацию», - с гордостью вспоминает собеседница. Будучи инженером, она объездила всю республику. На ее глазах в отдаленных регионах республики появлялись новые точки связи, прокладывались и запускались в эксплуатацию новые радиорелейные линии.

Личная жизнь

«Однажды передо мной встала серьезная дилемма: ехать ли за мужем в Баку, родить там, оставив во Фрунзе престижную работу и идущую в гору карьеру? На вопрос, что делать, моя мама ответила: «Как хочешь. Чтобы я не была виновата». Я была молода, неопытна и очень слушалась маму. Отказавшись тогда от ребенка, я на всю жизнь лишила себя счастья материнства. Спустя много лет, когда ко мне женщины обращались с таким же вопросом, я всегда твердо говорила: «Рожайте, такой случай потом может не представиться. Посмотрите на меня». Так мне удалось спасти жизни нескольких детей, а их мам - от горьких сожалений», - рассказала собеседница

Зов родины

После войны во время отпуска она дважды приезжала к сестре бабушки во Фрунзе. Именно тогда открыла для себя чудо балета. В Оренбурге, говорит она, была лишь оперетта. Репертуар она знала наизусть, а вот спектакли кыргызского театра один за другим все дальше уносили ее в волшебный мир балета. «В 1951 году я взяла билет на первый ряд на спектакль «Раймонда», - говорит Лариса Александровна. – Что со мной было! Этот танец перевернул мое сознание своей красотой. А балерина, исполнявшая его, это же неживой человек, думала я, а вылепленная скульптором статуэтка! Так я впервые увидела Бюбюсару Бейшеналиеву, но тогда я не знала ее. Думала, что «Бибисарова» - ее фамилия. Восторженная, я вернулась в Оренбург, долго всем рассказывала о ней. Так состоялась моя первая встреча с этой великой артисткой».

Переехав в Киргизию и работая в Министерстве связи, она регулярно ходила в театр. «В течение девяти лет – с 1955-го по 1963-й – я пересмотрела все спектакли с участием Бюбюсары Бейшеналиевой. Тогда мы не были знакомы с ней, но если встречала ее где-нибудь на улице, то оглядывала с ног до головы и провожала взглядом. Издали, конечно. Она всегда выглядела скромно. Помню, у нее было всего одно платье – темно-синее в белый горошек. Я в другом платье ее не видела. Она никогда не имела много нарядов», - вспоминает собеседница.

Неожиданное знакомство

В 1960-е получить междугороднюю телефонную связь было непросто: сначала нужно было сделать заказ, дождаться своей очереди и лишь потом поговорить. Ее неделями ждали люди в разных сферах деятельности - сельскохозяйственной, промышленной, творческие работники… «Я занималась правительственной категорией: по распоряжению министра связи некоторые люди имели право пользования ей вне очереди. По работе со мной познакомился директор-распорядитель Кыргызского театра оперы и балета Анатолий Васильевич Ни, который часто вывозил на гастроли артистов. Помогала ему со связью, а он в качестве благодарности стал мне приглашения в театр присылать. Он заметил, что я все время хожу на Бюбюсару, и однажды решил сделать мне сюрприз», - интригующе продолжала рассказ Лариса Александровна.

«Знакомство произошло 4 января 1964 года. Был седьмой час вечера. Я пришла с работы домой, вдруг мне звонит Анатолий Васильевич и говорит: «Лариса, давай собирайся, я сейчас подъеду, и поедем ко мне домой праздновать Новый год». Я быстро собралась, вышла, открываю дверь его машины, а там Бюбюсара сидит. Мне плохо стало. Она меня успокоила: «Садись, деточка, садись. Поедем Новый год праздновать». Она была в чернобурке и шубке. Красавица! Поехали. Я не знаю, что сказать – язык к небу прилип. И Бюбюсара молчит… Она была немногословной, мягкой женщиной. Весь первый вечер так толком и не разговаривали, она мне только угощения подкладывала в тарелку. Но позже каким-то образом у нас с ней на долгие годы завязалась духовная связь, хотя ей от меня ничего (я имею в виду услуги связи) не было нужно», - вспоминала собеседница.

По ту сторону занавеса

Были в жизни блистательной балерины Бюбюсары Бейшеналиевой и сумеречные дни: минуты одиночества, болезни, обиды, о которых она мало кому рассказывала. По словам Ларисы Александровны, они вместе переживали эти невзгоды. «При этом я никогда никаких подруг из театра у нее дома не видела, - говорит она. – У нее дружбы ни с кем не было, кроме Наташи в Москве. Хотя знакомых и поклонников творчества было, конечно, предостаточно».

Первую операцию Бюбюсара Бейшеналиева перенесла в феврале 1965 года в Москве, ей тогда оперировали легкое – в нем был инфильтрат. До этого ей было трудно танцевать – все время держалась повышенная температура. Когда она лежала в московской больнице, я поехала туда в командировку и навещала ее в палате. Другую серьезную болезнь у нее выявили в июне 1971-го в Оренбурге во время гастролей. Оказалось, образовалась злокачественная опухоль в груди. «Несмотря на необходимость срочной госпитализации, ей сказали довести гастроли в Оренбурге и Орске до конца. По окончании гастролей, не заезжая во Фрунзе, она улетела в Москву на лечение. Пробыла там год. Писала мне: «Горькие лекарства, химио- и лучевая терапии, бесконечные консилиумы врачей», - говорит Лариса Александровна.

Стаи писем

В этот период она ежедневно звонила Бюбюсаре в Москву, поддерживала разговорами. В письмах к «чудо Человеку», как называла подругу артистка, сквозили грусть и тоска. «Моя болезнь смогла меня многому научить. Я поняла, что зря я столько сил отдала театру. Взамен, кроме грамот, ничего не получила. Не получила самого главного – человеческого отношения. Вот уже болею целый месяц, и ни одна сволочь (извини) не поинтересовалась, что со мной. Даже положенных денег и тех не могут дать. В конце концов, они могли послать их мне или же домой через рассыльную. Наверное, я заслужила хотя бы этого. Так что береги себя и все. Пошли всех к черту. Самое главное – здоровье. Но, увы, я поняла слишком поздно», - с обидой писала Бюбюсара Бейшеналиева.

В письме артистка сообщала, что достать лекарства помогает муж подруги Наташи, который по работе бывает за границей. «Врачи считают, что мне везет, что я могу достать эти лекарства. Люди уже летают в космос, а наши фармацевты не могут делать такую ерунду», - с грустной иронией писала Бюбюсара. После возвращения во Фрунзе она прожила около года до мая 1973-го. Артистка неделю не дожила до 47 лет.

Он и Она

«Сейчас часто говорят, пишут и снимают о якобы близких отношениях Бейшеналиевой и Айтматова. Это правда?» - спрашиваю Ларису Александровну. «Нет, - ответила она. – Во всяком случае, при мне ничего подобного не было. Бюбюсара была не только очень хороша собой, но она была еще очень скромной и порядочной женщиной. Возможно, когда-то, в молодости, был у них роман, но это было до меня. Помню, был случай. 8 марта 1973 года у Бюбюсары дома собралось много людей, все поздравляли ее. Она лежала, не вставала из-за болезни. И Айтматов тоже был, принес ей приемник VEF. Когда все разошлись, я настояла на том, чтобы у нее в комнате сделали генеральную уборку. Стало чисто, свежо, окна распахнули. А Бюбюсара говорит: «Как хорошо, как легко!» и попросила меня, сестру и других распить принесенное шампанское. Затем произнесла: «Да, я не верила… Теперь я понимаю, что этот человек был преданный. Он пришел, не постеснялся…» Бюбюсара была благодарна ему, что он пришел к ней, к больной, понимаете?».

«При мне никто из мужчин ее никогда не встречал после спектаклей, - продолжила она. - Только я и еще несколько наших общих с Бюбюсарой девушек-приятельниц ждали, ехали к ней домой, обсуждали выступление, восхищались и пили чай с лепешкой с маслом. И не было никаких мужчин, на машинах увозивших ее. Бюбюсара жила только танцами. Кроме выступлений, у нее ведь постоянно шли репетиции. И еще она преподавала в хореографическом училище. Как мы могли лезть в душу к человеку, если профессия забирала все ее время? А если б еще мы копались в ней, то ей жить стало бы совсем невмоготу».

«Вне сцены Бюбюсара была женщиной невероятной душевной теплоты и красоты. Рядом с ней всегда было комфортно. И как преображался этот спокойный и мягкий человек, оказавшись на сцене. В ней словно включался какой-то невидимый механизм, она загоралась, как огонь, и ничего уже, кроме танца, не видела, не слышала. Она жила им. Движением, пластикой, мимикой она поразительно точно передавала внешность, характер, внутренний мир своего персонажа. И танцевала она глубоко чувственно – каждое ее движение, жест были весомыми, значительными. Я считаю: до настоящего времени никто из отечественных танцовщиц не смог превзойти Бюбюсару Бейшеналиеву в виртуозности, безупречном чувстве ритма, покоряющем темпераменте и изысканном вкусе», - с гордостью сказала Лариса Петрова.

Беседа была долгой, все, о чем мы говорили, пересказать в одной статье просто невозможно. Главное, что хотела донести до читателей Лариса Петрова: творчество великой танцовщицы Бюбюсары Бейшеналиевой, ее преданность искусству и многогранность облика будут долго привлекать к себе души человеческие и возносить ее. А мы надеемся, что в 2016-м государство на достойном уровне отметит 90-летие со дня рождения любимой народом балерины. Год истории и культуры уже начался, помните?

Фото ИА «24.kg» и из личного архива Л.А.Петровой (автор снимков – Лариса Борисова).

Бизнес