13:01
USD 89.01
EUR 94.71
RUB 0.94

Энергокризис. Как разобщенность приводит страны Центральной Азии к дефициту воды

По оценкам Евразийского банка развития, недостаточно эффективное использование ресурсов водноэнергетического комплекса Центральной Азии приводит к ежегодному ущербу и нереализованным экономическим выгодам. Страны региона теряют, по меньшей мере, 1,5 процента ВВП.

Из них около 40 процентов потерь ВВП приходится на водное хозяйство, 60 процентов — на электроэнергетику.

Эксперты едины: только совместное управление ресурсами может не просто решить проблемы нехватки воды или электроэнергии, но и привести к росту экономики каждой из стран Центральной Азии.

Миллиардные потери и нехватка воды

На сегодня около 77 процентов запасов воды стран Центральной Азии находится в верховьях рек Амударьи и Сырдарьи, которые находятся в Кыргызстане и Таджикистане. Страны низовья — Узбекистан, Казахстан, Туркменистан — потребляют 85 процентов этих ресурсов с достаточно высоким расходом. На сегодня в регионе расход воды на орошение в два раза превышает лучшие мировые практики.

Анализ Евразийского банка развития показал, что на фоне роста спроса на электроэнергию дефицит воды в отдельные годы достигает 26 процентов. С 1990-х годов он стремительно нарастает.

Страны Центральной Азии вплотную приближаются к порогу жесткого дефицита воды. 

Председатель правления ЕАБР Николай Подгузов 

В первую очередь от этого страдает Узбекистан. Прогнозы таковы, что к 2035 году спрос на электроэнергию в Центральной Азии вырастет на 46 процентов. Экономические потери в сельском хозяйстве, вызванные дефицитом воды, оценивают в среднем до $1,8 миллиарда в год (в маловодные годы — до $3,3 миллиарда).

Экономические потери в энергетическом секторе Центральной Азии оценивают до $2,7 миллиарда.

«За годы независимости энергообмен между странами рухнул на 80 процентов. Сейчас каждая республика сама решает вопрос обеспечения энергией. С учетом роста спроса на нее странам к 2035 году надо 82 гигаватта дополнительной мощности. (Мощность Токтогульской ГЭС составляет 1,2 гигаватта. — Прим. 24.kg). С наличием энергообмена цифра снизилась бы до 72 гигаватт. Эти 10 гигаватт стоят $22 миллиарда. Их можно было бы потратить на развитие системы орошения и ирригации», — подчеркнул глава ЕАБР Николай Подгузов на Втором евразийском конгрессе.

Нужна единая система

За 30 лет нарушились энергетические связи, а неоптимальное водопользование вызывает проблемы. Для их решения сегодня необходимо скоординированное развитие энергосистем, налаживание энергообмена. За счет такой работы можно получить неплохой экономический эффект.

Благодаря совместной работе можно получить до 1,5 процента роста ВВП региона и на 40 процентов повысить обеспеченность водой.

Более того, российские компании и Евразийский банк развития готовы вкладывать в реализацию совместных региональных энергопроектов. В работу включилась и Евразийская экономическая комиссия. Она готовит правила будущего единого электроэнергетического рынка стран ЕАЭС, прорабатывает проекты сооружения атомных и гидроэлектростанций.

Таджикистан уже в 2022 году готов вернуться в Объединенную энергетическую систему Центральной Азии.

«Мы приветствуем участие наших компаний в развитии водноэнергетического комплекса соседей и видим большие перспективы его развития. Развитие совместной работы наших энергосистем и организация общего электроэнергетического рынка позволит оптимально использовать имеющиеся генерирующие мощности. Сможем развивать возобновляемые источники и поддерживать надежность энергоснабжения потребителей. Уже дал поручение по участию российских компаний в инвестиционных проектах по развитию водноэнергетического комплекса Центральной Азии», — заявил заместитель председателя правительства России Александр Новак.

Он отметил, что мир стоит на пороге энергоперехода. Планируется масштабное внедрение возобновляемой энергетики, развитие электротранспорта, водородной энергетики, регулирование углеродных выбросов, борьба за углеродную нейтральность.

Все эти тренды в значительной мере раскрывают потенциал развития стран Центральной Азии в водноэнергетической сфере.

Проще говоря, страны смогут решать не только свои проблемы в водноэнергетической сфере.

«Это еще снижение выбросов диоксида углерода, замещение угольной энергетики гидро. А в новом мире это уже деньги, углеродные единицы, которые можно продать. Мы хотим, чтобы за счет развития единой энергосистемы было обеспечено устойчивое развитие, потому что энергия и вода — основные источники роста экономики», — уверен Николай Подгузов.

Как быть Кыргызстану

Заместитель генерального директора по проектному инжинирингу, устойчивому развитию и международному сотрудничеству ПАО «РусГидро» Сергей Мачехин считает, что сейчас серьезное внимание надо уделить Узбекистану. Именно у него есть серьезные намерения по развитию топливно-энергетического комплекса.

Кыргызстан, безусловно, одна из самых богатых стран на гидропотенциал. И его надо использовать.

«Я считаю, что развитие комплексной системы и даже изменение схемы территориального планирования в Кыргызстане может привести к изменению как энергетического, водного, так и экономического ландшафта региона в целом. Старый друг лучше новых двух. Я хотел бы попросить всех наших коллег не забывать, что мы исторически взаимодействуем друг с другом, владеем огромным пакетом знаний и инженерных решений», — заключил Сергей Мачехин.

Но вот парадокс. Представителей Кыргызстана во время панельной дискуссии о проблемах водноэнергетического комплекса Центральной Азии не было.

Казалось бы, самое время выступить со своим видением проблем, провести переговоры с потенциальными инвесторами, заявить о готовности сотрудничать и строить новые ГЭС. Но нет, кыргызских чиновников на дискуссии не было. Видимо, не так уж и нужны нам финансы и новые энергетические мощности.

Популярные новости
Бизнес