03:42
USD 89.43
EUR 96.39
RUB 0.96

В поисках врага, или Почему власть не отказывается от политических гонений

В Кыргызстане, как и в любой другой стране на пространстве СНГ, политические репрессии (массовые аресты несогласных, блокировка неугодных СМИ) власть объясняет защитой национальных интересов и отстаиванием традиционных ценностей.

Верхи запугивают рассказами о якобы готовящемся перевороте и беспорядках. Своих оппонентов и критиков они наделяют образом «врага», спонсируемого извне, а такие не могут быть патриотами.

Эта риторика характерна исключительно для авторитарных лидеров. С ее помощью удобно манипулировать общественным сознанием, конструируя «свою картину мира». Эксперты полагают, что подмену понятий власть использует как способ для искусственной пролонгации кредита доверия избирателей.

Управляя сознанием

При авторитаризме в принципе говорить о недоверии к власти или о том, что ее субъекты принимают сомнительные решения, и поддерживать при этом оппозицию довольно рискованно. Да и само слово «доверие» может означать разные вещи в зависимости от того, может гражданин повлиять на что-то или нет.

В демократических странах не проблема признать, что наверху сидят некомпетентные люди, если на ближайших выборах их можно заменить другими в надежде, что они будут более профессиональными. История с 44-дневным провальным премьерством Лиз Трасс в Великобритании — наглядный тому пример. А вот если власть несменяема цивилизованным путем, то есть через выборы, это отнимает надежду.

В августе Международный республиканский институт проводил национальный опрос. В нем участвовали 1 тысяча 500 кыргызстанцев от 18 лет и старше.

По результатам опроса 38 процентов респондентов доверяют президенту Садыру Жапарову, в апреле 2022 года цифра составляла 34 процента. Второе место после него занимает председатель ГКНБ Камчыбек Ташиев — ему доверяют 18 процентов опрошенных, такой же показатель у него был и в апреле.

Заместитель председателя кабмина Эдиль Байсалов в своих Twitter-постах писал тогда, что независимые СМИ намеренно искажают итоги опроса и не дают всей информации. Он убеждал — рейтинг главы государства, как и индекс доверия к нему, намного выше.

По мнению политолога Эмиля Джураева, руководители государства, причем не только в Кыргызстане, рассуждают о «национальных интересах» и «традиционных ценностях», маскируя политическими гонениями и подавлением инакомыслия.

«Такие посылы являются эффективным орудием, чтобы балансировать и ограничивать индивидуальные и личные гражданские права, потому что ценности всегда аморфны, их очень трудно определить. И, говоря об этом, власть апеллирует к «глубинному народу», который и есть носитель этих самых традиций. Гражданские же права — субстанция уязвимая, потому что их защищают конкретные люди. Они невыгодны и неугодны властям. Наверху решают, что общество должно под ними понимать и как им следовать», — пояснил он.

Традиционные ценности и национальные интересы, которые не определены и их носители не очерчены, остаются в распоряжении самой власти.

Эмиль Джураев

Иными словами, нам навязывают образы, в которых некие простые люди из глубинки, не испорченные заумными книжками и университетской ученостью, сохраняют живую традицию. За последние два года эти тезисы прочно закрепились в публичном пространстве.

Традиции и ценности — щит власти

Когда Садыр Жапаров собирал Народный курултай, то предполагалось, что форум «поспособствует сохранению и развитию культурной самобытности, сохранению и поддержке устойчивого развития кыргызского государства и общества, повышению качества жизни, консолидации общества вокруг реализации национальных интересов».

Но на деле звучали критические замечания в адрес не только президента, но и председателя ГКНБ Камчыбека Ташиева, главы кабмина Акылбека Жапарова и в отношении формы правления в целом.

Эксперты тогда говорили, что социум заранее поделили на правильных и неправильных граждан. Как подчеркнул политолог Медет Тюлегенов, получился своеобразный политический перформанс, где на сцене любимый народом глава государства — единственный, кто этот самый народ слышит и исполняет его волю.

С ним согласился и Эмиль Джураев. Он отметил, что идея простого народа как носителя основополагающих культурных ориентиров принимается за данность, тогда как государство со своей демократией или авторитаризмом, ведомствами, законами, международными обязательствами и всем прочим — это наносное.

Но можно ли считать власть, успешно манипулирующую этими понятиями в угоду собственным интересам, по-настоящему сильной?

Эксперт Аида Алымбаева убеждена, что нет. Политики не учитывают потребности граждан при принятии решений. Они живут в своей реальности.

«Это указывает на авторитарный режим правления в стране. Примеры: кемпир-абадский вопрос, использование денег и золота «Кумтора», кустуризация. Сильная власть не запугивает своих граждан, не арестовывает критиков, а прислушивается к их голосу», — подчеркнула Аида Алымбаева.

Аресты — участь слабых управленцев. Сильные правители реформировали бы судебную власть, ГКНБ, укрепляли бы демократию.

Аида Алымбаева

Последнее возможно, но не в случае, когда управленческая вертикаль упирается в одного человека. В Кыргызстане так было всегда. Президенты, начиная с Аскара Акаева, предпочитали «ручное управление», а при принятии решений руководствовались тщательно отобранной специально для них информацией, а не существующей картиной.

Отсюда, видимо, и берет свое начало стремление манипулировать и подгонять действительное под желаемое.

Популярные новости
Бизнес