04:11
USD 89.01
EUR 94.71
RUB 0.94

Неравные позиции. Почему женщин не пускают к управлению страной

В 2019 году в Кыргызстане вспыхнул скандал. Мужчины села Саруу Джеты-Огузского района Иссык-Кульской области записали обращение к президенту Сооронбаю Жээнбекову. Они были недовольны тем, что женщины получили мандаты в местном кенеше.

Эта история лучше всего демонстрирует истинное отношение мужчин к тому, чтобы женщины наравне с ними были представлены в органах управления в Кыргызстане. Самое печальное — за последние три года ситуация только ухудшилась.

Дата-отдел 24.kg проанализировал представленность женщин в органах исполнительной власти на местном и республиканском уровне. При этом мы не учитывали ситуацию в силовых структурах, потому что данные о численности состава в ней являются секретными.

Выводы неутешительные. Согласно данным Национального статистического комитета, женщин в стране столько же, сколько и мужчин. Потому они должны быть равнозначно представлены в системе управления страной. Но этого нет. В Кыргызстане был даже принят Закон «О государственных гарантиях равных прав и равных возможностей для мужчин и женщин». В нем прописана необходимость соблюдения гендерного баланса. Но эксперты бьют тревогу и говорят, что этот закон исполняется формально.

«Женщин берут на тот уровень, где нет принятия решения. То есть они исполняют какую-то техническую часть. А министров/замминистра, акимов, губернаторов, мэров — женщин нет», — отмечает экс-депутат ЖК Айнуру Алтыбаева.

Проблема не в количестве женщин в системе управления, а в том, что чаще всего им достаются старшие или младшие позиции. По данным Госкадровой службы, по итогам прошлого года в системе госуправления женщины занимали лишь пятую часть высших должностей. На главных должностях работали чуть больше трети женщин.

Кем работают женщины в мэриях и айыл окмоту

В системе местных органов власти все административные должности делятся на четыре типа: высшие, главные, старшие и младшие. Больше всего власти и возможностей принимать решения у сотрудников на высших и главных должностях.

На сегодня в системе муниципальных органов власти сложная ситуация с соблюдением гендерного баланса. На местном уровне есть 17 высших должностей, из которых за последние пять лет женщины занимали одну или две.

В прошлом году, по данным Госагентства по делам государственной службы и местного самоуправления, женщина занимала только одну из 17 высших должностей в муниципальной сфере.

Это вице-мэр Бишкека Виктория Мозгачева. В мэрии Оша с сентября 2021 года по февраль 2023-го тоже такую же должность занимала Венера Рыскулова. Она временно исполняла обязанности вице-мэра, поэтому не включена в данные Госкадровой службы о числе женщин в местных органах власти. И это максимум, на что можно рассчитывать в Кыргызстане. Женщины никогда не становились мэрами Бишкека и Оша.

По итогам прошлого года больше половины женщин занимали младшие должности и еще треть — старшие. Гендерный эксперт и феминистка Жанна Араева отмечает, что в патриархальном обществе всегда есть тенденция, что самые прибыльные места с точки зрения власти, доступа к ресурсам и оплаты всегда остаются прерогативой мужчин.

«Отличие патриархального общества как раз в том, что женщин нагружают самой муторной, скучной и низкооплачиваемой работой, которая к тому же приносит меньше привилегий. Это связано со стереотипом, что решения могут принимать только мужчины, потому что они якобы более решительные, а женщины — более эмоциональны. Бытует мнение, что женщина ответственна за ведение домашнего хозяйства и высокая позиция будет ее отвлекать от семьи. Девочек настраивают с детства, что они не должны выражать свои карьерные амбиции, потому что им еще быть матерью и женой», — говорит она.

Эксперты считают, что данные наглядно говорят о наличии так называемого стеклянного потолка. Это связано и с репродуктивной ролью женщины, и ее ролью в семье.

«Зачастую, опять же из-за наших культурных обычаев, на женщин накладывается больше обязанностей. Того же домашнего неоплачиваемого труда, воспитание детей, а если есть пожилые родители, то уход за ними. Таким образом, женщина из-за нехватки времени и ресурсов не может уделять должного внимания своей квалификации и карьере», — объясняет такое распределение ролей гендерный специалист Агентства социальных технологий Бактыгуль Исланбекова.

В госорганах женщинам доверяют исполнять решения

В системе госуправления позиции руководителей министерств и ведомств считаются политическими должностями. Кто их займет, решает президент или глава кабмина.

Все остальные должности считаются административными. Иерархия в них такая же, как и на местном уровне.

В системе госуправления женщинам доверяют в основном должности заведующих сектором или специалистов. По итогам прошлого года они занимали почти половину подобных позиций. А вот среди экспертов или консультантов, которые считаются главными должностями, женщин менее четверти.

По итогам прошлого года женщины занимали только 16 из 66 высших должностей. Это менее четверти позиций. Только около пяти процентов главных должностей были женскими.

За всю историю независимого Кыргызстана женщины лишь четыре раза становились губернаторами областей. В апреле 2010 года Карамат Орозова в течение одного месяца исполняла обязанности губернатора Баткенской области. Два года главой Джалал-Абадской области пробыла Жумагуль Эгембердиева, полтора года Иссык-Кульской областью руководила Токон Шайлиева и пять лет Таласской областью — Койсун Курманалиева.

«Мужчины принимают решения, мужчины сидят во власти, потому что мы живем в обществе, где им управляют мужчины, и они приводят других мужчин к власти. И, соответственно, женщинам трудно пробиться, потому что получается комплексная картина, где и стереотипы, и давление общества, и невозможность пробраться к социальным лифтам, потому что во власти сидят мужчины», — считает феминистка Жанна Араева.

Жанна Араева особо подчеркивает, что женщины не приходят к высоким должностям так часто, не потому что они менее компетентны, а потому что система не дает женщине пробиться туда.

И те редкие, кто пробился, вынуждены работать под большим шквалом критики, пристальным вниманием и огромным количество обвинений во всем подряд. Если сделал мужчина, то «да и ладно», а если женщина — то шквал обвинений и хейта.

В кабмине женщинам не место

Лучше всего отношение властей к гендерному равенству демонстрирует нынешний состав кабинета министров. Большую часть года женщина в нем была только одна — министр здравоохранения Гулнара Баатырова. После последних перестановок в кабмине их стало две. Гулнару Баатырову отправили руководить Министерством труда, социального обеспечения и миграции, на должность министра цифрового развития назначили Нурию Кутнаеву.

Но проблемы начались не сегодня и даже не вчера. Последние 25 лет женщин понемногу выживают из системы власти.

Исследования свидетельствуют, что гендерный дисбаланс становится больше с середины 90-х годов. В 1996-м в правительстве Кыргызстана было шесть женщин — руководительниц министерств. Это составляло рекордные 36 процентов от всех высших чинов. В 2001 году этот процент снизился до 24, а к 2008-му упал до 15.

В новейшей истории страны был недолгий период, когда Кыргызстаном руководила женщина. Это была Роза Отунбаева. Но вот парадокс. В правительстве в ее бытность президентом женщин среди министров не было. Они представляли ее в Жогорку Кенеше и правительстве. Исследование издания «Клооп» показывает, что с 2011 года в составе кабмина обычно было 2-3 женщины — вице-премьер по социальному блоку, министры здравоохранения, образования, финансов и юстиции.

Больше всего (шесть человек) их было в 2016-м и ковидном, запомнившемся очередной сменой власти в 2020 году. Но уже через год, в октября 2021-го в составе кабмина осталась только Динара Кутманова. В августе прошлого года министром здравоохранения стала Гулнара Баатырова. До марта этого года женщин в кабмине было две, но главу Минприроды Динару Кутманову уволили и возбудили уголовное дело.

Ситуация изменилась только в сентябре, когда Министром цифрового развития стала Нурия Кутнаева.

«Мы должны понимать, что живем в патриархальном обществе. И, к сожалению, эти патриархальные устои, нормы они в последние годы только развиваются. Во-вторых, женщины очень ограничены в финансовых ресурсах, в-третьих, это неприятие и не поддержка женского политического лидерства», — считает гендерный специалист Агентства социальных технологий Бактыгуль Исланбекова.

Экс-депутат Айнуру Алтыбаева считает, что изменить ситуацию может политическая воля.

Власти страны должны не формально соблюдать гендерную квоту, а делать все для увеличения числа женщин именно на управляющих должностях. Только так можно избавиться от стереотипа, что женщина — плохой лидер, и вспомнить, что женщины могут быть отличными управленцами.

Гендерный эксперт Жанна Араева обращает внимание на еще одну проблему. Женщинам тяжелее пробиваться из-за кулуарных договоренностей. Многие вопросы мужчины решают тет-а-тет, исходя из мужской солидарности.

«Мужчины могут пойти в баню, на какие-то посиделки, куда женщина пойти не может. Поэтому женщины, естественно, не могут в этих кулуарах решать опросы. Когда они лишаются этого права быть лицом, принимающим решение, страдают все остальные женщины. Становится меньше механизмов для их продвижения. Если бы квота была 50 на 50 или хотя бы 30 на 70, то больше женщин могло бы пройти на какие-то высокие позиции, потому что их бы поддерживали другие женщины, и они смогли бы решать много вопросов», — заключила Жанна Араева.

Дата-редакторы: Cавия Хасанова, Александр Богачев

Иллюстрации: Надежда Хабичевская

Материал создан стипендиатами программы по дата-журналистике проекта «Медиа-К» Интерньюс в Кыргызстане, реализуемого при поддержке USAID в КР. Мнения и выводы в материале необязательно отражают мнение Интерньюс и его партнеров.

Бизнес