13:44
USD 69.84
EUR 79.59
RUB 1.05

Почему умирают матери?

Материнство – особый период в жизни каждой женщины. В ее организме зарождается маленькое чудо, появления на свет которого ждут долгие месяцы. К сожалению, многих на этом пути подстерегает смерть.

Только несколько дней назад в СМИ просочилась информация о гибели двух рожениц в Городском перинатальном центре (роддом №4), произошедшей буквально за сутки - 20-21 ноября. Об этом читатель написал в редакцию ИА «24.kg»: «Одна из них – молодая, 25 лет, не мигрантка, городская жительница. Поступила без какой-либо патологии. Вторая - мать пятерых детей, которая находилась в родильном доме трое суток. Но ни со стороны Департамента, ни Министерства здравоохранения нет никакой реакции! Так укоренилась коррупция в здравоохранении, что даже смерть молодых матерей стала обыденностью?»

В Минздраве скрывать не стали: по фактам начато служебное расследование. Развернуто комментировать ситуацию главный гинеколог Минздрава Раиса Асылбашева не стала, заметив лишь, что «у каждой были свои патологии, заболевания». А кто сегодня похвастает идеальным здоровьем?

Недостижимая цель

Между тем эти факты служат еще одним доказательством того, что Кыргызстан не достигнет к 2015 году Цели развития тысячелетия №5 по снижению материнской смертности. Буквально неделю назад об этом говорилось на большой конференции в Бишкеке. По словам представителя Фонда ООН в области народонаселения в КР Медера Омурзакова, показатель материнской смертности в КР – один из высоких на постсоветском пространстве. За 2013 год он составил 39,2 на 100 тысяч живорождений. А целевой показатель к 2015-му - 15 на такое же число.

«Любой медработник в случае летального исхода всегда испытывает чувство вины, а порой и бессилия, особенно когда семья теряет молодую мать и ее дети остаются сиротами. Эти чувства долго доминируют в настроении врачей, акушерок, вызывают стресс, иногда – желание оставить профессию. Традиционная практика анализа случаев материнской смертности в стране направлена на выявление виновного. Поэтому медработники боятся этих расследований и скрывают факты: после них не дается дружеский совет или конструктивное решение, которое поможет повысить качество медицинской помощи. С целью снижения случаев гибели женщин во время родов в республике с 2010 года начали внедрять конфиденциальный аудит случаев материнской смертности. Он проводится анонимно, без фамилий и имен погибших, без указания стационара. Медработник может, не таясь и не опасаясь наказания, описать причины гибели женщины и указать все свои неверные действия, которые можно было избежать или исправить», - отмечают в Минздраве.

Задача таких расследований – выявить реальные медицинские и немедицинские причины гибели женщин. Так, за 2011-2012 годы официально зарегистрировано 149 таких случаев. Из них проанализировано 95 историй родов, или 64 процента. По остальным оказалось недостаточно информации. Установлены основные причины смерти во время беременности, родов и послеродовом периоде. На первом месте лидируют кровотечения - 43,2 процента, затем - высокое артериальное давление - 19 процентов и инфекционные осложнения, сепсис - 13,7 процента, а также тромбоэмболия легочной артерии - 3,15 процента и осложнения наркоза - 3,15 процента.

По словам начальника управления оказания медицинской помощи и лекарственной политики Минздрава Анары Ешходжаевой, очень часто материнская смертность скрывается под диагнозом «тромбоэмболия легочной артерии». «В мире на 100 тысяч родов приходится 1 такой диагноз, а у нас в год проводится 140-150 тысяч родов и почти 15 процентов смертности идет под таким диагнозом», - отметила она.

Сколько смертей можно было предотвратить за эти два года благодаря оказанию качественной и своевременной помощи? Какие ошибки допустили медики? Об этом в отчете не рассказывают, но признают, что «уровень материнской смертности в большей степени отражает качество медицинской помощи и уровень организации медицинской службы, чем состояние здоровья и тяжесть патологии у женщин».

Сама виновата?

А более подробно в отчете перечисляют немедицинские причины летальных исходов. На первом месте традиционно стоит бедность - с такой проблемой сталкивались 39 женщин (41,1 процента), на втором - анемия (22,1 процента), далее следует миграция (12,6 процента), безответственное отношение к своему здоровью (21,1 процента) и, к сожалению, насилие (4,2 процента).

По данным Анары Ешходжаевой, 23 из 95 погибших женщин имели доход ниже прожиточного минимума. Они не имели собственного жилья, снимали квартиру либо постоянно мигрировали от одних родственников к другим. Одна женщина «вообще была бомжом», 16 женщин находились в крайней бедности, а значит, не могли приобрести необходимые продукты для правильного питания. Таким образом, почти каждая вторая погибшая была социально уязвима - 39 из 95.

Анара Ешходжаева привела в пример случай с женщиной, которая рожала в домашних условиях третьего ребенка. В семье не было элементарного достатка. В родильный дом не успели: своего транспорта нет, доехали на попутном. «А через 4 часа женщина самовольно ушла домой из стационара, мотивируя тем, что некому смотреть за старшими детьми. Конечно, есть и недостаток патронажа. Может, надо было привлечь всеобщее внимание – местных органов, неправительственных организаций. Силами одних медицинских работников этого сделать невозможно, - рассуждает начальник управления. – В результате на седьмые или восьмые сутки женщина поступает в состоянии агонии в сопровождении брата и умирает через 25 минут в приемном блоке».

Не менее уязвима группа женщин-мигрантов, которые «в поисках достойной работы, высокой зарплаты и лучших стандартов жизни были заняты челночным бизнесом, связанным с тяжелым физическим трудом». Так, 12 из 95 погибших были мигрантами, 5 из них проживали в России и прибыли в страну практически накануне родов с тяжелыми осложнениями и диагнозами. А 7 из этих 12 женщин - 58,3 процента - поступили в родильный дом в крайне тяжелом состоянии, когда медицина была уже бессильна. Только 4 из 95 имели определенное постоянное место работы, а 91 пациентка - 95,8 процента - обозначила себя домохозяйкой.

«Я никак не умаляю роль домохозяек, но у них нет источника информации, связи с общественностью, доступа к медпомощи», - заметила Анара Ешходжаева.

Кроме того, у 10 умерших были семейные проблемы: мужья употребляли алкоголь, в одном случае – наркотики. Среди проанализированных случаев оказалось 11 матерей-одиночек, а 4 женщины подвергались семейному, психологическому, физическому, сексуальному, а также финансовому насилию: муж не давал денег на проезд к врачу (!), женщине не хватало средств на полноценное питание, запрещали получать образование, работать, а еще роженицы подвергались побоям.

«Были даже случаи, когда женщине запрещали посещать семейного врача или школу матерей, - посетовала Анара Ешходжаева. – Вызывает беспокойство еще одна группа - юные матери. Двум погибшим было по 17-18 лет. Они не состояли в браке, скрывали свою беременность. 32 женщины умерли по причине позднего обращения за помощью. Не осознали вовремя опасность, не посчитали нужным обратиться к врачам; 36 – не состояли на дородовом учете, 62 – получили некачественный дородовой уход: вовремя не посещали медработника, поскольку не было денег на дорогу, не с кем оставить детей, против были муж и свекровь, выехали на джайлоо. Было несколько случаев, когда семьи выезжали на джайлоо на 3-4 месяца. И женщину с кровотечениями привозили на коне. Несколько километров она истекала кровью и поступала перед смертью в роддом».

Еще 6 женщин имели медицинские противопоказания для беременности (порок сердца, заболевание печени). Однако они не соглашались с рекомендациями врачей, отказывались признавать медицину и поступали в стационар уже в очень тяжелом состоянии. В двух случаях женщины с патологиями получали лечение у молдо! Женщину «с угрозой прерывания беременности по традиции качали в шырдаке». В итоге драгоценное время было потеряно.

«И эти вещи допускаются нами, родственниками, мужьями! Поэтому нужно межсекторальное вмешательство. Материнская смертность – это проблема не только Министерства здравоохранения. Активная санитарно-просветительная работа нужна среди гражданского населения через СМИ, НПО, сельские комитеты здоровья. Кроме того, нужно повысить информированность трудовых мигрантов. Только в прошлом году 64 ребенка оставили и депортировали в наши детдома. Мы должны донести до женщин: они ответственны за свое здоровье. Нужно вовремя обращаться к врачам, если их беспокоит какой-то симптом. Следует правильно и полноценно питаться, вовремя становиться на учет. Именно незнание и приводит к подобным результатам в родах», - взывали на конференции неделю назад.

Сколько женщин услышали эти рекомендации? И сколько из них действительно прислушаются к ним? Ведь говорят об этом уже не первый раз и даже не первый год. Но ситуация почему-то не улучшается, и рожать меньше не стали, несмотря на наличие проблем. Изменится ли качество оказываемых медуслуг в родильных стационарах? Или случаи гибели матерей по-прежнему будут замалчиваться до тех пор, пока анонимные читатели не напишут об этом в СМИ?

…Чем закончится расследование смерти двух рожениц в перинатальном центре, покажет время. Найдут ли виновных? Или «медицина вновь оказалась бессильна»? Но одно, к сожалению, известно точно: пятеро детей одной из погибших остались без матери.

Фото из Интернета

Популярные новости
Бизнес