19:08
USD 87.30
EUR 93.76
RUB 1.03

Светлана Суслова о завершении карьеры переводчика, молодых поэтах и фамилии

24.kg
Фото 24.kg. Светлана Суслова
«Я вообще не умею врать. Я считаю, что это сложное искусство. Можно потом запутаться в своей лжи», — отметила в начале беседы поэтесса Светлана Суслова.

Народный поэт КР, автор 16 книг рассказала о смене фамилии, о том, как пишутся стихи, о журнале «Литературный Кыргызстан» и переводе эпоса «Манас».

Суслова — Токомбаева — Суслова

— Отец Георгий Алексеевич Суслов был хирургом от бога. Прекрасно рисовал и писал стихи. Стала ему подражать и тоже начала сочинять. Я стихотворения называла «размышлениями» — «Размышления у огня», «Размышления над арбузом» и так далее. Он тогда еще смеялся над ними.

Первая публикация случилась, когда мне было 17 лет. Я только окончила школу и подрабатывала на кантском радио. Тогда в журнале «Литературный Кыргызстан» отделом поэзии заведовал Сергей Фиксин (советский поэт, член Союза писателей СССР, заслуженный работник культуры Киргизской ССР. — Прим. 24.kg). Он отобрал несколько стихов и написал такое проникновенное представление меня, начав со слов «этой молодой девушке всего 17 лет...»

Теперь, когда у меня очередной день рождения, все звонят с поздравлениями: «Этой молодой девушке уже 20... 30... 40 лет как 17».

Помню, как я гордилась тогда этой публикацией!

Первые книги выходили под фамилией Токомбаева (Светлана Суслова была замужем за кинорежиссером Уланом Токомбаевым. — Прим. 24.kg). Меня стали узнавать.

24.kg
Фото 24.kg. Обложка книги «Танцующий ирис» со снимком Александра Федорова

Потом поменяла фамилию. Умирал отец, у которого три дочери. Он мне сказал, что я была для него хорошим сыном. Тогда перешла на свое девичье имя.

Сначала было сложно, но стихи продолжали писаться, независимо от фамилии.

Стихи приходят внезапно

— Стихи же сами «приходят», я их только фиксирую.

Знаете, как я пишу? Что-то на кухне делаю, кашу, например, варю. Внезапно выключаю плиту, потому что уже знаю, что все у меня сгорит, и быстро начинаю писать. Причем почти без правок, как будто вспоминаю уже созданное раньше. В этот момент меня лучше не трогать.

Муж сначала обижался, когда я посреди разговора уходила и начинала что-то записывать. Потом понял, в чем дело, — стихи приходят внезапно.

Думаю, что в ноосфере есть какая-то небольшая ниша, к которой я прикрепилась или меня прикрепили, или оттуда спустилась. И эту нишу я еще не исчерпала.

80 тысяч 500 строк эпоса «Манас»

— Пять лет по восемь часов в день — столько я отдала переводу эпоса «Манас» Жусупа Мамая. Перевела тысячу страниц. Но это стоило того. Это такая мощная вещь, не тронутая никакой цензурой. Смеялась и плакала, когда переводила.

Однажды за ночь я написала одну главу, не отрываясь. Полтора дня разбирала до этого, не могла понять, как ее сделать, а потом что-то щелкнуло. Села за компьютер и писала, писала, писала. Потом посчитала — 17 страниц. Думаю, наверное, ерунда получилась. Перечитала. Нет, хорошая глава вышла.

С кыргызского языка очень трудно переводить.

В русском языке одно понятие, и у него целый синонимический ряд. Здесь же наоборот — одно слово имеет несколько смыслов в зависимости от контекста.

Светлана Суслова перевела на русский язык стихи Аалы Токомбаева, Майрамкан Абылкасымовой, Райкана Шукурбекова, Алыкула Осмонова и других. Переводила также с уйгурского, арабского, таджикского — более 20 книг. В ее русской версии эпоса «Манас» 80 тысяч 500 строк.

Хотелось передать и ритм произведения. Для этого приглашали манасчи, которые читали главы из эпоса на русском языке. И он звучал!

Потом увидела отзывы о моей работе и сказала: «Все, ребята, переводите дальше сами».

Вообще, переводы — это адская работа. Думаю, я на этом свою переводческую карьеру и закончила.

«Литературный Кыргызстан»

— Мы с мужем (главный редактор Александр Иванов, Светлана Суслова — его заместитель. — Прим. 24.kg) издаем журнал на свои деньги. На нас смотрят, как на сумасшедших. Но ничего, пока тянем. Нам предлагали стать желтой прессой. Много раз предлагали деньги. Мы не пошли на это.

Журнал ушел с дотаций в 1990-х годах, на нас поставили крест.

Искали средства. В итоге купили себе маленькую квартиру, а большую сдаем и на эти деньги издаем журнал и даже делаем презентации.

У нас считают за честь напечататься сегодняшние корифеи. В последнем номере, например, есть произведения Александра Кабанова, Бахыта Кенжеева. Мы держим планку. И проза замечательная, и стихи, и критика. Я немного горжусь нашим журналом.

Facebook/Литературный Кыргызстан
Фото Facebook/Литературный Кыргызстан. Пик в предгорьях Бишкека назван в честь издания

Молодых тоже печатаем с удовольствием, но отбор строгий. Сейчас есть очень хорошие вещи. Пошла наконец-то литература «потока сознания». Я люблю, чтобы суть таилась на дне стихотворения, чтобы не прямо в лоб. Чтобы, прочитав стихотворение, человек сам открыл какую-то истину, чтобы он почувствовал себя умнее автора.

Сейчас молодежь именно так и пишет — тонко, не настойчиво. Я очень люблю читать стихи молодых. Это такое удовольствие!

Журнал «Литературный Кыргызстан» издается с 1955 года. В 1980-е его тираж вырос до 55 тысяч экземпляров, а география подписчиков расширилась до 60 городов Союза, включая Москву и Ленинград. Сегодня электронные версии номеров размещены на сайте «Новая литература Кыргызстана». Бумажный экземпляр можно купить в магазине «Раритет».

Популярные новости
Бизнес