16:21
USD 77.70
EUR 87.91
RUB 1.10
Сюжет: Экспаты

Веселые белки, легкие люди. За что Екатерина Санамянц полюбила Кыргызстан

Екатерина Санамянц приехала в Кыргызстан из соседнего Таджикистана в 2010 году и осталась. Поступила в АУЦА, окончила с отличием, вышла замуж. Супруг Борис работает в сфере образования: преподает в Инновационном колледже АУЦА, а еще он веб-дизайнер.

из архива Екатерины Санамянц
Фото из архива Екатерины Санамянц. Новогодний карнавал

Екатерина — координатор стипендиальной программы для студентов из Афганистана и супервайзер студентов из родного Таджикистана в Американском университете в Центральной Азии.

Кыргызстан собеседница называет своим, а про себя говорит: «я ваша, я срослась с Бишкеком».

Если бы можно было получить гражданство этой страны, не отказываясь от таджикского, я бы с удовольствием это сделала.

Екатерина Санамянц

Недавно к Екатерине с мужем переехала из Душанбе мама. В далеком 2010-м она была против, чтобы дочка уезжала на учебу в соседнее государство, что не удивительно: Катя приехала сюда сразу после апрельских событий и как она сама призналась, сначала боялась, что увидит город в руинах — эдакая декорация к фильму про зомби-апокалипсис.

фото из архива Екатерины Санамянц
Фото фото из архива Екатерины Санамянц. 3-й курс АУЦА

«Потому что у нас показывали по телевизору, что здесь чуть ли не реки крови по улицам разливаются. Естественно, мама пришла в ужас и не хотела отпускать меня. Но я настойчивая — решила, что поеду, и не отступила от заданной цели. Помню, когда прибыла в Бишкек, друзья специально отвезли меня на центральную площадь, чтобы показать — здесь все мирно, спокойно: мамочки с колясками гуляют», — рассказывает Екатерина.

— Что вас поразило в первую очередь?

— Белки. В Душанбе их практически нет, а я обожаю этих пушистых зверьков. Наверное, поэтому одно из самых любимых мест в городе — Дубовый парк. Помню, когда АУЦА располагался в здании на Старой площади, белки к нам часто в гости захаживали.

фото из архива Екатерины Санамянц
Фото фото из архива Екатерины Санамянц. Тайм-аут во время напряженного рабочего дня

Сидишь на лекции, видишь, пришла хвостатая, стучит в окошко, общается. Еще мне очень понравилось, что в Кыргызстане люди легко сходятся. Здесь можно найти друга за 20 минут и общаться с ним всю жизнь.

— А что удивило в неприятном плане, скажем так?

— Маршрутки. Особенно те старые, переделанные кустарно грузовые «Мерседесы». Когда подруга впервые показала это средство передвижения и сказала, что мы на нем поедем, я подумала, честно говоря, что она шутит.

До сих пор помню свой первый бусик. В полу была огромная дырка, и я изо всех сил держалась за поручни и молилась, чтобы дно этого «чуда» на колесах не вывалилось вместе с пассажирами.

Екатерина Санамянц

— Маршрутки на всех приезжих производят «неизгладимое» впечатление. Скажите, а что еще вас заинтриговало? Таджикистан все-таки близкий сосед и вряд ли между нашими государствами так много отличий...

— Что есть, то есть. Но существует достаточно расхождений именно в культурном и традиционном плане. Когда я приехала и мне сказали, что одно из самых популярных блюд национальной кухни — мясные нарезки из конины, я была в шоке.

В Таджикистане конину тоже едят, но редко, и я об этом, честно говоря, даже не слышала, пока жила там.

— Конина — это то, что вы боитесь попробовать?

— Это то, что я никогда не буду пробовать. У всех нас свои принципы в еде. Мои такие, но это не значит, что они хороши или плохи — каждый решает сам. Я также никогда не смогу съесть собаку или, не знаю, полакомиться жаркое из обезьяньего мяса. Все-таки макаки стоят ближе всего к гомо сапиенс по эволюционной лестнице.

Для меня лошади — это друзья. Друзей есть нельзя.

Екатерина Санамянц

— А что понравилось из национальной кухни? Мы не только конину едим.

— Очень вкусно все, где есть тесто. Обидно даже, ведь талия не резиновая. Еще очень понравились напитки: шоро, чалап. Моей маме тоже, кстати, они пришлись по вкусу.

— Вы живете в Бишкек постоянно с 2010-го?

— Конечно, я часто выезжаю. Жила полгода в Нью-Йорке. Училась там. Домой часто езжу и в Россию. В Грузии бывала.

из архива Екатерины Санамянц
Фото из архива Екатерины Санамянц. Екатерина и кот Паштет

В Тбилиси мне запомнилось отношение к животным. Помню, как навстречу мне шла большая, белая, чистая и толстая собака. Очень добрая, ее все гладили. Тогда подумалось: «жаль, что у нас в Бишкеке не так». Многие не любят почему-то животных, и это удручает. Отстреливают бродячих собак, травят котов. Я считаю, что нужен закон, защищающий животных и наказывающий за жесткое обращение с ними.

— Вы сказали в начале нашей беседы, что получили диплом журналиста, но по специальности не работаете, а чем вы занимаетесь в АУЦА? Преподаете?

— А вы думаете, что в университете одни педагоги? Вовсе нет. У нас, как и в любом вузе, большой штат административных сотрудников. Это те самые люди, которых часто не замечают, но они делают гигантское количество невидимой работы, и без них не будет никакого вуза, никаких программ. В частности, я координатор стипендиальной программы для студентов из Афганистана.

Я курирую полностью логистику от начала отбора и прибытия учащихся сюда до их выпуска. Провожу интервью, отбираю претендентов, оформляю все документы, визы, медицинскую и моральную поддержку оказываю. Работаю с грантовой программой, посольствами и донорами. Сейчас у нас обучается около 170 студентов из Афганистана. Преимущественно девочки. Также я работаю со студентами из Таджикистана.

— Почему предпочтение отдается именно девочкам?

— Девочкам тяжелее получить образование в Афганистане, особенно в регионах. Тем более светское. Вы не представляете, какие они порой приезжают зажатые и молчаливые, а через четыре года смотришь — словно другие люди — уверенные, смелые.

Всегда душа радуется за них. Кто-то отправляется дальше продолжать обучение — в США, Европу. Но большинство возвращаются на родину. Цель программы — подготовить специалистов, чтобы у Афганистана появилось новое поколение молодых лидеров с опытом, навыками, компетенциями.

— А сами были в Афганистане?

— Увы, нет. Но очень хочу. Хочется вживую видеть абитуриентов во время набора, встретиться и обнять выпускников.

Я так сейчас завидую своему шефу — президенту АУЦА. Он как раз на днях был в Кабуле. А меня не отпускают наши сокоординаторы по программе.

Екатерина Санамянц

Каждый раз, как я собираюсь поехать, непременно какой-нибудь теракт или угроза безопасности происходит.

— Вы выезжаете часто, бываете в других странах, но каждый раз возвращаетесь именно в Бишкек, не Душанбе. Почему?

— Я сроднилась с этим городом. Здесь моя любимая работа, моя семья. Когда я куда-то уезжаю, то ловлю себя на мысли, что скучаю по Бишкеку, хотя Кыргызстан и не моя родина.

из архива Екатерины Санамянц
Фото из архива Екатерины Санамянц. Екатерина Санамянц с супругом Борисом

По Таджикистану тоже очень скучаю. У меня сердце разделилось на две половинки, и теперь я скучаю постоянно, потому что половинки в разных странах.

— Чтобы вы хотели поменять в столице Кыргызстана и почему?

— В Бишкеке, к сожалению, как и в Душанбе, нет уважения к истории города.

Застройщики халатно относятся к облику столицы. Кто сказал, что 200 миллионов стеклянных многоэтажек — это красиво?

Екатериан Санамянц

Нет уважения к зданиям музеев, школ, университетов, историческим зданиям. Я говорю об архитектурных памятниках. Еще меня убивает, что так варварски вырубают деревья, а взамен сажают только елки. Зачем? Елки не озонируют воздух и не дают тени. Была бы моя воля, я бы изменила подход к благоустройству столицы, убрала бы все торговые центры за городскую черту и вырвала бы руки тем, кто беспричинно деревья рубит.

Популярные новости
Бизнес
14 июля, вторник