10:39
USD 69.74
EUR 79.24
RUB 1.05
Сюжет: Экспаты

Кристофер Шварц: Бишкек, в который я влюбился, сохранился в микрорайонах

Ученый-исследователь и журналист из США Кристофер Шварц впервые приехал в Кыргызстан в 2011 году. С тех пор он живет на две страны, нашел в КР вторую половину и стал здесь профессором.

В интервью 24.kg Кристофер рассказал о своих приключениях в республике, а также о любимых местах.

— Чем вы занимаетесь, когда вы приехали в Кыргызстан и почему?

— Я ученый-исследователь и журналист из Америки. Я был преподавателем на Факультете журналистики и массовых коммуникаций в Американском университете в Центральной Азии, а сейчас — приглашенный научный работник в Институте исследований Центральной Азии. Я периодически бываю в Кыргызстане с 2011 года. Изначально я приехал сюда для работы главным редактором NewEurasia Citizen Media — гражданско-журналистской платформы в Центральной Азии. Моя жена из Кыргызстана.

— Вы когда-нибудь слышали о Кыргызстане до приезда сюда?

— Да. Впервые я узнал о стране в 2003 году, когда учился в Школе востоковедения и африканистики в Лондоне.

Мой друг — немец из восточного Берлина читал «Джамилю» Чингиза Айтматова, он и рассказал мне все о Кыргызстане.

Кристофер Шварц

— Каким было первое впечатление о стране?

— Первый раз я приехал в 2011 году. Хотя во время первой поездки я и посетил Барскоон и каньон Сказка, мои впечатления о Кыргызстане полностью не сформировались до второго путешествия в страну, которое я полностью провел в Бишкеке.

В то время страна все еще оправлялась от последствий второй революции, и я помню, что в Бишкеке было почти полностью темно ночью, очень зловеще, как в фильме ужасов.

Кристофер Шварц

Днем Бишкек был совсем другим — ярким, зеленым, живым. Состояние инфраструктуры города было довольно плохим в то время. Однако это не доставляло мне, как американцу, неудобства. Многие из наших городов также в плохом состоянии.

Фактически, Бишкек напомнил мне о Филадельфии, Камдене и Детройте.

Кристофер Шварц

Я даже сделал фоторепортаж для NewEurasia под названием «Бишкек в руинах», в котором воздал должное философской составляющей состояния столицы.

— Сейчас отношение к Бишкеку изменилось?

— Облик Бишкека быстро меняется. Сейчас здесь меньше преступности, больше инфраструктуры. Ночью я иногда чувствую себя как в научно-фантастическом фильме.

К сожалению, стало меньше деревьев и ветра, больше горной пыли и воздух грязнее из-за автомобилей.

Кристофер Шварц

Я знаю, что в советских зданиях очень неудобно жить, но снаружи они имеют уникальную красоту. Их нужно сохранять и реконструировать. Сейчас Бишкек, в который я влюбился, все еще сохранился в микрорайонах. Мое хобби — просто бродить по микрорайонам, слушать их звуки — вода, текущая по арыкам, играющие дети, споры супружеских пар, тошоки, висящие на ветру, мерцающие тени деревьев и солнечный свет... 

— Что вас удивляет в Бишкеке/Кыргызстане?

— Честно говоря, в Бишкеке меня постоянно удивляет бессердечие, негуманность простых людей. Я родом из Нью-Йорка, и хотя это очень большой город между людьми существует общность и солидарность. Все нью-йоркцы вместе, заодно. К сожалению, Бишкек не такой. Люди здесь разрозненны.

— Как думаете, почему Бишкек такой?

— У меня есть на этот счет своя теория. Когда город назывался Фрунзе, он был маленьким, но существовала советская мораль. Бишкек, однако, похож на свое название: он смешивает разных людей, превращая их в обозленный и материалистический «кумыс».

Многие считают Бишкек городом без правил, без морали. Для них это город богатства, статуса и власти. Им безразлична общность, солидарность или культура.

Кристофер Шварц

Но в этом «кумысе» все же есть прекрасные места, которых не встретишь на Западе. Например, район «Кудайбергена» похож на местность из киберпанк-романа. Есть район, где преобладает автомеханика, но глубоко внутри него живет кыргызский шаман, который лечит людей народной медициной. Невероятно!

— А какое впечатление от страны в целом?

— В Кыргызстане больше возможностей столкнуться с чем-то невероятным, чем на Западе. Например, несколько лет назад я чуть не умер от пищевого отравления. От придорожных самс у меня поднялась температура до 39 градусов! Я был в горах возле Каракола слишком далеко от больницы, была ночь.

Шаман привел меня в юрту и ухаживал за мной всю ночь. Он заставил выпить несколько чайников кок-чая, пока он молился Манасу и космосу (Вселенной).

Кристофер Шварц

Мне было так больно, что иногда я чувствовал себя вне тела. Я думал, что умру, и он помог мне отпустить эту жизнь. К счастью, я выжил, но я никогда не забуду его и урок, который он мне преподал.

— Были ли у вас необычные случаи в Кыргызстане?

— Наиболее интересным случаем — не очень смешным, но очень приятным и ярким — было знакомство с таксистом. Кыргызский мужчина спортивного телосложения утверждал, что он был бывшим сотрудником службы безопасности президента. Недавно стал таксистом, был очень расстроен своей ситуацией, но тем не менее хотел хорошо выполнить свою работу.

К сожалению, он почему-то не очень хорошо знал Бишкек. Мы «изучили» город вместе и отлично поговорили о политике и жизни.

Кристофер Шварц

— Что в Бишкеке напоминает вам ваш родной город?

— Ментальная жизнь в Бишкеке сосредоточена вокруг богатства, статуса и власти. С одной стороны, это повсеместно распространено в нашем капиталистическом обществе. С другой, некоторые города сосредотачиваются и символизируют собой это состояние.

Нью-Йорк физически сформирован капитализмом: наш общественный транспорт полностью сосредоточен вокруг финансовых районов Манхэттена. Бишкек похож на Нью-Йорк своим ментальным ландшафтом.

— Чего вам не хватает в Бишкеке/Кыргызстане?

— Не хватает ощущения возможностей. Бишкек и Кыргызстан более сыры в этом плане, чем искушенный Запад. Решение учиться в Европе и жить в Центральной Азии рассматривается большинством американских работодателей как ошибка, потому что они не могут количественно оценить мое время здесь.

В течение нескольких лет я смог стать профессором здесь, в Кыргызстане, за что всегда буду благодарен этой стране.

Кристофер Шварц

— Какое ваше любимое место в Бишкеке/Кыргызстане?

— Южные микрорайоны Бишкека и дунганская мечеть в Караколе.

— Какие блюда национальной кухни вам нравятся? А что не стали бы пробовать?

— Ашлян-фу, которое, как мне известно, на самом деле является дунганским или китайским блюдом, а не «по-настоящему» среднеазиатским. Честно говоря, я не люблю традиционную среднеазиатскую кухню — слишком много углеводов, слишком много мяса. Я действительно люблю рыбу и плов с тыквой, но их трудно найти.

Я уже попробовал это: максым шоро. Вы, местные жители, понятия не имеете, насколько ужасен этот напиток для нас, западных жителей! Это как пить «ужастик».

Кристофер Шварц

— Что вас очаровало в тесном знакомстве с местным населением? А что разочаровало?

— Честно говоря, кроме встречи с моей женой, которая родом из Кыргызстана, я в основном пережил трагедии в Бишкеке. Я встречал таксистов, которые были юристами, бухгалтерами, экономистами, спортсменами.

Однажды ночью пьяный боксер хотел подраться со мной только потому, что я говорил на кыргызском лучше, чем он.

Кристофер Шварц

Люди всегда сердито, раздраженно смотрят на меня и мою жену, потому что мы смешанная пара, говорящая по-английски. Я также испытал много зависти в Бишкеке. Даже некоторые родственники ненавидят меня только потому, что я «богатый» иностранец. Они думают, что моя жизнь намного проще по сравнению с их жизнью.

За пределами Бишкека все по-другому. Сельские люди проще, добрее.

Кристофер Шварц

Они консервативны и привержены традициям, они также честны. Они не притворяются либеральными и современными, как это делают многие горожане. Вне Бишкека больше радости и солидарности.

— Стоит ли вернуться в Кыргызстан? Для чего?

— Безусловно, в Кыргызстан стоит вернуться. Все в мире, включая самих кыргызстанцев, считают, что Кыргызстан находится на «краю» истории, как будто это какое-то бесполезное, неинтересное место, не имеющее значения для будущего. Я категорически не согласен.

Вероятно, Кыргызстан никогда не станет знаменитой страной, но это не имеет значения. Кыргызстан находится на «рубеже» истории.

Кристофер Шварц

Чрезвычайно сложно находиться на рубеже, особенно потому, что о первопроходцах почти всегда забывают. Но именно здесь движутся огромные силы истории. Кыргызстан похож на открытый провод под напряжением: он приведет вас в чувство своим разрядом.

Популярные новости
Бизнес
24 октября, четверг