09:49
USD 69.84
EUR 79.25
RUB 1.06

Трансплантация. Второй шанс на жизнь

В Кыргызстане вновь кипят страсти по поводу трансплантологии органов. Поправки в законодательство обсуждаются четвертый год. Инициатор, напомним, бывший депутат парламента Игорь Гусаров предлагал предоставить частным клиникам право проводить забор, заготовку и трансплантацию органов и тканей близких родственников.

Кто за поправками стоит?

В ноябре 2015-го Жогорку Кенеш закон принял, однако президент не подписал его и предложил выработать согласованный вариант. Минздрав с замечаниями согласился. Но на заседании парламентского комитета по социальным вопросам, образованию и здравоохранению вновь разгорелись баталии. Депутат Рыскелди Момбеков заявил, что законопроект продвигают заинтересованные лица, большое лобби.

«Закон не то чтобы не нужен, мы не готовы к нему, - добавила его коллега Айсулуу Мамашова. - В Таджикистане, к примеру, такой закон приняли в 2007 году, а в 2009-м правительство создало национальный научный центр по пересадке органов. Из 100 процентов пациентов, нуждающихся в пересадке, лишь 20 процентов уезжает из Таджикистана. Это говорит о том, что они добились больших результатов. У нас же, в Кыргызстане, первый закон приняли в 2000 году, прошло 16 лет, а воз и ныне там. В той же Турции большое число похищений людей с целью последующей продажи их органов. Я опасаюсь, что в нашей стране может повториться подобное. Считаю, что закон не просто сырой, но и не нужен, иначе людей начнут просто воровать и резать на органы».

Услышав еще немало критики, министр здравоохранения Талантбек Батыралиев, столь благосклонный к частным клиникам, заметно погрустнел. «Я этот закон не инициировал и не защищаю. Если вы мне сегодня дадите достаточно средств, я готов организовать современную государственную трансплантологию. Если нет, то поддержите государственно-частное партнерство или хотя бы пригласите инвесторов, - сказал он. - Пересадку органов начали делать больше 50 лет назад, мы тоже должны были подготовить трансплантологов, но проснулись только в 2000 году, когда пациенты начали выезжать за рубеж. Но специалистов нет до сих пор».

«Пусть работают!»

Хотя в Научно-исследовательском институте хирургии сердца и трансплантологии органов (НИИХСиТО) такие операции делали, как при участии зарубежных специалистов, так и самостоятельно. Это ли не кадры? «Это вы так считаете, - сказал мне Талантбек Батыралиев. - Наверное, я идеалист. Пусть работают, я же их не закрываю! А мое видение трансплантологии совсем другое». Но описывать его он не стал. Зато не сложно представить настроение хирургов после такой оценки их способностей министром, который априори должен радеть за развитие отечественного здравоохранения.

Тем временем число пациентов с пересаженными органами в республике растет. По последним данным, их уже около 170, в том числе около 10 – с пересаженной печенью, остальные – с почкой. По информации Минздрава, лишь 15 операций выполнено в республике. Остальные больные прооперированы в странах дальнего зарубежья (Пакистан, Турция, Китай).

ИА «24.kg» связалось с пациентами, прооперированными в Бишкеке. Айназик Иманкуловой (имя по ее просьбе изменено) пересадку провели в 2014 году. «Финансовое положение не позволило мне выехать за рубеж. Ведь помимо расходов на операцию много трат на анализы и дорогостоящие препараты. Причем лекарства зачастую приходилось заказывать в Москве. Хотелось бы, чтобы другие больные так не мучались и не искали нужный препарат. Ассоциации пересаженных регулярно приходится ходить и выбивать лекарства. Государство может обеспечить нас лишь на несколько месяцев в году. Сейчас чувствую себя намного лучше, чем во время пребывания на гемодиализе. Надо поддерживать государственную трансплантологию, наши врачи способные, но, мне кажется, они разочарованы. Особой поддержки Минздрава не ощущают», - рассказала женщина.

«Сегодня не хватает нефрологов, которые занимаются постоперационным ведением пациентов. На всех пересаженных всего один специалист, а нужно минимум два-три. Помимо операций больным приходится ездить даже на обследования в Турцию», - добавила Айназик Иманкулова.

Береги здоровье смолоду

Одному из первых почку в Бишкеке пересадили Алмазу (имя изменено). Сделали это в 2013 году при участии белорусских специалистов. Молодой мужчина выезжал сначала и в Китай, и в Россию. «Но оперироваться там не получилось: оказалась длинная очередь, и возникли другие моменты. Пересадка органа - это не аппендицит вырезать. Только один анализ, чтобы проверить органы на совместимость, стоит до $1 тысячи. А сколько еще разных анализов предстоит сдать после хирургического вмешательства. Операция - это только 20-30 процентов проблемы, остальные 70 процентов – чтобы прижился орган. Многие после операции считают, что дело сделано. Нет. Нужно принимать пожизненно препараты, соблюдать диету, регулярно сдавать анализы, определять дозировку лекарств. Некоторые не вовремя сдают анализы, не ходят в больницу, не соблюдают диету, пьют спиртное, еще и хвастают этим. Не ценят то, что им дали второй шанс. Просто безобразно относятся к собственному здоровью», - рассказывает он.

«Сейчас активно обсуждают пересадку органов у нас в стране. Многие опасаются черной трансплантации. Я бы согласился с их доводами, если бы мы не жили в Кыргызстане. Страна наша маленькая, где каждый друг друга знает. И чтобы кого-то напоили и украли почку… Это ведь сразу станет известно, тем более, в кустарных условиях такие операции не проводят, - продолжает Алмаз. – А что касается развития частных клиник, думаю, их деятельность будет не совсем подконтрольной государству. Надо поддерживать наших медиков в государственных больницах, чтобы их отправляли набираться опыта за рубежом. Кому бы вы доверили свою жизнь: тому, кто теоретически подготовлен и на животных практиковался, или тому, у кого большой практический опыт? Думаю, вопрос риторический. У наших врачей опыт пока небольшой».

Но он им обязательно потребуется. Контингент больных с хронической почечной недостаточностью в терминальной стадии растет. Диализных мест остро не хватает. В очереди на процедуру около 1,5 тысячи пациентов. В государственных больницах всего 8 отделений «искусственной почки» и 74 диализных аппарата (14 – не работают).

«Без диализа человек может прожить максимум неделю. После аппарата ты просто высушенный, ведь из крови вымывают не только яды, но и полезные вещества. Я видел, как на соседней койке умер человек, просто не выдержал организм. Зрелище не из приятных. В то время, когда я получал диализ, аппараты работали в две смены, сейчас уже в три. Аппараты не успевают и зависят элементарно от света и воды. Сколько я переживал, когда не было воды или отключали электричество! – вспоминает Алмаз. - Поэтому лучше развивать трансплантацию. А еще необходимо обучать население со школьной скамьи следить за здоровьем, обращаться к врачам. Почки могут отказать, к примеру, из-за осложнений гриппа или ангины. Только после операции я понял цену здоровья. Сейчас строго слежу за собой».

В долгий ящик?

После того, как закон отклонили, глава Минздрава решил создать рабочую группу. «Изучу опыт Казахстана, Таджикистана, почему у них все хорошо получается, а у нас застряло. Действующий закон никуда не годится, если его не изменить, то и в области трансплантологии у нас ничего не изменится, - отмечает Талантбек Батыралиев. – Должны создаваться кафедры, клиники, современные условия. Сделать операцию несложно. Самое трудное – постоперационное ведение пациентов, предупреждение осложнений, почувствовать на ранних сроках признаки отторжения органа. А средств на развитие остается, к сожалению, мизер».

«Я продолжу работать над законом. Люди не могут постоянно ездить за рубеж. Завтра на их месте могу оказаться я. Кто-то говорит, что на трансплантации зарабатывают. Это неправда. Никто на этом не может заработать», - заверяет Талантбек Батыралиев.

«Система здравоохранения не должна стать заложником собственных проблем и нереализуемых обязательств перед пациентом. Никто не отменял принцип медицины - спасать жизни, снижать страдания, соблюдая безопасность под вечным девизом «не навреди». Для реализации своих задач врачам нужен современный закон о трансплантологии, гарантирующий безопасность и соблюдение прав доноров, - считает специалист доказательной медицины Бермет Барыктабасова. - Население должно быть проинформировано о рисках. Сейчас нет даже закона, который бы защищал от добровольно-принудительного родственного донорства. Минздрав не может надзирать за обыкновенными, примитивными заболеваниями. По телевидению дают рекламу о купле-продаже почек, а правоохранительные органы не насторожены! Пока государство не даст гарантии безопасности, никакой речи о медицинском прогрессе быть не может».

Бизнес