01:12
+26
USD 68.66
EUR 80.81
RUB 1.16
Общество

«Мои 24». Один день из жизни школьного психолога

Фото ИА «24.kg». Школьный психолог Асель Суюмбаева

В Кыргызстане еще несколько лет назад обещали, что во всех школах будут психологи. Но сейчас они есть только в Бишкеке и городе Ош. Чем занимаются школьные психологи? В рубрике «Мои 24» психолог — Асель Суюмбаева.

В школе № 38 Бишкека утренняя суматоха. Психолога Асель Таласовну Суюмбаеву, знает почти вся школа. Увидев ее в коридорах, дети расплываются в улыбке и громко здороваются.

— Они меня любят, и я их люблю, как бы пафосно это ни звучало. Поэтому не верю, когда говорят: в классах много детей, не успеваем. Да хватает любви в сердце! Хотя школа забирает нереально много энергии, — признается она.

Дети рисуют семью

День школьного психолога расписан буквально по часам. Анкетирование детей, консультации с родителями, педсоветы, обработка кипы бумаг и не только.

Фото ИА «24.kg». Третьеклассники рисуют членов своей семьи в виде животных

С анкетирования в третьем классе и начался ее обычный рабочий день. Учеников попросили изобразить свою семью в виде животных.

Это поможет психологу понять, есть ли у ребят проблемы, и помочь при переходе в среднее звено.

— А себя надо рисовать? — неожиданно спрашивает девчушка.

— Ну-у… а ты себя относишь к семье? — спрашивает Асель Таласовна.

— Да.

— Тогда рисуй!

Почему она задала этот вопрос? Возможно, ребенок не чувствует себя в семье. Иногда детям не хватает места на бумаге, как себе в семье.

— А вы знаете, зачем нужен психолог? — спрашивает специалист учащихся.

— Психику детей проверять, — отвечают мальчишки и девчонки.

— А что такое психика?

— Ну это когда человек чуть-чуть глупым становится или сумасшедшим. Когда не понимает обычных шуток. Нервничает, — наперебой отвечают третьеклассники.

…Прозвучал звонок. Рисунки собраны, на очереди следующий класс. Всего в школе обучается более 3,2 тысячи учеников. Справиться одному психологу с таким количеством сложно, и выручают студентки-практикантки. Асель Таласовна быстро нашла для них задание: собрать рисунки у первоклассников.

Один из малышей оказался не по-детски подозрительным:

— Не буду я вам сдавать рисунок: еще придете ко мне домой и все деньги украдете! Я был у психолога, знаю.

Впрочем, такая недоверчивость в современных реалиях может быть и плюсом. Пока практикантки уговаривают малышей, Асель Таласовна проводит в старших классах анонимное анкетирование на сложную и актуальную тему — о суициде.

Фото ИА «24.kg». Психолог Асель Суюмбаева проводит анонимное анкетирование среди старшеклассников в СШ №38

Вопросов всего три: Твое отношение к суициду. Думал(а) ли ты о самоубийстве? И по какой причине? Результаты заставляют задуматься. Положительных ответов очень много.

— Раньше я проводила анкетирование начиная с седьмого класса. А в прошлом году в связи с тем, что суицид молодеет, решила проверить пятые классы. Некоторые дети ответили, что думали о суициде еще в четвертом классе. Поэтому опросы провожу теперь с пятых классов.

Что отвечают дети?

«Да, мои родители развелись, и мне было обидно». «Да, из-за проблем и ссор с родителями». «Да, были проблемы дома». «Да, но только один раз — из-за проблем с родителями»… И это пятиклассники, которым всего по 11–12 лет.

— «Да, — пишет старшеклассница. — Первый раз это случилось по чистой глупости — любовь, потом из-за семьи, потом из-за друзей». Человек считает суицид решением проблемы.

Есть у подростков и такой аспект, как романтизация смерти. А многие родители боятся обсуждать со своими детьми эту тему. Осторожно, но нужно говорить о том, что возврата не будет.

Детям кажется, что в жизни можно, как на компьютере, нажать кнопку, и пойдет повтор. Ты как бы умер и опять появляешься. Они до конца не осознают, что смерть — это навсегда.

«Я поссорилась со своим парнем, еще и дома нелады, хотела рассказать маме, но она была на работе. И я представила, как я буду лежать в гробу, с распущенными волосами, в белом платье, красивая, и все плачут, жалеют, что сделали мне больно. И парень в первую очередь. Ну, может, он и не придет на похороны, но у себя дома точно будет жалеть».

Рассказала девочке о том, как она будет выглядеть после повешения. Совсем не красивая картинка. Эта девушка уже окончила школу, иногда навещает меня.

Все начинается в семье

— Как вы видите, самая первая причина суицида — взаимоотношения в семье. Когда у ребенка спокойно и хорошо дома, есть тыл, где его принимают любым, независимо от того, успевает ли он в школе, получает ли двойки, его любят, тогда остальные невзгоды можно пережить.

Анкетирование анонимное, но я горжусь тем, что дети пишут свои имена, доверяют мне. Не все, конечно.

По результатам анкетирования провожу родительские собрания. Мамы и папы в шоке. На консультации приглашаю не только педагогов, детей, но и родителей. Это в начальных классах они не пропускают собрания, а класса с пятого перестают ходить — мол, дети уже взрослые.

Бывает, жду родителей допоздна. Недавно до десяти вечера сидела. Я понимаю, что родители деньги зарабатывают, у них важные дела. А я могу посидеть и подождать, пока они найдут время на своего ребенка. А вот мои дела не очень важные, — с сарказмом говорит Асель Таласовна.

Одна такая консультация длится примерно полтора часа. После нескольких встреч сил практически не остается. Но уже на завтра назначены новые встречи, а значит, и силы психологу нужны каждый день.

— Что вы советуете родителям, если отношения с детьми становятся сложными?

У психолога нет права что-то советовать. Надо показывать путь. Легче измениться родителю, чем ребенку. Вообще взывать к чувствам ребенка, особенно в подростковом возрасте, нереально. Только любовь, только понимание.

Асель Суюмбаева

Ни одна школа не может дать домашнего тепла. Какой бы ни была мама, это мама, которой очень не хватает ребенку. Да, есть папа, который всегда прав, он сильный, любимый, но это папа. Бабушка? Да, она обалденная, но это тоже не мама!

Маму никто не заменит

— Я как-то работала в центре для беспризорных. Вылавливали на улице детей, в подземках, они тогда еще не были благоустроенными, как сегодня. Отвозишь ребят в центр, умываешь, расчесываешь, укладываешь в чистую постель… Но ты знаешь, что завтра они снова сбегут. И там оказалась одна девочка — такая глазастая, красивая. Была бы возможность, забрала бы себе. Все время сбегала.

Фото ИА «24.kg». Психолог Асель Суюмбаева анализирует детские рисунки

«Ну надо мне», — говорит. Поехали за ней, потом бежим, дальше уже ползем. Где-то в районе железнодорожных путей заметили, куда она уходила. К маме! Они вместе бомжевали, а вечерами девчушка вместе с ребятами бегала, попрошайничала.

Мать выпившая, грязная, а девочка ласково прижимается к ней, обнимает, целует. И не нужны ей эта белая постель, красивые игрушки, которые немцы привезли. Ничего. Кроме мамы.

Не знаю, что случилось в судьбе этой женщины, но говорила она очень грамотно, видно было хорошее воспитание… Мы начали привозить им продукты, беседовать. Видимо, это внимание оказалось им в тягость. Маме было неприятно. Потом они все-таки пропали. Передислоцировались, наверное.

Когда вы в последний раз обнимали ребенка?

— Если сейчас спросить детей, когда тебя в последний раз обнимала мама, это многих введет в ступор. Почему? «Когда я сплю, мама уже уходит, а когда возвращается, уже поздно. И начинает спрашивать, сделал ли уроки и так далее», — отвечают они.

Никто не говорит, что нужно быть самой лучшей мамой на свете, нет, хотя бы адекватной, не забывать об объятиях, поцелуях и ласковых словах.

Асель Суюмбаева

У меня у самой был кризис: дочь подрастает, и порой приходится ее ругать, наказывать. А как? Я же психолог. Но вышла из ситуации. Даже когда ругаю, говорю: ты всегда знай, даже в таких ситуациях, я тебя люблю.

Некоторые родители считают, что так ты не будешь авторитетом для ребенка. Будешь.

Не бойтесь быть смешными

Обычно в кабинете у психолога играет тихая музыка и дверь открыта настежь.

— Если ребенок идет мимо и сомневается, зайти или нет, в открытую дверь он обязательно зайдет. А вдруг это как раз тот момент, когда тебя выслушают? Закрыто только на время консультаций, и дети уже знают, что кто-то на приеме. Но и это иногда не мешает им постучать…

— Здравствуйте, наш любимый, самый лучший в мире психолог! — врываются вдруг в кабинет старшеклассники.

Фото Ребята готовятся к школьному конкурсу и попросили психолога поучаствовать в мини-сценке.

Ребята готовятся к школьному конкурсу и попросили Асель Таласовну поучаствовать в мини-сценке на видеокамеру.

Ну как откажешь любимым детям?!

Тем более что артистичности Асель Суюмбаевой можно позавидовать.

— С детства хотела быть певицей или актрисой. «Какие актрисы в нашем роду? Певица?! Это же просто ужас! Отбросы общества. Будешь учительницей», — так мне сказали дома. А я была послушной, поэтому получила диплом филолога, показала его родителям… И пошла учиться дальше.

Говорят, что в психологию приходят те, кто пытается решить свои проблемы. Возможно, это так. Страсти к вокалу даю выход в караоке, — смеется Асель Таласовна. — А артистичность очень помогает в работе с детьми. Разговор с неподвижным лицом не даст результата. А так я необычная, где надо, могу сглупить, сделать вид… Многие учителя боятся попасть в глупую ситуацию. А ты попади! Не нужно бояться быть смешными. Когда пришла в школу, поставила цель не быть училкой, а стать интересной, необычной для детей. Я нахожусь как бы между учителем и ребенком, оказываю поддержку, когда надо, только, пожалуйста, скажи мне правду. Это помогает решить проблему в самом начале, пока не случилось непоправимого.

Потерь, к сожалению, в жизни никому не избежать. Такой случай был и в жизни Асель Суюмбаевой.

— Сразу после университета я работала на Иссык-Куле, откуда сама родом. Потом уволилась, переехала в Бишкек. Оказалось, что тогда меня искала одна девочка. Ее родители развелись, и она жила с мачехой. Ее отругали за то, что открыла двери электрикам-контролерам. Не найдя психологической поддержки, девочка утопилась в озере… Я об этом узнала только через год. Но все равно меня не покидало огромное чувство вины…

Домашнее насилие? Не молчи!

Асель Таласовна говорит с учащимися и о проблемах насилия.

— Об этом не очень-то приятно говорить. Но оттого что мы замалчиваем, лучше не становится, — уверена она и приводит еще один случай из практики.

Старшеклассница не хотела жить. Говорила об этом открытым текстом: «Я не достойна быть счастливой, некрасивая, недостойна любви. А зачем тогда мне жить? Мне хочется кого-то убить». Я не могла понять, что творилось в ее душе. Семья вроде бы благополучная, дома все есть, а на уроках замкнутая. Бывают такие дети — ты к нему со всей душой, а он нервный, кусается… Копаешь, копаешь и находишь.

Эта девочка ко мне целый год ходила. Поговорит и уходит. Но чего-то не договаривает. А потом как-то расплакалась: ей было 4–5 лет, когда родители уехали на заработки. Ребенка оставили бабушке. А там был и дядя родной, который насиловал ее неоднократно. Насильник рассчитывал, что ребенок все забыл, но такое не забывается.

Когда девочка повзрослела, этот родственник приехал к ним в дом. Она видеть его не могла, детский невысказанный протест нарастал, она чувствовала, что теперь может за себя постоять. В его отсутствие девушка изрезала его вещи. А потом пригрозила, что все расскажет отцу, который ее очень любит. Он собрал вещи и уехал. Позже школьница рассказала обо всем родителям. Пришлось работать и с ними, потому что у матери с отцом возникло чувство вины, что не уберегли свою дочь, начали ссориться.

Страшно! Как легко запугать ребенка, заткнуть одним существованием обычаев: а что люди скажут?

— Если вам пожалуются на домашнее насилие, вы пойдете в милицию?

— Я могла бы. Но задача психолога иная, психология — это наука о душе.

Охота на «синих китов»

…Незаметно пролетает большая часть рабочего дня. Неожиданно раздается звонок из управления образования. Психологов через час срочно собирают на встречу. Тема неизвестна, но явка строго обязательна. Асель Суюмбаевой приходится оставить работу с детьми и подчиниться.

Фото ИА «24.kg». Психологов срочно собрали на встречу с представителями СМИ

Оказалось, что специалистов ждали руководители СМИ для разработки рекомендаций журналистам. Чтобы те правильно освещали тему суицидов.

— В любые времена были дети — потенциальные суицидники, готовые на самоубийство. А волна публикаций в СМИ о неких опасных играх стала отправным механизмом. Детям было интересно, волнение витало в коридорах. Те, кто не играл, теперь тоже начали проявлять интерес.

А что если кто-то может убить кого-то, столкнув с крыши, и все спишут на игру? Начинают смотреть — в телефоне ничего нет: а, он удалил все, наверное!

В ситуации с играми в «синего кита» обнажилась проблема. Родителям пришлось лицом к лицу столкнуться с тем, как мало мы уделяем внимания детям.

Совсем недавно мы говорили: нет, мой ребенок дома, он не шляется на улице, он все время сидит за компьютером… А чем он там занят? Уж не попал ли в «игру смерти»? Что может быть опаснее этого?

Проблемы есть не только в неполных семьях или у мигрантов, но и в благополучных. Вообще дети — это отражение родителей. Проявляется это во всем, даже в том, чем он болеет.

…После беседы специалистов Асель Таласовна возвращается в школу. Нужно проанализировать рисунки и ответы учащихся, составить план работы на завтра, назначить консультации. Работы много, и она не кончается. Но на дом психолог ничего с собой не берет. Ведь дома она обычная мама, которую с нетерпением ждет маленькая дочь.

Популярные новости
Бизнес