12:28
USD 69.84
EUR 79.51
RUB 1.05

Одна на всю страну. Когда в инфекционке исчезнут очереди?

Перспективу оказаться в Республиканской клинической инфекционной больнице (РКИБ) больные воспринимают с содроганием, но в случае острой необходимости все едут именно туда.

Когда мест не хватает даже в коридоре

Под утро понедельника в одном из отделений даже в коридоре не осталось свободных кроватей. Сначала принесли кушетку из манипуляционной. Потом и кресла из фойе, предназначенные в обычное время для посетителей. В течение суток больных из коридора переведут в палаты вместо выписанных пациентов, а вновь поступивших снова разместят в коридоре. И так каждый день.

В больнице, рассчитанной на 400 мест, лечится почти 500 человек. В зависимости от эпидемиологической ситуации отделения перепрофилируют: летом больше для кишечных инфекций, зимой — для острых респираторных вирусных инфекций (ОРВИ). Ежегодно во время роста заболеваемости люди жалуются на длинные очереди в приемном блоке и размещение в коридорах.

«Здесь в основном дети. Почти все с высокой температурой. Некоторые ждут очереди три часа. Двое медиков слишком медленно осматривают больных», — пожаловались недавно читатели 24.kg.

На самом деле кабинетов в приемном отделении больше. Раньше их было всего три, потом сделали пять, сейчас — девять.

Сопровождающих больше больных

«Всех больных мы никак не можем принимать в двух кабинетах. К примеру, с ветрянкой, корью и другими подобными болезнями отправляют в другие кабинеты. В вечернее время раньше работал один врач, сейчас четверо, потому что поток больных в последнее время увеличился. А в дневное время работают семь-восемь врачей», — рассказал 24.kg главный врач РКИБ Гулжигит Аалиев.

Кроме того, по его словам, помогают ассистенты кафедры медакадемии и КРСУ, также число дежурных врачей увеличивают в воскресные и праздничные дни.

«А посетители приходят, видят только два кабинета и двух врачей, начинают снимать на видео, жаловаться. Буквально на днях жаловались, якобы на приеме 60 больных в очереди стоят. Приезжаем, считаем. Около 20 — действительно больные, остальные — все сопровождающие. В основном к нам поступают дети, которых сопровождают мамаши и папаши. В результате создается впечатление, что стоящих в очереди целая толпа», — комментирует главврач недовольства больных.

Мы полностью справляемся с поставленной перед нами задачей. У нас отказов в приеме и госпитализации нет, берем всех нуждающихся.

Гулжигит Аалиев

Непобедимые очереди

«А очереди — да, их мы никак убрать не можем. Потому что у нас особая больница. Записать пациента (с температурой 39-40 градусов, рвотой, дыхательной недостаточностью или судорогами) на более поздний срок, чтобы нейтрализовать очередность, как в других медучреждениях, мы не можем. Население знает об этом, поэтому все идут к нам», — рассказывает главврач.

Большой поток обращений поступает в вечернее и ночное время, ведь центры семейной медицины работают до 17.00-18.00.

«Кто-то наблюдается в частных медцентрах, платит там за прием, а им рекомендуют обязательно обратиться в инфекционку. Так частники снимают с себя всю ответственность», — сетует Гулжигит Аалиев.

В инфекционке у больных не спрашивают документов, направления врача или прописки.

За неделю пребывания в медучреждении я не услышала, чтобы у кого-то «попросили» деньги на лекарства или «поблагодарить». Как это нередко бывает в других стационарах.

А вот поведение пациентов и их сопровождающих порой вызывает недоумение.

Не про здоровый образ жизни

На время лечения врачи дают больным рекомендации. В отделении кишечных инфекций это, например, строгая диета, обильное питье и так далее. Прислушиваются ли пациенты к советам? Не все. Некоторые мамаши, получая диетические больничные обеды, в перерывах покупают жирные манты, лагман, самсы в кафе за воротами больницы. И кормят этим детей с расстройством кишечника.

При возмущении медсестер женщины убирают еду с глаз, а затем снова достают. «Пусть ребенок поест!» — заботятся они.

Мамаши всерьез полагают, что чем реже ты моешь руки ребенку, тем меньше у него будет заболеваний. Они же кутают детей в сто шуб при высокой температуре...

«Мы запрещаем больным передвигаться вне палат, нет, они ходят к знакомым даже через отделения, общаются. Если выгоняешь, начинают ругаться, не соблюдают внутрибольничный режим. А для инфекционной больницы это очень важно», — подчеркивает Гулжигит Аалиев.

Многие родители не ждут полного выздоровления ребенка, а уходят сразу после наступления улучшения. «Если не выполнять наши рекомендации, то возможно ухудшение состояния, больные могут перезаразиться. А потом получается, как будто мы недолечили», — подчеркивает главврач больницы.

Есть вопросы и к самой больнице. За неделю пребывания больной может сменить три-четыре палаты. Врачи аргументируют это тем, что новичков не размещают с выздоравливающими. Но если у тебя диарея, а ты лежишь с кашляющим и чихающим соседом, то есть вероятность, что и у тебя начнется кашель с насморком.

Интересные реформы

В то время когда Бишкек был рассчитан на 500 тысяч человек, в инфекционной больнице было 600 коек. В рамках реформы сократили 200 коек.

Тот, кто сократил койко-места с 600 до 200, видимо, не думал, что город будет расти и инфекционных болезней меньше не станет.

Гулжигит Аалиев

«Сегодня в городе живет около 1 миллиона человек, а по неофициальным данным — все 1,5 миллиона. И ведь мы работаем не только на город, но и на всю страну: больница единственная в своем роде, всех тяжелых больных переправляют к нам. Если сейчас хотя бы построили новый корпус на 130 коек, который мы все ждем не дождемся, то была бы, конечно, большая разгрузка», — добавил он.

Кто тормозит стройку?

О строительстве нового корпуса говорят уже несколько лет. Четырехсторонний меморандум Минздрав, Минфин, Минэкономики и корейская сторона подписали еще в 2016 году. Тогда подсчитывали: новое здание, построенное на льготный кредит, обойдется в $10 миллионов. Теперь цифра увеличилась до $27 миллионов.

«Все технико-экономические обоснования проекта закончены. Корейцы, в принципе, уже все сделали. Осталось подписать соглашение между правительствами Южной Кореи и Кыргызстана. Вопрос сейчас находится на уровне Минфина КР», — отметил Гулжигит Аалиев.

Поскольку проект кредитный, он должен пройти утверждение и ратификацию в Жогорку Кенеше, получить одобрение президента. Только после этого можно приступать к его реализации. Сколько на это потребуется времени, неизвестно. А значит, больные все так же будут лежать в коридорах.

Популярные новости
Бизнес