09:14
USD 84.78
EUR 99.84
RUB 1.17

О духовном и нравственном: смутное понимание чиновников об основах идеологии

5 мая 2021 года новая Конституция, ориентированная на установление президентской формы правления, вступила в силу.

Главный документ страны еще на стадии разработки подвергался жесткой критике. Эксперты и юристы, в том числе международные, твердили, что проект сырой, выставлять его на всенародное голосование нельзя, в нем отсутствует система сдержек и противовесов и он толкает страну в пропасть авторитаризма. Но инициаторы все доводы проигнорировали.

Конституция была вынесена на референдум 11 апреля и за нее при явке чуть больше 30 процентов проголосовали 79,56 процента.

Цензура vs цензура

В Основном законе, помимо усиления института президентства, прописано развитие духовно-нравственной составляющей общества и продвижение идеологии в массы. Какой, правда, непонятно. На чем она должна быть основана, тоже непонятно. А для разработки ее концепции реанимировали должность госсекретаря.

Им стал 65-летний Чолпонбек Абыкеев — известный журналист и писатель. Он является учредителем, основателем и главным редактором кыргызскоязычной газеты «Аалам».

Ранее в радиоэфире Чолпонбек Абыкеев рассказал о своем видении предстоящей работы.

По его словам, первая задача — дисциплина госслужащих. Он планирует переписать Этический кодекс для чиновников и распространить новую версию. Потом лично будет проверять сотрудников на новые знания.

Другая задача — усиление всех уровней власти. Тоже туманно, как в Конституции.

В долгосрочном плане госсекретарь видит одной из задач — воспитание детей. Чолпонбек Абыкеев считает, что национальное самосознание нужно прививать с самого рождения. Для этого планируется написать книги о кыргызских матерях, отцах и, собственно, о воспитании детей. Их будут изучать в школах и университетах.

Насколько эти планы реализуемы, судить пока рано. Экспертов беспокоит другое:

Под благими намерениями возродить духовно-нравственные устои общества власти попытаются ввести цензуру.

Аналитики обращают внимание на то, что в концепции духовно-нравственного воспитания указано — оно основывается «на исконно народных ценностях, национально-культурных достояниях, богатом жизненном опыте народа и общечеловеческих ценностях».

Прописаны также приоритеты:

  • общественные и государственные интересы над индивидуальными;
  • справедливость в решениях и действиях должностных лиц госорганов и местного самоуправления;
  • семья, достойное воспитание и качественное образование как основы духовно-нравственного развития и физического воспитания;
  • сострадание, милосердие, отзывчивость и справедливость — основы социальных отношений.

Эксперты отмечают, что совершенно размыты критерии оценки. Как определить, что нарушает ценности, какое слово, фраза, статья? Что считать, к примеру, безнравственностью в медиасекторе? Эти моменты не отражены ни в документе, ни в Конституции. И это дает широкое поле для маневров, чтобы ограничить свободу слова и выражения мысли.

Политолог Игорь Шестаков заявил, что ему эти пункты о защите нравственных ценностей напомнили скандальный закон о манипулировании информацией, который был рожден в стенах парламента.

«Всем было прекрасно понятно, что политики попросту захотели ввести ограничения и контроль за СМИ и интернетом для того, чтобы в различных публикациях не страдал их «драгоценный» имидж. В конечном итоге тогда еще действующий президент Сооронбай Жээнбеков не стал подписывать сомнительный законопроект и вернул на доработку. Сегодня мы видим попытку воплотить все те же идеи, только под новым соусом», — сказал Игорь Шестаков.

Немало вопросов у эксперта вызывают и механизмы реализации прописанных в концепции духовно-нравственного воспитания норм.

«Кто будет определять, какие публикации, каким образом и какой именно ущерб они наносят нравственности народа? Кто эти люди? Об этом нет ни слова. Какому-то чиновнику, к примеру, не понравится то, что о нем написали в СМИ, то он под лозунгом защиты нравственности побежит закрывать и всячески ограничивать медиаресурс. Это цензура и ограничение свободы слова.

У нас уже есть действующие законы, касающиеся защиты населения и государства от распространения в СМИ опасной и вредоносной информации, такой как идей радикализма, разжигание межнациональной розни и прочее.

Игорь Шестаков

Все давно прописано и успешно работает в правовом поле. А это новшество — изобретение кривого велосипеда, главная цель которого — установить контроль над СМИ», — заключил эксперт.

Игорь Шестаков напомнил инициаторам, озаботившимся нравственным состоянием народа, что доведенный до точки кипения он 5 октября 2020 года вышел на центральную площадь Бишкека, в том числе и для того, чтобы таких законов и принимающих их депутатов в парламенте страны больше никогда не было.

Все не так страшно, говорите?

Между тем сторонники концепции о духовно-нравственном воспитании полагают, что эксперты, заявляющие о том, что она породит цензуру и загонит в угол независимые СМИ, искажают суть документа.

В качестве аргумента они приводят то, что в самой Конституции прописано: цензура в Кыргызстане запрещена. Более того, в стране разработана параллельно с концепцией о духовно-нравственном воспитании еще одна — об информационной политике.

В ней предусмотрено введение моратория на принятие законопроектов, направленных против свободы слова.

Поэтому, как уверяют защитники морально-стабильного социума, речи о каком-либо ущемлении и цензуре не идет.

Однако, как показывает практика принятия последних инициатив, особенно спущенных из президентской администрации, разработчиков мало волнует то, что написано в Основном законе.

Эксперты задаются вопросом, что будет, если власти решат загнать под каблук свободные СМИ и цензурировать медиапространство? До сих пор благодаря мощному сопротивлению гражданского общества эти затеи проваливались. Но целый набор размытых пунктов о духовно-нравственном развитии общества развязывает его поборникам руки. Пример Гульшат Асылбаевой, так ретиво взявшейся за разработку скандально-странного закона, тому лишнее подтверждение...

Популярные новости
Бизнес