21:58
USD 84.53
EUR 102.55
RUB 1.15

Валерий Хон, который никогда не сдается, о 30-летии ВОССТа

В этом году свое 30-летие отмечает ОсОО «ВОССТ» — одно из самых первых и крупнейших частных производств Кыргызстана. Его бессменный глава и учредитель Валерий Хон рассказал 24.kg о том, как на заре независимости республики зарождалось его производство, о том, что ему пришлось пережить в 2000-х, и о том, почему в эпоху торговых центров ресторанов и гостиниц он даже не думает отказываться от развития промышленности.

24.kg
Фото 24.kg. Валерий Хон

— Валерий Павлович, последние годы о вас практически ничего не было слышно. Ходили даже разговоры, что вы покинули Кыргызстан...

— От сложностей бегут разве что политики. Наверное, по этой аналогии некоторые и стали говорить о том, что я уехал. Я никуда не уезжал. Был все время в Кыргызстане. Занимался восстановлением ВОССТа. Не буду скрывать, гонения, которым нас в свое время подвергли, довольно сильно ударили по производственным мощностям.

— ВОССТ в этом году отмечает 30-летие. А как все начиналось?

— С чистого поля. В 90-м я взял первый кредит — 1 миллион рублей, да, тогда еще были рубли, и приобрел первые 4 гектара земли на пустыре возле железнодорожной станции «Сокулук». Построил офисное и складское помещение, подвел к ним коммуникации и железную дорогу. Перед развалом СССР работал в системе государственного снабжения. Когда Союза не стало, возникла большая проблема с поставкой материальных ресурсов в молодую республику. Все связи нарушились. Прежний Госснаб уже не работал. И я задался целью — поставлять на заводы республики необходимые им ресурсы. Лес, железо и прочее. У предприятий в то время не было денег, я предложил им поставки на бартерной основе. Брали продукцию, которая накапливалась на их складах, и отправляли ее поставщикам сырья. Фактически взяли на себя роль госснабжения.

— Сегодня на месте пустыря мы видим промышленную базу площадью в 14,3 гектара. Сложно представить, сколько сил было вложено.

— Я сам выходец из промышленности, всю жизнь проработавший в этой сфере, и производство всегда интересовало меня больше торговли. Мы строились поэтапно. Брали кредиты и вкладывались в развитие промышленности. Очень сильно в те годы помогала Шарипа Садыбакасова, владевшая одним из коммерческих банков. Она никогда не требовала так называемой «шапки», проще говоря, взятки, при выдаче кредитов. Очень порядочная женщина, которую я по сей день уважаю. Мы смогли подвезти к базе еще одну железную дорогу, открыть две мебельные фабрики, собственную автобазу, строительные компании, одну из самых крупнейших в республике нефтебаз и многое другое. Я ставил перед собой задачу открыть 5 тысяч рабочих мест. Успел открыть чуть больше тысячи, а потом начались известные события...

— Насколько я знаю, именно нефтебаза в свое время и послужила причиной для развернувшихся против вас гонений?

— Да, в конце правления Аскара Акаева она приглянулась его сыну. Тогда все и началось. Чуть позже нездоровый интерес проявил к ней и сын Бакиева Максим. Дело в том, что наша нефтебаза расположена максимально близко к аэропорту Манас и в те годы власть имущие хотели использовать ее для поставок ГСМ в аэропорт, получая личную выгоду. Фактически ее захотели отнять. Не купить, не взять в аренду, а забрать силой. Курировал эти процессы человек ныне известный, называющий себя политиком. Озвучивать его имени не стану. Те, кто следил за событиями, прекрасно понимают о ком речь.

Тогда я впервые столкнулся со всей мощью коррупционной госмашины. Когда руководство страны дает команду «фас» силовикам и всем подконтрольным структурам.

Валерий Хон

Когда тебе просто негде искать поддержки и правды, когда в СМИ на тебя льется грязь, в отношении тебя выдвигаются обвинения в том, чего ты не совершал, а суды принимают незаконные решения. Был момент, когда мне чиновники из аппарата президента говорили напрямую: «Да что ты уперся?! Отдай ты им базу эту! Все равно заберут!»

— Но вы так и не сдались...

— Нет. Я никогда не позволял, чтобы со мной разговаривали с позиции силы. И даже в самые трудные минуты не забывал фразу, которую когда-то сказал мне один мой друг: «Помни, правда хрипит, но никогда не умирает!»

— Вы пережили три покушения. На вас нападали даже в стенах парламента. Что для вас было самым тяжелым?

— С годами я осознал, что смерть это не самое страшное. Гораздо тяжелее предательство близких людей. Когда его совершают те, кому ты доверял, кому ты давал возможность работать, когда вокруг была полная безработица, о ком ты заботился, те, кому ты создавал все условия для их роста. Предательство убивает страшнее любого убийцы.

— Спустя годы, как вы думаете, что двигало тогда людьми, пытавшимися вас выжить и лишить всего?

— Думаю, что ими руководила обычная алчность.

Людям, которые молятся деньгам, словно богам, никогда не будет их хватать. Им всегда будет мало. Для них обогащение — наркотик.

Валерий Хон

Я не спорю — деньги это очень важный инструмент, но ставить их во главу угла нельзя. Они должны оставаться средством для воплощения идей и планов, показателем успешности предприятия или бизнеса, но не более того. Это философия, которой я придерживался и продолжаю придерживаться. Людям, бездумно ворвавшимся в рыночную экономику, сложно это понять. Когда-то я злился на них. Сегодня не испытываю ничего, кроме жалости. Время нас рассудило. Те, кто подвергал меня гонениям, сами прочувствовали притеснения на себе. Возможно, они что-то поняли.

— В эпоху торговых центров, гостиниц и ресторанов вы все так же продолжаете развивать производство. Почему? Разве не проще открыть очередной гипермаркет?

 Для меня нет, не проще. Скажу больше — это скучно и неинтересно.

Производство это целый комплекс, сложный и трудоемкий, где особенно важны узкие специалисты. Но это не может не затягивать.

Валерий Хон

Люди, дорвавшиеся в Кыргызстане до денег, стараются скорее отстроить очередной торговый центр, но они не понимают, что рынок ими уже переполнен и совсем скоро сдаваемые в аренду площади перестанут приносить дивиденды. Это путь в никуда. Будущее экономики Кыргызстана за производством.

— Чем сегодня занимается ВОССТ и какие планы вы строите на рубеже его тридцатилетия?

— Мы одни из немногих, кто делает войлок для юрт и колпаков из 100-процентной овечьей шерсти. Он не желтеет со временем, как китайские аналоги. Расширили и модернизировали нефтяную базу. Сдаем часть складских помещений в аренду. Есть производство металлоконструкций. С нового года запускаем линию по розливу воды и лимонадов.

Конечно, тяготы последнего десятилетия нас сильно потрепали, но мы потихоньку возвращаемся к прежним оборотам. Занимаемся привлечением инвесторов. Будем и дальше развивать в республике производство.

Популярные новости
Бизнес