09:37
USD 79.04
EUR 93.73
RUB 1.05

Как отучить обеспеченных клянчить пособия? Интервью Улукбека Кочкорова

Согласно недавнему опросу, 43 процента кыргызстанцев волнует проблема безработицы. Год назад в Министерстве труда и социального развития признались, что четкой политики для борьбы с безработицей нет. А теперь она появилась, заверяют чиновники.

О том, как намерены решать проблему, почему кыргызстанцы не идут за одним видом пособий, но требуют других выплат и будут ли их повышать, в интервью 24.kg рассказал министр труда и соцразвития Улукбек Кочкоров.

— Основа всех социальных проблем — экономическое положение, в котором мы находимся. И самая серьезная проблема — отсутствие рабочих мест. Отсюда и все негативные процессы — миграция, дети мигрантов, оставшиеся у родственников. В какой ситуации находятся эти дети, все прекрасно знают. Только за последние 2-3 месяца было восемь случаев с летальным исходом.

Еженедельно я принимаю наших граждан, объездил практически все районы четырех областей. И везде спрашивают, когда повысят пенсии и пособия.

Я согласен: сегодня те социальные пособия, которые мы выплачиваем, никоим образом не способствуют выходу населения из сложной ситуации. Малообеспеченным семьям, к примеру, выплачиваем по 810 сомов на ребенка, или примерно 17 процентов от прожиточного минимума.

Но если пособий будет хватать на жизнь, то люди просто перестанут работать, даже стараться перестанут. Через такие социальные выплаты можно развить иждивенческое настроение у населения.

Улукбек Кочкоров
Я также понимаю: некоторые действительно не могут работать. Пособие для ЛОВЗ — 3 тысячи сомов, или 60 процентов от прожиточного минимума. Вот таким гражданам должны выплачивать хотя бы прожиточный минимум.

Наше министерство подготовило программу развития сферы труда, целевого повышения доходов населения, в которой комплексно решаем стоящие перед нами вопросы. В ней мы прописали, где взять деньги на повышение пособий наиболее уязвимым гражданам, как снизить число получателей пособий и как это все будет связано с нашей экономикой.

К сожалению, мы пока не обсудили документ на уровне премьер-министра, не могу раскрыть всю суть программы. Но многие, кому мы презентовали документ, считают: это абсолютно неординарное решение проблем, что-то новое.

— Сколько рабочих мест будет создано в 2019 году, в каких сферах?

— На одном из последних заседаний правительства этот вопрос обсуждался. За пять лет уровень бедности в Кыргызстане должны снизить с 26 процентов до 20. Ответственным за этот показатель определили Минтруда и соцразвития. Хотя это макроэкономический показатель и он напрямую зависит от качества проводимой экономической политики.

Поэтому этот вопрос, наверное, больше к Министерству экономики. Минтруда и соцразвития не может сказать, сколько рабочих мест будет создано.

Улукбек Кочкоров
Но мы способствуем занятости населения путем сведения работодателей и безработных. Создана автоматизированная информационная система рынка труда, хотим сделать электронную биржу труда, и много других замыслов есть. Также проводим работу по перепрофилированию безработных.

К сожалению, у нас очень много невостребованных юристов, экономистов и других работников с дипломом о высшем образовании.

И в то же время есть другие специальности, в которых наша экономика нуждается: сантехники, электрики, швеи, косметологи. Выдаем направления на переобучение в профессиональных лицеях.

Кроме того, думаем над привлечением к сотрудничеству других организаций, тех же салонов красоты, например. Там обучающиеся получили бы больше знаний и навыков, чем в тех лицеях, которые существуют с советских времен. Много что меняется, появляются новые услуги, которым мы не можем обучить в профлицеях.

Также привлекаем безработных к общественно полезным работам совместно с местными органами власти. Им выплачивают всего 1,6 тысячи сомов в месяц.

Помимо этого, работает пятилетний проект со Всемирной продовольственной программой ООН, в рамках которой мы также обучаем безработных (в основном из малообеспеченных семей), создаем малые предприятия по переработке мяса, шерсти, молока, швейные цеха и другое.

— Пособие по безработице составляет всего 250 сомов в месяц. Смешные деньги. Чтобы не способствовать иждивенческим настроениям, может, стоит вообще ликвидировать эту выплату?

 Сегодня это пособие не востребовано. Чтобы получить эти 250 сомов, нужно уделить время, хорошенько побегать, собрать справки. Резона нет.

В основном люди становятся на учет как безработные для того, чтобы получить пособие на детей.

Если у тебя их пятеро, то получается более 4 тысяч сомов в месяц из расчета по 810 сомов на ребенка. В этом случае есть смысл оформляться и вставать на учет.

Мы работаем с Минфином над повышением уровня минимальной оплаты труда. Сегодня за 1 тысячу 662 сома никто не согласится работать месяц. Думаем также над тем, чтобы это была разовая выплата за определенный объем работы. Делаешь за день или два? Пожалуйста.

— По данным вице-премьера Алтынай Омурбековой, уровень доверия населения к Минсоцразвития падает, в том числе из-за слабой работы по выдаче пособия «суйунчу» за рождение ребенка. Люди жалуются, что не могут по три месяца получить деньги. В чем сложности?

 Я ознакомился с процедурой. Она была усложненной. Когда к нам поступают документы, их передают из одного отдела в другой, оттуда — в третий, потом в центральный департамент соцобеспечения. Это занимало восемь-девять дней. Перед нами поставлена задача выплачивать пособие в двухдневный срок. В пилотном режиме работаем над упрощением процесса в двух районах. К концу марта, думаю, запустим по всей республике.

Были проблемы и с банками, когда приписывали выплату пособия к конкретному филиалу, а людям об этом толком не объясняли. Сказывается и финансовая безграмотность населения.

В городе Токтогуле был случай, когда счет в банке открыли на мать ребенка, а за деньгами ходили другие родственники.

То есть сказались человеческий фактор, недопонимание и низкое качество предоставления услуг. Сейчас мы вводим СМС-уведомления, чтобы банки сразу сообщали получателям о поступлении денег на счет. Это улучшит ситуацию.

— В парламенте некоторые депутаты предлагали выплачивать пособие «суйунчу» только малообеспеченным. Намерено ли Минсоцразвития вносить такое предложение?

— У нас таких планов пока нет. Вообще, если мы хотим избавиться от коррупционных проявлений, тогда должны переходить к универсальным пособиям, назначать их, не разбираясь в уровне доходов семей.

В выплатах «балага суйунчу» нет ни процента коррупции. Ребенок родился, и ничто не мешает человеку получить это пособие, если соблюдены сроки подачи заявления — шесть месяцев с рождения ребенка.

Улукбек Кочкоров
Если бы мы перешли на универсальное назначение социальных пособий, конечно, нам было бы удобно. Но у государства нет таких возможностей. Через наше министерство выплачивается около 10 миллиардов сомов в виде соцпособий, а это 7-8 процентов от бюджета. Но извините, кроме Минтруда, есть министерства образования, здравоохранения, внутренних дел. Им тоже нужны деньги. Люди должны понимать: возможности бюджета не безграничны. Всем подряд помогать мы не можем.

Поэтому требуем справки о доходах, выезжаем и обследуем условия жизни. Если отказываем в выплатах, люди начинают возмущаться. У нашего населения почему-то такое мнение, что государство им должно. Хотя не все многодетные семьи малообеспеченные.

Приходим, у них во дворе и машина, и живность, и условия очень хорошие. Почему государство должно выплачивать пособия таким гражданам? Но они все равно требуют.

— Были случаи, когда пособия по малообеспеченности назначали незаконно. Как министерство борется с коррупцией?

— К сожалению, несмотря на то что мы постоянно требуем искоренять такие факты, я не могу сказать, что все пособия назначаются правильно. Приходит очень много информации, общих слов о том, что не назначают пособия нуждающимся, есть коррупция и можно договориться с нашими сотрудниками на местах.

Поэтому издан приказ министерства, согласно которому списки получателей должны обязательно размещать в общедоступных местах (почтовых отделениях, зданиях айыл окмоту, ФАПах).

Чтобы люди могли посмотреть и проанализировать, они-то хорошо знают, кто как живет из односельчан, чтобы они контролировали процесс назначения пособий и сообщали нам о нарушениях. Потом будем разбираться и принимать меры.

Также хотим ввести общественные советы из числа местных жителей, которые бы не думали о себе, своих родственниках, а заботились бы обо всем населении и помогали бы контролировать нашу деятельность, работу медико-социальной экспертной комиссии (МСЭК). В адрес ее сотрудников тоже есть нарекания в том, что не всегда правильно определяют группу инвалидности, иногда допускают грубость в отношении людей с ограниченными возможностями здоровья. С советами очень тесно будет работать наш отдел аудита.

Советы смогут дать рекомендации о точечной проверке семей. Ведь в районах разброс до 100-150 километров, и нашим сотрудникам физически невозможно всех охватить.

— Регулярные скандалы случаются при усыновлении детей как иностранцами, так и нашими гражданами. Когда появится прозрачность в этом деле?

— Действительно, тут много вопросов. Мы над этим сейчас работаем не только в организационном плане, но и законодательном. Уже готов проект кодекса о детях. Вопросы аккредитации организаций, занимающихся международным усыновлением, хотим передать Минюсту, а подбором детей будем заниматься мы. Думаю, это будет правильно.

По национальному усыновлению тоже есть много вопросов. База данных по детям и усыновителям не работала на должном уровне.

Допустим, вы — потенциальный усыновитель, пишете заявление, встаете в очередь в наш банк. Формально вам предлагают одного или двух детей, от которых вы откажетесь. Это ребенок с инвалидностью, или он явно не подходит под ваши критерии. За два-три года усыновителям предлагали одного или двух детей. Так делается, чтобы сделать отметку «Мы им предлагали, они сами отказались».

Но в то же время есть дети, которых могли бы усыновить, но в банк данных их почему-то не вносят. На местах сотрудники, видимо, ждут, когда кто-то предложит деньги.

Улукбек Кочкоров
— То есть вы подтверждаете, что у нас можно запросто договориться об усыновлении ребенка за деньги?

— Такое было, не могу исключить этого. То, как у нас банк данных работал...

Мы разработали электронную систему детских интернатных учреждений, в которой на каждого ребенка будет полная информация. Будем работать над тем, чтобы детей активно предлагали потенциальным усыновителям. Почему-то эта работа раньше не проводилась.

В нашем ведении находятся интернаты только для детей с психоневрологическими проблемами. Остальных детей воспитывают в интернатах министерств образования и здравоохранения. Сейчас на стадии подписания проект постановления правительства, который будет обязывать и эти ведомства вносить всю информацию о детях в банк данных.

Нужно время. Я человек новый, мне еще не удалось это все наладить. Но надеюсь, что в скором времени мы это сделаем.

Популярные новости
Бизнес