05:13
USD 69.08
EUR 81.24
RUB 1.05

Алия Шагиева: Наше восприятие, ассоциации - это то, в чем мы свободны, это наше богатство

В столичной галерее «Аль Хаят» проходит выставка графики «Метаморфозы». «Замечательные тонкие работы Алии Шагиевой. Хрупкие персонажи. Хрупкие, как крылышки бабочки. Тема произрастания, пересечения плоскостей. Корневища, растения, ветви пронизывают друг друга. Алия словно выхватывает момент после «катастрофы», когда персонажи, дрожа, переживают вакуум. Эти картины - настоящий ребус, полный загадок (зеркальный текст)», - поделился мнением о ее работах художник Марат Райымкулов, добавив, что ее творчество требует пристального внимания.

Присмотрелась. В самом деле, рисунки оригинальны, смелы, высокотехничны и одновременно просты в исполнении. Они создают неоднозначное, изменчивое настроение у зрителя. Неординарный стиль Алии Шагиевой бросает вызов привычным формам. В своих работах ей удается выдержать тот тонкий баланс между тем, как она чувствует и видит объект, которого стремятся достичь лучшие художники-графики.

Беседовать с юной художницей оказалось невероятно интересно. Сразу вспомнились слова угольщика Филиппа из «Алых парусов» Грина: «Она говорит, как большая, но причудливый ее разговор. Прислушиваешься – как будто все то же самое, что мы с вами сказали бы, а у нее то же, да не совсем так».

- Кыргызстанские зрители незнакомы с вами. Расскажите о себе.

- Мне 19 лет. Родилась в Бишкеке, здесь же окончила школу. Пять лет назад я бы и не подумала, что буду художником, никакого особого таланта в рисовании у меня не было. Да и думала я совсем о других профессиях, таких, как пластический хирург, например. В тот момент на пике юношеского максимализма мне хотелось идти наперекор своим страхам, доказывать что-то миру. Но сейчас от той девочки не осталось и следа. Я знаю точно, чего хочу и как к этому идти, научилась выделять основное и не распыляться на ненужное. Люди часто воспринимают меня как строгого человека, но на самом деле я просто соблюдаю субординацию. По мере знакомства становлюсь невероятно общительной, иногда даже неуемной. Часто слышу: «Ого, такая энергичная, по твоим рисункам не скажешь!» Я склонна считать, что нужно четко разделять часы рисования и свободное время, иначе все превратится в одно сплошное безумие. В творчестве ты совершенно один со своими проблемами, но не нужно забывать, что за пределами листа существует целый мир, в котором нужно уметь расслабить голову.

Сейчас я учусь в Академии художеств КР на факультете живописи. Мне тяжело, потому что в 2015 году, когда я полностью ушла в графику, цвет во мне накрепко «уснул», и приходится прилагать немало усилий, чтобы после десяти часов рисования гелевой ручкой писать академические портреты масляными красками. Но эта ситуация мне определенно нравится, я люблю трудности. Стоя с кисточкой и палитрой в восемь утра на учебе и чувствуя, как голова разрывается оттого, что нужно быстро перестроиться с черно-белого на другие цвета, я ощущаю прилив какого-то азарта.

- Вы помните свои первые работы?

- Конечно. Работами их никак не назовешь, потому что они до ужаса неумелые и инфантильные. Ничего чрезвычайно интересного я не рисовала. Как любитель-новичок, старалась как можно реалистичнее изобразить предметы вокруг себя, а это главная ошибка начинающих художников. Все-таки для гиперреалистичного изображения есть другой вид деятельности - фотография. Но эти рисунки я бережно храню, ведь важно помнить, с чего ты начинал и что тебе еще предстоит постичь. Осознаю, что через какое-то время и нынешние рисунки могут показаться мне нелепыми, и это прекрасно.

- Ваша выставка «Метаморфозы» имеет успех. В каждом рисунке раскрывается глубина и сложность человеческой сущности; каждый облачен в гармоничную форму. Как появились эти работы? Это результат психоанализа или нечто иное? Сколько вы их рисовали?

- В прошлом году столкнулась с некоторыми неприятными жизненными ситуациями, после которых возникло желание высказаться, выплеснуть все плохое. Я завела записную книжку, куда записывала некоторые обрывки диалогов, какие-то понравившиеся фразы из статей и свои планы. Таким образом, незаметно для себя той же гелевой ручкой, которая была под рукой, я стала делать небольшие зарисовки, которые описывали мой день, людей и чувства, и, увлекшись однажды одним скетчем, решила перенести его на бумагу формата А4. Я была потрясена тем, что во время рисования пугалась и плакала, потому что то, что смотрело на меня с листа, оказалось чем-то глубоко личным и ранящим. Меня часто охватывало желание закрасить все черным, разорвать лист, сжечь его. Так я поняла, что мне просто тяжело признавать свои проблемы. Но, проанализировав процесс рисования, пришла к выводу, что это было ни чем иным, как арт-терапией для себя. Когда я заканчивала работу, меня накрывало чувство эйфории, расслабленности, я ощущала, что все в голове приходит в порядок. Со временем стала заниматься не просто интуитивным рисованием, а стала добавлять знания композиции и постепенно увеличивать формат листа.

- Ваша цитата к одному из рисунков: «Я хотела сказать этим столько всего сокровенного, что, кажется, если уронить лист, то он может разбиться, как стекло, как целый хрустальный мир». Как думаете, удалось донести до зрителя идею?

- По правде говоря, для меня это неважно. Зрители бывают разные. Кто-то восприимчив, а кто-то - нет. Я не ставлю задачу потрясти человека, выделиться и запомниться. Просто делаю то, что рвется изнутри. По мере приближения выставки напоминала себе о том, что это нормально, если кто-то не поймет моего творчества. Да и глупо тратить энергию на то, чтобы нравиться всем. Для меня важно оставаться собой, быть откровенной. Глядя на мои работы, вы видите честную, открытую Алию, которая ни за что на свете не будет лицемерить ради завоевания всеобщей симпатии. На выставке специально не повесили таблички с названиями работ, чтобы человек отталкивался исключительно от своих впечатлений.

После подготовки себя к жесткой критике я была в шоке от огромного количества положительных отзывов. Людей задевали мои работы, каждый видел в них что-то свое, поэтому бессмысленно кричать о своей идее. Наше восприятие, ассоциации - это то, в чем мы свободны. Это наше богатство.

- Расскажите о технике рисования. Чем любите пользоваться?

- Больше всего мне нравится рисовать гелевой ручкой с черным стержнем. Я пробовала шариковую, но она не дает такого насыщенного темного цвета, у нее фиолетовый оттенок. Иногда добавляю карандаш и даже цветной, но это очень редко и совсем немного.

- Графика в представлении большинства – это что-то черно-белое… Для вас тоже?

- Для меня нет. Графика может быть цветной, с применением акварели или пастели, например. Сейчас потихоньку начинаю чувствовать потребность в цвете и в новых материалах, поэтому мне кажется, что в скором времени начну делать цветные работы, пусть сначала они и будут не яркими, а в приглушенных тонах. К новому этапу в моем творчестве я подбираюсь с нетерпением и некоторой опаской.

- Какие виды изобразительного искусства, помимо графики, вам интересны?

- Как ни парадоксально, очень люблю живопись. Особенно большое удовольствие получаю от работ импрессионистов, фовистов и художников, работающих в технике ар брют. Конечно же, я обожаю станковую и иллюстративную графику.

- Чтобы разбираться в том или ином виде искусства, достаточно его любить или все-таки надо учиться?

- Любить очень важно, но этого мало. Вопреки всем стереотипам, что художники – это люди недисциплинированные, искусство все же - огромнейший труд наравне с наукой. Этому нужно посвящать жизнь. Искусство - это не хобби, это образ мышления, оно требует серьезного подхода. При этом считаю, что знание академизма необходимо, но в пределах нормы, так как строгий академизм может убить творческое начало. Важно быть грамотным, но сохранять себя.

- В творчестве многих художников ярко отражается дух времени, в котором они живут. Влияет ли на вас современный век?

- Это сложный и спорный вопрос. Сначала я хотела ответить «да», ведь в моих работах люди и разные существа почти не взаимодействуют друг с другом, в работах чувствуется отчужденность, изолированность, а это мы часто встречаем в наши дни, когда общение становится все более виртуальным. С другой стороны, человечество всегда затрагивало тему замыкания в себе и ощущения фрустрации. Поэтому я все-таки отвечу «нет». В моих работах отражается не дух нашего времени, а различные ощущения человека, которые у нас были, есть и будут всегда.

- Как вы определяете назначение искусства? Какой смысл вкладываете в свою деятельность? Для чего рисуете?

- После бурной волны графики я нахожусь в стадии опустошения и поиска. Ответить на вопрос не могу однозначно, иначе ответ будет крайне субъективным, а я все же люблю конструктивность.

- Что художнику необходимо для счастья? Считаете ли вы себя счастливой?

- Да, я считаю себя счастливой даже во время упадка сил. Думаю, что прежде всего для художников необходим рост: невозможно топтаться на одном месте и бесконечно радоваться достигнутому. Еще нужно спокойно воспринимать моменты падений и временных остановок. И, конечно же, пройти такие круги ада, как воспитание в себе дисциплины, умения выдерживать стабильный рабочий график и по-хорошему быть раздражительным во время поисков композиции.

- Глядя на свое отражение, кого вы видите?

- Человека, который получает от меня очень много жестких требований.

Бизнес