19:12
USD 81.21
EUR 95.67
RUB 1.04

Не женское это дело

Представительницы слабого пола больше не хотят быть домохозяйками, и все громче звучат заявления, что женщине самое место в парламенте. Согласно избирательному законодательству, для них предусмотрена гендерная квота в партийных списках. Каждым третьим кандидатом должна быть именно женщина.

Если это правило не будет соблюдено, ЦИК откажет партиям в регистрации списка. Поэтому лидеры политических организаций и запихивают дам в списки. Но, как показывает практика, как только партия добирается до парламента, списки начинают перетасовываться.

Представительниц прекрасной половины человечества партийные боссы просто выдавливают из Жогорку Кенеша, дабы освободить места более влиятельным партийцам, отвалившим за нахождение в топе немалые деньги.

Достаточно вспомнить, как пытались сосватать на госслужбу в ведомства Наталью Никитенко, Ширин Айтматову и Гуласал Садырбаеву. Первой настойчиво предлагали различные министерские посты, вице-спикерство в БГК. Айтматову хотели сослать возглавлять посольство в странах Бенилюкса, а Садырбаеву - определить в какое-нибудь тихое местечко, подальше от законотворческой ложи. Тот же Сайдулла Нышанов появился в ЖК вместо тихой и застенчивой Гульнизы Бейшенбаевой, которая и депутатом-то пробыла от силы месяц. Она, напомним, пришла следующей по списку взамен Равшана Сабирова, ставшего министром социального развития, которого позже уличили в мздоимстве и лишили не только должности, но и свободы.

Однако Никитенко, Садырбаева и Айтматова на обещания карьерного роста не купились и остались при мандатах. А вот Камила Талиева и Гульнара Асымбекова, предпочтя журавля в небе, остались и без синицы в руках.  

На должность вице-премьера сослали из парламента и Дамиру Ниязалиеву. Последний год именно из-за ее председательства в комитете по социальной политике во фракции СДПК начались распри. Именно сопартийцы Ниязалиевой бросились собирать подписи за ее досрочную отставку с этого поста. Как только она стала членом кабмина, во фракции воцарилось показное спокойствие и единодушие. Вместо Ниязалиевой пришел опять мужчина – Нурбек Касымбеков.  

На выборах–2015 женщины решили учесть печальный опыт своих предшественниц и не позволить мужчинам жонглировать их позициями в списках. «Женская квота при избрании в кенеши всех уровней не выдерживается», - заявила депутат Кадамджайского местного кенеша Эркаим Садыкова.

По ее словам, к примеру, во фракции «Ата Мекен» в БГК, имеющей семь мандатов, нет ни одной женщины. «Такая практика складывается повсеместно. Поэтому мы и объединились в женскую демократическую сеть и работаем на местах», - отметила она.

Ее поддержала другая активистка - Чолпон Турдалиева. Она добавила, что гендерная квота позволяет женщинам активно участвовать в политике, и предлагает набрать достаточную критическую массу женщин в Жогорку Кенеше, чтобы представительниц слабого пола было не менее 30 процентов. «И если из парламента уходит женщина-депутат, то взамен по списку также должна прийти женщина», - считает она.

Таким образом, как полагают дамы, можно гарантировать присутствие необходимого по закону количества женщин в высшем законодательном органе страны.

О том, что гендерный баланс в политической жизни необходим не только для улучшения представленности, отчетности и качества демократии, но и для оказания серьезного влияния на процесс принятия и исполнения политических и иных решений, зачастую имеющих судьбоносное значение, говорит и глава центра ОБСЕ в Бишкеке Сергей Капинос.

По его словам, гендерный фактор особенно важен в контексте масштабной трудовой миграции, которая привела к социальным диспропорциям, в этих условиях потенциал женщин задействован далеко не полностью. «Увеличение вовлеченности женщин в ряды правоохранительных органов существенно способствовало бы эффективному противодействию таким угрозам, как экстремизм и торговля людьми. Из передового опыта некоторых стран мы знаем, что увеличение участия женщин в законотворческом процессе поспособствовало решению социальных проблем, которые являются неотъемлемыми факторами стабильности и безопасности в обществе», - сказал Сергей Капинос.

Он порекомендовал парламенту КР сделать все возможное для сохранения квот на предстоящих выборах.

Однако надежды на то, что депутаты–мужчины проникнутся «женским вопросом» - мало, откровенно говоря. Поправки в избирательное законодательство уже приняты, и Алмазбек Атамбаев одобрил их. Никаких «мягких» списков и своевольного увеличения квоты. То есть если лидеру фракции удастся надавить на женщину и заставить ее сдать мандат, то гарантии, что вместо нее придет также женщина – нет. Таким образом, гендерный баланс вновь пошатнется. Сейчас в ЖК всего 20 процентов женщин вместо требуемых законом тридцати.  

Бизнес