17:47
+25
USD 68.43
EUR 81.71
RUB 1.19
Великая Победа

Дочь капитана Смирнова

Дочь фронтовика, 84-летнюю Фаину Федоровну Осипову я встретила за работой.

- Готовлюсь к выставке, собираю материал ко Дню Победы, - пояснила она.

Долгие годы своей жизни бывший ответственный секретарь Республиканского совета ветеранов войны, труда и Вооруженных сил КР посвятила сбору информации о вкладе кыргызстанцев в годы Великой Отечественной войны, а также сведений о боевом пути 385-й стрелковой дивизии и 1270-го стрелкового полка, где служил ее отец Федор Тихонович Смирнов. Пожилая женщина стремительно теряет зрение. Но даже это не останавливает ее от подготовки очередного памятного альбома.

- Альбомов у меня много. Восемнадцать (хранятся в тумбочках, шкафах, лежат на столе). Раздаю собранную информацию мешками в наши музеи – Исторический и имени Фрунзе. Литературу раздариваю. Чтобы помнили.

- Вы историк? – предполагаю профессию Фаины Федоровны.

- Нет, учитель русского языка и литературы, - улыбается она. - А тема войны у меня для души. Почему для души? Потому что наш папа Федор Тихонович Смирнов ушел на фронт добровольцем и погиб в бою.

«Я сделала все для того, чтобы память о моем отце, погибшем на фронте в борьбе за родину в 1943 году, осталась на долгие годы в сердцах его детей и внуков, родных и близких», - пишет в одном из альбомов Фаина Федоровна. Краткая биография ее отца, его портрет и фотография родительского дома висят на стене в одной из комнат ее квартиры.

Родился Федор Смирнов 21 января 1908 года в деревне Чистое Болото Костромской губернии в семье крестьянина. После школы поступил в Ветлужский лесной техникум, который окончил в 1930-м. Отслужив год в армии, работал в леспромхозе. А в 1932-м направлен в Узгенский лесхоз Ошской области. Вместе с молодой женой Елизаветой они жили в селе Мирза-Аки, где вскоре у них родилась дочь Фаина, а через несколько лет – сын Геннадий.

Защитник Родины

В июле 1941-го Федора направили в распоряжение командования Фрунзенского пехотного училища. Как раз в то время во Фрунзе стала формироваться 385-я стрелковая дивизия. Когда в декабре этого же года части дивизии прибыли в Подольск, младший лейтенант Смирнов стал инструктором в школе младших командиров. В конце марта 1942-го личный состав школы направили на передовую. В ходе наступления на деревню Прасоловка Смоленской области Федор Тихонович принял на себя командование батальоном, за что был награжден медалью «За отвагу».

- Когда отец ушел на фронт, мне было 9 лет, - вспоминает наша собеседница. - Вначале мы не знали и не понимали, что значит «война». Сейчас у меня есть отдельный альбом «Дети войны». В нем собраны материалы и свидетельства о том, как они трудились наравне со взрослыми и все отдавали для победы. Угля зимой не было, и мы, дети, собирали хворост, чтобы отапливать школу. Осенью колоски собирали. Мы даже боялись жевать это зерно! Это же все для фронта, все для победы! В нашем районе был военный госпиталь, где мы тоже помогали, были тимуровцами… Для нас отец был защитник Родины. Мы выросли на его письмах. За несколько лет он прислал более ста писем с фронта, которые в селе читали все вместе. У отца были исключительно патриотичные письма. Такое же воспитание получила и я.

Мама Фаины Федоровны бережно сохранила 74 фронтовых письма, написанных аккуратным, ровным почерком. Оригиналы дочь фронтовика отнесла в Кыргызский исторический музей, себе оставив ксерокопии. Их печатали в газетах, журналах, а несколько лет назад в Москве вышла книга военного историка Анатолия Юновидова «Одинокая война. Неизвестный подвиг 385-й стрелковой дивизии», в которой опубликованы все письма капитана Смирнова.

При первой же возможности и свободной минутке фронтовик писал своей любимой жене о том, чем жил, о чем мечтал, как боролись с врагом, как любил «свою старушку» Лизу, детей, Родину, как вернется к семье после Победы. Переживал за учебу дочери, за работу жены, за первые шаги маленького сынишки. Почти в каждом письме уточнял, получила ли семья денежный перевод от него. Бодрился сам и приободрял супругу. Читать без слез просто невозможно. ИА «24.kg» приводит отрывки из некоторых писем.

Полевая почта 36458-И

«…Все, о чем я тебя так убедительно прошу, - береги детей, как свой глаз, ибо они не должны знать никаких неприятностей, они должны жить нормальной жизнью. Если ты сохранишь их и дашь им хорошее воспитание, это для меня будет лучшим подарком… Крепко целую тебя и детей». 28 июля 1941 г.

«…Твое письмо является для меня большим счастьем, но только нужно тебе заметить, что ты очень мало пишешь, ты не стесняйся, пиши как умеешь, на ошибки не обращая внимания, я твои письма понимаю очень хорошо, даже могу сказать, в каком настроении ты писала». 17 августа 1941 г.

«Нет никакого основания не верить, что Гитлер со своей бандой головорезов будет разбит». 27 августа 1941 г.

«…Ничего у Гитлера не выйдет, так как наши человеческие резервы неисчерпаемы, и прежде чем он успеет уничтожить Советский Союз, у него не хватит пороху, его людские ресурсы уже истощены. Безусловно, зимой должен быть конец, так как зима для немцев — смерть». 16 октября 1941 г.

«Здравствуй, Лиза! Пользуясь случаем свободного времени, пишу тебе письмо. За все время, которое находился здесь, сегодня особенно ощущаю тоску по дому. Страшно хочется побывать дома, хотя бы один день, посмотреть, как вы живете. Мне кажется, что я уже целый год не был дома. Скучаю о тебе, Лиза, так, как никогда не скучал. Мысль о том, что придется еще долго тебя не видеть, еще больше нагоняет тоску. Лиза! Сходи к фотографу с детьми и вышли мне общую карточку». 15 сентября 1941 г.

«…Ехать весело, унывать не приходится, с нами гармошка… Куда поедем, неизвестно, но по маршруту видно, что продвигаемся к Москве, отражать четвертое наступление Гитлера. Как только отразим его натиск, вернусь домой. Чувствую себя хорошо, здоров…» 10 ноября 1941 г.

Жажда жизни

«…Чем бы ни отвлекал себя, чем бы я ни занимал себя, как бы ни старался забыться, а мысли мои заканчиваются на доме, на семье, в частности на тебе и детях. Ничего меня в жизни больше не пугает: ни бой, ни смерть, ни холод, ни голод, а больше всего меня пугает мысль, как бы не потерять семью. Нет, в это я не верю и верить не хочу. К семье я еще вернусь, увижу тебя и детей и будем снова жить еще лучше старого…» 12 декабря 1941 г.

«…Еще больше хочется жить, еще больше хочется бить фашистов за то, что они нарушили счастливую жизнь нашему многомиллионному народу…» 9 января 1942 г.

«…Моих товарищей очень многих уже нет в живых… У вас сейчас, наверное, во всю цветет вишня, настроение весеннее, а у нас здесь зима во всей ее красе…» 23 февраля 1942 г.

«Ты давно мне говорила, что я умру раньше тебя, что мы вместе жить будем недолго. Неправда, Лиза. Я еще вернусь, и жить мы будем опять вместе – это точно. Несколько дней ходил ежедневно на почту за письмами, считал, что получу от тебя хотя бы одно письмо, но, увы! Их не было и до сих пор нет. Обидно, досадно до слез, до мучений…» 18 марта 1942 г.

«…Лизонька, я получил первое боевое крещение за 34 года своей жизни. Убивают в боях очень мало, а больший процент получают ранения, так что можешь не беспокоиться, домой я вернусь обязательно, хотя бы калекой… Как хочется жить. Я никогда не ощущал такой жажды к жизни, как сейчас – весной 1942-го». 19 апреля 1942 г.

Драться до победного конца

«…Обо мне беспокоиться не надо, так как своим беспокойством мое положение не улучшить, а свое здоровье испортишь. Береги, Лиза, здоровье, оно тебе еще нужно минимум на 20-25 лет. Мой долг – защищать Родину. Вернусь я к тебе живой или нет, об этом трудно предугадать, а тебе нужно жить…» 26 июня 1942 г.   

«…Год без семьи, в состоянии войны. Из них шесть месяцев на передовой, в непосредственном соприкосновении с заклятым врагом – немцами. За этот год столько пришлось пережить, сколько я не пережил за все время своей жизни. Несколько раз ходили в наступление, два раза ранен. Смотрел смерти в глаза, но все же остался жив и снова пойду в бой до Победы, пока буду в силах держать винтовку в руках, пока в состоянии двигаться и бить…» 18 июля 1942 г.

«Здравствуй, Лиза! Шлю тебе свой первомайский привет второй  военной весны. Наконец и у нас солнце стало светить по-весеннему, стало тепло, березы распустили свои листья. …Дышать стало легче, на душе радостней. Жажда жизни растет с каждым днем…» 3 мая 1943 г.

«Лиза! Ты меня удивила, ходишь босиком, а бережешь для меня сапоги. Я считал, что ты их уже износила. Не надо о таких вещах спрашивать. Немедленно шей из них себе сапоги и вообще, если трудно достать хлопчатки, мои вещи не береги, а перешивай себе или Фае». 7 июля 1943 г.

«…Сижу под кустом, почтальон собирается за почтой, решил черкнуть пару слов тебе, моя дорогая «старушка». Вот уже пятый день идем на запад, освобождаем и очищаем свою Родину от немецкой нечисти. Бои идут жаркие, враг яростно сопротивляется, но все же катится назад, уничтожая на своем пути все. Я чувствую себя неплохо, здоровье хорошее, настроение тоже… Целую». 5 сентября 1943 г.

Это письмо от капитана Смирнова пришло последним. 27 сентября 1943 года он погиб: на подступах к Кричеву подорвался на вражеской мине, возвращаясь из разведки. Но в Мырза-Аки родные упорно ждали от него весточки.

Любовь на век

- Папа с мамой очень любили друг друга. Мама не могла поверить в смерть отца. Когда принесли извещение, она потеряла сознание. Осталась вдовой в 28 лет, но замуж больше не вышла. После гибели папы она работала день и ночь. Вместе с другими женщинами они собирали муку, пекли пряники, собирали арбузы и варили из них варенье, готовили посылки для фронта. Всю свою жизнь она посвятила работе. Как труженица тыла награждена медалью «За победу над фашистской Германией».

В 1978 году мы с мамой приехали в поселок Шумячи Смоленской области, где в братской могиле похоронен отец. Только когда она увидела его могилу и фотографию, мама убедилась, что папы нет в живых. Я думала, она умрет там же. Настолько сильно она переживала. Была гипертоником.

- Всю свою жизнь я пропагандировала подвиги отца и всех участников Великой Отечественной войны, рассказывала о боевых действиях 385-й дивизии. Занималась военно-патриотической работой. В музеях, со знаменами, с ветеранами, в агитпоходах – кругом и всюду я ездила. Была в Минске, где принимала участие в походах по местам революционной, трудовой и боевой славы советского народа. Переписывалась со Смоленской областью. Это такая была интересная работа!.. А сейчас никто ничего не знает про войну. Очень много фальсификаций, искажают действительность, - сетует Фаина Федоровна.

За плодотворный труд и активную общественную работу она удостоена многих медалей.

Сегодня дочь фронтовика коротает будни в одиночестве. Муж и дети умерли. Внуки живут в России. Не сказать, что пенсионерка всеми забыта. Сотрудники музеев приходят за нужной им информацией, собранные ею данные запрашивают даже из России. Родственники зовут ее в РФ, но уезжать из Кыргызстана она не намерена.

- Я, как и мой отец, люблю свою Родину. Здесь родилась и из Киргизии никуда не уеду! Я объездила все районы и города республики. Наш край - самый лучший!

Фаина Федоровна Осипова – удивительная женщина, настоящий патриот и человек дела, пример молодому поколению. 

Бизнес