21:53
USD 69.74
EUR 79.24
RUB 1.05

Общество сразу выкинуло меня за борт. История бывшей наркоманки

В Кыргызстане, по официальным данным, зарегистрировано 8,5 тысячи наркозависимых граждан. По информации международных организаций, оценочное число потребителей может превышать 25 тысяч.

Существующая система отношения к таким людям репрессивная и жестокая, она не способствует выходу из тени и обращению за помощью, признаются бывшие наркопотребители.

Найти в себе силы

«Я не употребляю наркотики уже 13 лет, но все равно боюсь открыто об этом говорить, – признается молодая женщина. – Моя новая жизнь началась в 25 лет, я родила двух прекрасных детей, получила высшее образование, занимаюсь активизмом и добилась, возможно, большего, чем мои ровесники. Я ничем не отличаюсь от других людей».

«Я очень рано потеряла родителей. В 17 лет, практически еще ребенком, осталась в этом мире одна, без родных и близких. Было очень сложно. Хотелось эту боль перекрыть, однако я не знала как. Так появилось место в моей жизни наркотикам. Общество сразу же выбросило меня за борт. Говорили, что я конченная, не женщина и не способна быть матерью и женой. В таких условиях жить очень трудно. Ты живешь – и вроде бы умереть хочется, и боишься. Сил нет вернуться к прежней жизни, взять себя в руки. Этот период даже жизнью назвать нельзя», – вспоминает она.

«Я бросила наркотики через семь лет. Смогла это сделать не благодаря правоохранительной системе, которая совершенно не гуманна по отношению к нам. И не благодаря нашему обществу, для которого меня уже не существовало. Мне захотелось измениться, когда встретила людей, которые употребляли и бросили, которые меня выслушали, приняли и помогли», – добавляет женщина.

В обществе принято относиться к нам как к преступникам, а не как к людям с хроническим заболеванием. При правильно подобранной помощи и лечении потребитель наркотиков может вести вполне нормальный образ жизни.

Наркопотребительница в прошлом

«Отнеситесь к нам с пониманием! Представьте на секунду, если людей, пьющих водку или пиво, будут сажать. Но нет, к ним же относятся терпимо, а почему на потребителей наркотиков смотрят по-другому? Получается как с ВИЧ, когда пугали чумой XX века, а теперь разгребаем последствия. Мне до сих пор сложно говорить открыто, боюсь негатива по отношению к своим детям. Они еще маленькие, и я очень переживаю за их будущее. Дети ни при чем, а обществу это не объяснить», – с сожалением говорит она.

Больной сам себя наказал

Представитель ассоциации «Сеть снижения вреда» Алла Бессонова помогает продвигать интересы наркопотребителей.

«Очень хотелось бы, чтобы снизился уровень дискриминации в обществе, поменяли статьи в Кодексе о проступках, людей вообще не сажали в тюрьму за употребление наркотиков. Я не вижу смысла держать больного человека. Зачем? Там проводят тренинги по личностному росту? Или работают над тем, чтобы человек изменился? Тюрьма порождает преступность. Человека с судимостью уже никто особо не слушает, за первой может последовать вторая», – считает она.

По официальным данным, с 2014 по 2017 год ежегодно сажают за употребление наркотиков без цели сбыта примерно одно и то же число людей – 1,2 тысячи человек. Зачем?

Алла Бессонова
Она стала одним из инициаторов создания в Бишкеке своеобразного мемориала в память о людях, умерших от передозировки. Появился он на фасаде социального общежития для бывших заключенных, живущих с ВИЧ, и потребителей наркотиков.

Боль и грусть через рисунок

Подобные места памяти есть во многих мировых столицах. Начало положено в 1987 году в Сан-Франциско (США), когда появилось движение «Имена», с шитья полотен (квилтов) в память об ушедших из жизни от СПИДа. В других странах стали появляться аллеи, стены памяти и другие мемориалы.

«Много друзей и близких мы потеряли в этой никчемной войне с наркотиками. Лена, Саша, Рамиль, Денис, Тимур… Этих имен много. В процессе подготовки стены памяти один из проживающих в общежитии рассказал, что передозировка наркотиков унесла жизни 135 знакомых ему людей. Цифра не маленькая, правда? И ведь большинство из них можно было спасти благодаря препарату налоксон и знаниям оказания первой помощи», – отмечает Алла Бессонова.

«Это было в конце 1990-х, начале 2000-х, когда героин был в широком доступе, никто не знал, как правильно употреблять, как спасать от передозировки, поэтому умерло очень много людей. Сейчас с героином другая ситуация, его стало меньше, вытеснили синтетические наркотики», – говорит она.

Социальное общежитие существует с 2005 года. Его постояльцам помогают оформить прописку, документы, отправляют на диагностику туберкулеза и определяют в больницу в случае необходимости лечения, делают тест на ВИЧ, предоставляют социальное сопровождение в заместительной метадоновой терапии.

Финансирование общежития за счет доноров заканчивается в октябре 2019-го, и как оно будет существовать дальше, пока неизвестно. На сегодня в нем проживает семь мужчин.

На стене общежития Алла и Светлана изобразили птиц, цветы, глаза, грусть, боль, руки. Все имеет значение. «Сетка – это образ существующей в государствах Восточной Европы и Центральной Азии репрессивной системы по отношению к людям», – рассказывает представитель ассоциации.

Птицы – души, оторвавшиеся от сетки, люди, которые ушли и в будущем еще, к сожалению, уйдут.

Алла Бессонова

«Отношение к потребителям наркотиков остается негативным, и поэтому люди не выходят из тени. Молчат и их родственники, им стыдно, они скрывают ото всех и пытаются справляться своими силами.

Мы попытались своим рисунком передать боль, которую переживаем от потери тех, кто от нас уходит, и, вообще, трудность жизни, – поясняет она. – На импровизированной ракете написаны имена тех, кого нет с нами. На птицах написали вид наркотического вещества и что делать в случае передозировки. Несколько птиц оставили пустыми, чтобы гости общежития написали свое послание для людей из сообщества. Возможно, это спасет кому-то жизнь».

Популярные новости
Бизнес