21:26
USD 68.32
EUR 78.93
RUB 1.07

Какие торпеды испытывают на Иссык-Куле?

База Военно-морского флота России на Иссык-Куле отметила день рождения. Флаг ВМФ подняли над озером 24 августа 1955 года. В честь праздника пригласили журналистов, чтобы рассказать, чем сегодня живет соединение.

После развала СССР российские моряки отсюда не ушли и до сих пор выполняют поставленные командованием задачи. На сегодня это единственное соединение ВМФ в мире, находящееся так высоко над уровнем моря. Основное предназначение базы – обеспечение присутствия флота России на озере. Здесь испытывают новые образцы водолазного снаряжения и подводных аппаратов. База помогает Министерству чрезвычайных ситуаций КР спасать и искать людей на Иссык-Куле.

 

Все бы ничего. Но недавно вокруг присутствия российских военных на Иссык-Куле разгорелся скандал. Российские, а затем и местные СМИ сообщили, что здесь испытывают новейшие образцы торпед. Гражданские активисты требовали прекратить подобную работу, считая ее опасной для экологии уникального озера. Кто-то предположил, что торпед и не было вовсе. Дескать, все сообщение – простая газетная утка. И те, и другие оказались далеки от истины.

«Основная деятельность по испытанию торпед развернута на Иссык-Куле во времена Советского Союза, когда работали соответствующие заводы. Например, завод «Улан» регулярно проводил испытания. Но даже тогда наша база практически не имела к этому отношения. Сейчас это неактуально. Испытания торпед на нашей базе действительно проводятся, но в этом нет ничего криминального. Все происходит в соответствии с законами КР и утвержденными межправительственными соглашениями», - рассказал командир части Антон Темнохудов.

 

Оказывается, торпеды здесь испытывают давно. Правда, угрозы ни местному населению, ни экологии озера опыты не представляют. Сейчас база является своего рода научно-исследовательским центром. Здесь созданы благоприятные условия: вода в озере максимально приближена к морской, есть большой диапазон глубин. В России подобных водоемов нет, поэтому сюда привозят образцы новейших торпед, чтобы выяснить, как они себя «поведут» в воде на практике. Однако речь об испытаниях только двигателей торпед. Боевых частей и топлива они не содержат.

Чтобы убедить журналистов в искренности своих слов, военные устраивают экскурсию по базе. Показывают, в том числе, и корабли, с которых осуществляют испытательные пуски торпед. Правда, сами торпеды сотрудникам СМИ так и не показали. Это оборудование не хранится на базе, каждый раз после испытаний его сразу забирают. Зато мы смогли стать свидетелями испытаний новейшего принятого на вооружение водолазного оборудования.

Старшина водолазной службы Максим Рогов родом из Каракола. Он всегда мечтал стать военным, интересовался работой водолазов. Так сложилось, что в итоге его приняли на работу в часть Военно-морского флота РФ на Иссык-Куле. Сегодня он проводил осмотр рейдового оборудования, грузов, целостности тросов. Всего Максим Рогов пробыл под водой 40 минут.

Продемонстрировали СМИ и работу моряков на воде. Для этого в небольшое плавание отправился самый большой на всем озере Иссык-Куль корабль – «Андрей Лежнин». Его длина почти 55 метров. Для сравнения, президентская яхта в длину примерно 38-40 метров. Управляет им старший мичман Александр Троянов. Он служил на Тихоокеанском флоте, а после выхода на пенсию стал гражданским специалистом шестого неофициального флота, как называют базу ВМФ на Иссык-Куле.

Командир части Антон Темнохудов признается, что дно озера Иссык-Куль практически не изучено, но исследования надо проводить с помощью специального оборудования, которого ни на базе, ни у археологов нет.

Пребывание российской военной базы на кыргызской земле не безвозмездное. Россия платит аренду за земельный участок, где располагается база, и часть озера, которую использует для работы. На базе стараются тесно сотрудничать с местным населением, помогая по мере возможности.

«Пока жалоб на нашу работу не было. Мы стараемся делать все, чтобы они не возникали и впредь. Периодически проводим Дни открытых дверей в части, организовываем экскурсии. Все разговоры о том, что мы занимаемся здесь чем-то секретным, – лишь слухи. Ничего закрытого и секретного в нашей работе нет», - признается капитан части.

Бизнес