06:43
USD 79.60
EUR 93.20
RUB 1.01

Сайты.kg. Команда «фас»?

Спецслужбы Кыргызстана решили взять интернет-пространство под контроль. Госкомитет нацбезопасности инициирует поправки в закон о противодействии экстремизму. Под предлогом обеспечения информационной безопасности руками ГКНБ решено приструнить электронные СМИ?

Не заиграться бы

По данным ГКНБ, в kg-зоне действует около 4 тысяч интернет-ресурсов экстремистской направленности. Некоторые из них активно ведут вербовку граждан и пропагандируют терроризм. В связи с этим спецслужбы решили разработать инструкцию по внесудебной блокировке сайтов. Ранее зампредседателя ГКНБ Рустам Мамасадыков сообщил, что соответствующий документ уже разрабатывается членами рабочей группы. «Мы также ведем переговоры с Национальным агентством связи КР. Считаем, что НАС не просто должно выдавать лицензию, но и проверять, кому ее выдают и на какие цели. Надо воздействовать на провайдеров тем, что у них могут отозвать лицензию в случае, если те или иные сайты будут выпускать информацию, угрожающую национальной безопасности», - сказал он.

Аналогичные законы уже действуют в Таджикистане и Казахстане. В РТ поначалу казавшееся весьма своевременным решение об ограничении породило тревожную тенденцию. В стране вслед за блокировкой вебсайтов взялись за социальные медиаплатформы – такие, как Vkontakte, YouTube и Facebook. Международное сообщество выступило с осуждением подобных действий. В частности, представитель ОБСЕ по вопросам свободы СМИ Дунья Миятович призвала власти РТ обеспечить беспрепятственный доступ к Интернету. В октябре в Таджикистане провайдеры в очередной раз заблокировали доступ к ряду вебсайтов и социальных сетей. На севере Таджикистана, по сообщениям СМИ, ввели ограничения в работе мобильной интернет-связи. Но власти Таджикистана официально отрицали всякое вмешательство.

Год назад и в России вступил в силу федеральный закон, предусматривающий возможность блокировки информационных интернет-ресурсов за «распространение призывов к массовым беспорядкам, осуществлению экстремистской деятельности и участию в массовых публичных мероприятиях». «Процедура блокировки может быть инициирована генеральным прокурором РФ и его заместителями на основании мониторинга Интернета, а также полученных от органов власти, организаций и граждан уведомлений», - сообщают российские СМИ со ссылкой на главный надзорный орган РФ.

До вступления в силу этого закона досудебная блокировка могла быть применена лишь к сайтам, распространяющим детскую порнографию, содержащим пропаганду наркотиков или самоубийства, а также к ресурсам, на которых размещен пиратский видеоконтент. Теперь же решение о блокировке направляется в Роскомнадзор, который рассылает операторам связи уведомления с требованием заблокировать доступ к тому или иному ресурсу. Последние же обязаны «незамедлительно ограничить доступ к информационному ресурсу или к размещенной на нем незаконной информации».

«После этого Роскомнадзор определяет провайдера хостинга интернет-ресурса, на котором содержится противозаконная информация, и направляет ему уведомление о необходимости ее удаления. Хостер обязан сообщить владельцу ресурса о необходимости удалить контент. Разблокировка ресурса, согласно закону, происходит после того, как Роскомнадзор получит сообщение об удалении противозаконной информации и удостоверится в этом», - так описывают механизм российские СМИ.

Рожей не вышли

Как будет применяться поправка у нас? За разъяснениями ИА «24.kg» обратилось к главе рабочей группы - замминистра транспорта и коммуникаций Эрнису Мамырканову. «Не совсем верно говорить, что поправки направлены на ограничение доступа к интернет-ресурсам. Мы разрабатываем механизмы по экстренной блокировке информации экстремистского характера. Не сайтов, а информации. И только в рамках вопроса по борьбе с экстремизмом. В соответствующих законах об экстремизме это прописано. Есть критерии, и рабочая группа должна лишь их детализировать, но, опять же, не в рамках закона об информатизации», - подчеркнул чиновник.

Он отметил, что это не закон, а, скорее, механизм. «Мы не собираемся принимать закон, а пытаемся в рамках уже действующего закона разработать механизм его практической реализации. Он никак не затронет сайты, так как речь идет сугубо об информации», - добавил Эрнис Мамырканов.

По его словам, сейчас информацию в интернет-пространстве, в частности, в зоне kg, контролируют специалисты отдела по борьбе с экстремизмом. «Они же будут продолжать эту работу после принятия поправок. Новой компетенции ни у кого не должно появиться. И задача нашей группы в том, чтобы никто не превысил свои полномочия», - заключил Эрнис Мамырканов.

В ГКНБ также уверены, что для законопослушных граждан эти поправки не представляют опасности. «Совсем скоро этот законопроект вынесут на общественное обсуждение. Перед принятием решения о блокировке ресурс будет подвергнут тщательной экспертизе. За один материал сайт блокировать не станут, оцениваться будет полная наполняемость ресурса. Если контент содержит публикации экстремистского толка или призывы к свержению конституционного строя, то будут приняты меры. Официально зарегистрированным веб-порталам и СМИ бояться нечего», - говорит сотрудник пресс-службы ГКНБ Рахат Сулайманов.  

Кто старое помянет

Свежо предание, да верится с трудом. Тем более что печальный опыт имеется. Без суда и следствия в 2012 году заблокировали в Кыргызстане доступ к сайту информационного агентства «Фергана». Такое решение было принято по следам постановления Жогорку Кенеша, члены которого сочли, что в июне 2010-го, во время событий на юге, этот интернет-ресурс однобоко освещал конфликт. Парламент КР дал правительству поручение разобраться с неугодным порталом, кабмин же поспешил исполнить, не дождавшись решения суда.

Незавидная участь постигла и веб-портал «Клооп». Его серверы отключила компания ProHost, прислав в редакцию сайта уведомление о том, что соответствующее предписание поступило от Национального агентства связи КР.

«Формальным предлогом для этого послужило видео на интернет-портале о подготовке детей из Казахстана в экстремистском лагере ИГИЛ, которое в данный момент доступно на других сайтах. Тем не менее ни один из них не подвергся каким-либо блокировкам и ограничениям», - отмечало тогда руководство «Клоопа».

До того НАС Кыргызстана по требованию Генеральной прокуратуры разослало провайдерам страны предписание о том, чтобы они закрыли доступ к видеорепортажу, опубликованному в материале «Видео «Исламского государства»: дети из Казахстана угрожают убивать неверных», которое этот сайт не исполнил.

В НАС поспешили опровергнуть все обвинения в их адрес. ИА «24.kg» в ведомстве заявили, что лично они не давали указания о блокировке «Клоопа». «Представители кыргызстанских провайдеров Интернета заявляли, что не у всех компаний есть оборудование, чтобы заблокировать отдельно взятый материал, и придется закрыть доступ ко всей платформе. Но это не наша вина, это технические возможности провайдеров. Мы же давать распоряжение о закрытии того или иного ресурса не имеем ни прав, ни полномочий. Речь шла только о конкретном материале и об ограничении доступа к нему», - подчеркнули в НАС.

Сейчас тучи сгущаются над радио «Азаттык». Его публикации не понравились спикеру парламента. Асылбек Жээнбеков даже не счел нужным скрыть свое раздражение. Он публично «спустил собак» на журналистов того сайта.

А судьи кто?

Эксперты сходятся во мнении, что квалифицированных специалистов, способных дать адекватную оценку контенту сайтов, в Кыргызстане нет. «Зачастую ГКНБ привлекает экспертов из Академии наук и других ведомств, людей вроде Кадыра Маликова и его уровня. Но количество экспертов и их неангажированность под большим вопросом. Спецслужбы и соответствующие структуры стали активно работать в сфере борьбы с экстремизмом, но имеется проблема с профессионализмом. Вузы выпускают достаточно религиоведов, но если силовики намерены плотно заняться изучением наполняемости интернет-сайтов, то специалистов надо отправлять учиться за рубеж. Частично возможно также привлечение экспертов из-за границы», - отмечает медиаэксперт Григорий Михайлов.

По его словам, в целом с проявлениями экстремизма надо бороться. «Боюсь, что работа будет, как обычно, несистемная, поскольку в Кыргызстане нет концепции по информационной безопасности. Но это требует более системной глубокой работы», - добавил эксперт.

Он отмечает, что у спецслужб Кыргызстана «уже сейчас есть достаточно рычагов для давления на СМИ и без тех поправок, которые сейчас разрабатываются».

Другой эксперт, член ОНС ОТРК Игорь Шестаков, считает, что силовики запоздали со своей инициативой. К тому же он не исключает, что поправки в закон в преддверии выборов вносятся намеренно. «Это будет ставить под угрозу свободу слова и использоваться как рычаг давления на СМИ. Надо, чтобы в такие комиссии отбирались руководители авторитетных изданий, а выборы проходили с участием самих медийщиков», - считает он.

Не сайтом единым

Медиааналитик не согласен, что в Кыргызстане нет специалистов, способных распознать материалы экстремистского толка, скрытые призывы и пропаганду терроризма. «Вопрос в другом: будут ли они привлечены к подобной деятельности по блокировке? Но ситуация очень серьезная. Причины распространения экстремизма надо искать не на сайтах, а ставить в мечетях видеокамеры. У нас процесс бесконтрольный. Надо в целом мониторить эту сферу деятельности», - отметил Игорь Шестаков.

Он также подчеркнул, что идеологи экстремизма и терроризма в своей деятельности используют не столько интернет-пространство, сколько ТВ. «Помните, что было в Джалал-Абадской области, когда на одном из каналов показали передачу на деньги «Хизб ут–Тахрира»? Это говорит о том, что идеологи экстремизма стали распространять информацию уже на госканалах, и надо ликвидировать этот бардак. Стало больше религиозных программ, где идет откровенное промывание мозгов. Надо, чтобы соответствующие госструктуры уделяли этому внимание», - заключил эксперт.

В рассуждениях экспертов есть своя логика. Есть она и у авторов скандальных поправок. Действительно, противостоять экстремистам, вербующим сторонников через Всемирную паутину необходимо. Другой вопрос: как? Пропускать публикации, носящие, по мнению чекистов, информацию опасного содержания, через экспертное сито или, как было в ситуации с «Ферганой» и «Клоопом», просто «рубить» неугодные ресурсы? Причем слово Фемиды властям для расправы уже не потребуется. 

Популярные новости
Бизнес