09:48
USD 69.74
EUR 79.24
RUB 1.05

Алия Шагиева о том, как непросто быть дочерью президента

Фото Элины Мустапакуловой

Маленькой, тоненькой, как тростиночка, девочке хватает сил и времени заботиться о семье, самостоятельно воспитывать двоих детей, возиться с тремя кошками и собакой, писать картины, заниматься мультипликацией и противостоять злым языкам, которые судачат о ней и ее отце.

В преддверии Международного женского дня дочка экс-президента КР Алмазбека Атамбаева Алия Шагиева пригласила 24.kg в импровизированную мастерскую — кухню, где в эксклюзивном интервью рассказала о самом сокровенном.

Это первая часть интервью, в котором Алия рассказала о своем детстве, отношениях с родителями и мужем Костей.


— Алия, насколько сложными были ваши детство и отношения с родителями?

— Я была счастливым ребенком. Счастливым благодаря тому, что родители позволяли все. Они всегда считались с моим мнением, позволяли мне быть где-то капризной. Во мне не затоптали творческое начало, поэтому я смогла стать художницей.

— С кем вы ближе? С мамой или отцом?

— И с мамой, и с папой. У нас разные отношения, сложно сказать, что с кем-то ближе. С папой интересно обсуждать творчество, что он об этом думает.

В детстве больше времени проводила с мамой. В подростковом периоде я могла бунтовать. Сейчас повзрослела, и отношение поменялось.

Элины Мустапакуловой
Фото Элины Мустапакуловой

— Какое самое яркое воспоминание из детства?

— Когда папа кружит... Я обожаю рассматривать старые фотографии, переноситься в другое время, вспоминать, ностальгировать. Например, проехать мимо школы. Интересно осмысливать себя, каким ты был и каким стал.

— Когда Алмазбек Атамбаев стал президентом, на вас обрушилась слава. Вас преследовали, фотографировали на улице. Как вам удалось справиться с этим? Что помогло?

— Я повзрослела, появилась осознанность. Многие моменты, которые ранее воспринимала болезненно, теперь стали мягче, я спокойно смотрю. До этого были бунты и депрессия.

Одним из таких бунтов стал уход из соцсетей. Сейчас мне даже смешно вспоминать.

— Что было самым сложным в эмоциональном плане в тот момент?

Было ощущение несправедливости. Я показывала свои работы, но для большинства оставалась только дочкой президента.

Алия Шагиева

— Затем я решила не париться и продолжала делать то, что делаю. На негативные высказывания просто не обращала внимания, расслабилась. И тут же круг моих читателей и подписчиков изменился. Во мне стали видеть творческую личность и просто Алию.

Элины Мустапакуловой
Фото Элины Мустапакуловой

— Посещали ли вас мысли, что вы бы не хотели быть дочерью президента?

— В 14-15 лет, когда мы переехали в резиденцию, там такие большие комнаты, все очень официально, мне было там неуютно. Я изводила родителей своим характером. Преимущества я увидела позже, когда переключилась.

— Была ли злость на отца?

Нет, абсолютно. У нас с ним очень трепетные отношения. В нашей семье заведено, что папе нужна спокойная обстановка, ему необходимо отдохнуть. Наверное, это и называется любовь.

Алия Шагиева

— Проводил ли отец нравоучительные беседы? Часто ли пытался вправить мозги во время ваших бунтов?

— Не было. Он всегда помогал выбраться из сложной ситуации. Когда родитель любит ребенка, он не пытается его под себя подстроить, использовать в своем самоутверждении. Он всегда говорил, что любит, принимает меня любой. Он полностью поддержал мое желание заниматься творчеством

— Критикует ваши работы? Ему нравится ваш стиль?

— Может сказать, что нужно было сделать иначе. Критикует. Раньше я думала, что папе нравятся работы, приближенные к реальности, пейзажи, портреты. Особо не показывала ему другие картины. А потом узнала, что ему очень нравится экспрессионист Эдвард Мунк. Мне было очень приятно.

— Когда-либо вам было стыдно за его политическую карьеру, принятые решения?

— Никогда я не сомневалась в его честности. Я знаю его, какой он дома. С нами папа настоящий. Мне было все равно, кто о нем что думает.

Папа — ранимый, чуткий, никогда не будет обманывать ради своей выгоды. Политикой никогда не интересовалась, не читала. Так сложилось, что мои интересы не пересекаются с политикой. Я не знаю имена некоторых людей. Не вижу смысла загружать этим голову.

Алия Шагиева

— Вы с большим трепетом всегда говорите о своем муже...

— С ним мы можем быть абсолютно неправильными. Мы доверяем друг другу, можем быть собой. Это роскошь. Это необъяснимая связь, магия и химия. Это и дружба, и любовь, товарищество, особенно в жизни с тремя кошками и детьми. После брака отношения поменялись. Многие жалуются, что жизнь стала тусклой. У нас же, наоборот, только разнообразнее, глубже.

Бывает, мы устаем. Когда я устаю, становлюсь раздражительной, особенно когда не могу второй день порисовать. При этом он понимает и не обижается на меня.

— Как родители восприняли Костю? Боялись ли вы его представить им?

— Мама знала о Косте, когда мы только начали встречаться. Он всегда ей нравился. Отец принял его тепло. Он всегда его хвалит. Хотя я не люблю слово «хвалит». Это констатация факта, что Костя классный.

Отец чувствует, что с Костей я стала уравновешеннее, что мы счастливы. Для отца важно, чтобы я была счастлива.

Алия Шагиева

— С подписчиками в социальных сетях вы часто делитесь личными переживаниями. Не боитесь ли вы, что эту открытость могут использовать против вас?

— Все то, что я пишу, касается моего настроения, личных открытий и творчества. Детей я публикую редко. Я перестала жить с ощущением, что меня могут задеть. Раньше я ждала атаки. Негативные высказывания меня перестали задевать.

Элины Мустапакуловой
Фото Элины Мустапакуловой

— Как изменили вас первая и вторая беременности?

— В первую беременность я была инициативнее и энергичнее. Это все отразилось на сыне. Дочь менее требовательная, спокойная. С ее рождением произошел взрыв и все изменилось.

— У вас интернациональная семья. Сталкивались ли вы с непониманием со стороны родственников, которые живут в селе? Как они восприняли ваш союз?

— От них я ни разу не слышала ничего плохого. Может, кто-то и говорил, но шепотом. Мне об этом неизвестно.

Я больше видела комментарии посторонних, которые говорили, что Костя — агент ЦРУ. Это было неприятно, хотелось его защитить.

Алия Шагиева

— Какие у вас семейные традиции?

— Встречи по выходным. За неделю родители успевают очень соскучиться по внукам. Приятно вместе побыть пару часов.

У меня часто спрашивают, могу ли я нарисовать портрет на заказ. Но я работаю только по вдохновению. Приходится отказывать. Мне неинтересно делать что-то для заработка. Я этого не умею.

Элины Мустапакуловой
Фото Элины Мустапакуловой

— Вы гармоничная семья. Как вы этого достигли?

— Есть желание понять. Когда происходит какой-то конфликт, кто-то из нас останавливается и говорит, что нужно объективно посмотреть на ситуацию. Из конфликта мы переходим на разбор происходящего. Клубок сам по себе развязывается, когда не боишься быть собой, отпускаешь собственную важность.

— Из-за чего вы ссоритесь? Кто первый идет на примирение?

— Даже не помню, когда в последний раз была ссора. Чаще всего, когда я просыпаюсь не в духе. Могу что-то сказать, зацепиться за мелочь. Мы перестали цепляться за слова и переводить все в бессмысленный диалог на повышенных тонах.

...В конце разговора Алия призналась, что почувствовала облегчение, когда срок президентства Алмазбека Атамбаева закончился.

Популярные новости
Бизнес