04:48
USD 69.74
EUR 79.24
RUB 1.05

Новые кодексы. Ляпы, нестыковки, противоречия и ложная гуманизация

Не успели вступить в силу новые Уголовный кодекс, Кодекс о проступках, Кодекс о нарушениях, Уголовно-процессуальный и Уголовно-исполнительный кодексы, как потребовались корректировки.

Причем, по словам вице-премьера Жениша Разакова, для этого придется принять около 200 законопроектов и 600 распоряжений правительства.

Депутаты Жогорку Кенеша вынуждены были признать, что при разработке кодексов допущены ошибки. На их исправление правительству дали срок до 1 марта. Однако эксперты убеждены: отпущенного парламентом времени на то, чтобы довести до ума такие массивные документы, не хватит. Только на то, чтобы привести в порядок Уголовный кодекс, потребуется полгода-год.

24.kg собрало только часть ляпов, которые содержат новые документы.

Много противоречий

Эксперты утверждают: причина проколов кроется в том, что изначально было задействовано недостаточно специалистов-практиков в области уголовного и гражданского права. А отведенный для написания кодексов период (с 2013 по 2018 год) оказался слишком коротким.

В итоге документы получились сырыми, а их отдельные статьи далеки от реалий Кыргызстана. Не подходят они и под существующие общественно-правовые отношения.

Существенный огрех аналитики нашли в Уголовно-процессуальном кодексе. По мнению экс-судьи Конституционной палаты Клары Сооронкуловой, в старом варианте существовало четкое разграничение между оперативно-разыскной деятельностью и следственной. Эти разные по сути и содержанию категории работы по выявлению преступника и поиска доказательств его вины не могут быть помещены в один процессуальный акт. УПК построен на принципах прозрачности и гласности.

А оперативно-разыскная деятельность подразумевает закрытость. Но ее воткнули в новый УПК. Юристы в недоумении: как оперативникам вести слежку за объектом, в которую входят конспиративное проникновение в жилище, прослушка и скрытое наблюдение?

Получается, что эти оперативно-разыскные мероприятия не могут регулироваться нынешним УПК, поскольку противоречат его концепции.

Есть и революционное нововведение. Согласно новому УПК, если инкриминируемая статья предусматривает менее пяти лет лишения свободы, то подследственный должен быть отпущен под домашний арест или подписку о невыезде. Если же выше пяти лет, то прокурор обязан доказать в суде, почему обвиняемый должен находиться под стражей.

Норму о залоге эксперты считают мертворожденной. Она перекочевала из старой редакции, но никогда не применялась.

Сумма залога по новому УПК составляет 2 миллиона сомов.

«Если человек, обвиняемый в тяжком преступлении, может заплатить эти деньги и обеспечить себе тем самым свободу, то, следовательно, у него есть средства, чтобы бесследно исчезнуть из страны. Судьи не хотят брать на себя такую ответственность, и их можно понять. В условиях правового нигилизма санкция «отпустить под залог» использоваться не будет. Поэтому я считаю, что эту статью можно убрать», — поясняет Клара Сооронкулова.

Адвокат Сергей Слесарев также уверен, что новое уголовное законодательство недоработано. По его мнению, новые УК и УПК — популизм.

Нареканий масса. Самые основные по адвокатуре — никаких улучшений нет, как не было состязательности сторон, так ее и нет.

Сергей Слесарев

«В частности, в старом кодексе обвинительный акт вручался адвокату, а сейчас этого нет. Следователь вручает обвинительный акт только обвиняемому, а адвокату его вручают лишь в суде», — говорит Сергей Слесарев.

Адвокат отметил, что по новому Уголовно-процессуальному кодексу защитник должен прибыть к своему клиенту в суд или на следствие в течение двух часов с соответствующими документами. Однако разработчики не учли, что юрист может не успеть на судебное заседание по определенным обстоятельствам, независящим от него.

«У нас появился новый институт обвиняемых, то есть с момента задержания человек является подозреваемым, а после того как прокурор утвердит обвинительный акт, он обвиняемый. Написано красиво, но это вносит путаницу. Если раньше обвинительные акты можно было обжаловать в течение всего следствия, то теперь на это дается всего 15 дней», — пояснил Сергей Слесарев.

Всем свободу

Согласно новому Уголовному кодексу, смягчение наказания предусмотрено по тяжким и особо тяжким статьям.

У общественности тут же возник справедливый вопрос: с какой стати борцы за гуманизацию решили, что за изнасилование несовершеннолетней преступник должен быть приговорен максимум к 12,5 годам лишения свободы, а педофил – к 15 годам?

Раньше максимальный срок по этим статьям составлял 25 лет. Разработчики объясняют сокращение сроков тем, что тюрьмы переполнены. Однако эксперты считают: это отговорки, не выдерживающие элементарной критики.

«Цель гуманизации состоит не в том, чтобы отпустить преступника на волю, а в его исправлении. В первую очередь следовало реформировать пенитенциарную систему, а потом уже гуманизировать наказание», — подчеркивает Клара Сооронкулова.

Недопонимание вызывает и то, почему гуманизация не коснулась статьи «Попытка насильственного захвата власти». Она входит в реестр особо тяжких и считается, что ее применяют как акт устрашения против политических оппонентов.

Равно как и статью «Коррупция». Но по ней срок сократили, упразднена норма о конфискации имущества. Ее может применять только суд в виде дополнительного наказания, если следствие докажет, что обвиняемый причинил своими действиями ущерб государству.

Не устраивает многих экспертов декриминализация статьи «Многоженство». Она перекочевала в Кодекс о проступках и карается штрафом, максимальный размер которого составляет 30 тысяч сомов.

Эксперты опять пожимают плечами: ни один многоженец в Кыргызстане не был привлечен к уголовной ответственности.

Штраф — сомнительное наказание для любителя полигамных браков. Тогда стоило ли вписывать статью «Многоженство» в другой нормативно-регулирующий документ?

Адвокат Кайрат Загибаев недоумевает, почему кража до 10 тысяч сомов теперь будет классифицироваться как проступок.

«Воруют кошельки, сотовые телефоны, а теперь это считается проступком. Не все носят с собой такие деньги, почему нужно украсть 11 тысяч сомов, чтобы это считалось преступлением?» — задается вопросом адвокат. 

Подкуп голосов, опыты на людях и домашние тираны

Разработчики затронули тему выборов. Статья, предусматривающая наказание за подкуп голосов избирателей, оставлена в Уголовном кодексе. Внесена она и в Кодекс о проступках.

Согласно Кодексу о проступках, нарушитель закона будет оштрафован на 22-25 тысяч сомов. По УК КР за это деяние грозит до 2,5 лет тюрьмы.

Расширился список субъектов. Под статью, помимо самого кандидата в президенты или депутата, подпадают его близкие родственники, супруг(а), уполномоченные представители и сотрудники предвыборного штаба.

Экс-заместитель министра труда и социального развития Эдиль Байсалов считает этот перечень неполным.

«То есть получается, если я официально не работаю на какого-нибудь претендента на президентский пост или депутатский мандат, то могу спокойно как бы от своего имени, а не от имени симпатичного мне кандидата раздавать деньги, чтобы привлечь электорат. И мне за это ничего не будет», — сказал Эдиль Байсалов.

Он называет эту норму неправильной и предлагает экспертам при внесении поправок доработать ее.  

Если вы на выборах проголосовали вместо другого человека, то будете оштрафованы либо на 30, либо на 60 тысяч сомов.

Статья о проведении опытов над людьми также вписана в Кодекс о проступках. Наказание по ней – штраф от 30 до 60 тысяч сомов. Эксперты же считают, что она должна быть только в Уголовном кодексе и классифицироваться как преступление. Караться штрафом такие эксперименты никак не могут.

Мужчины, избивающие своих жен, и родители, бросившие на произвол судьбы несовершеннолетних детей, разработчикам Кодекса о проступках могут сказать отдельное спасибо.

Уголовное наказание домашним тиранам больше не грозит. По Кодексу о проступках за насилие в семье предусмотрен штраф от 60 до 100 тысяч сомов или общественные работы.

Подпадают под статью Кодекса о проступках чиновники местных органов власти, препятствовавшие проведению мирного собрания. Если организаторам акции протеста удалось соблюсти все правила, они уведомили мэрию о митинге, а их все равно разогнали, а потом еще и задержали участников, чиновники и милиционеры будут оштрафованы. Сумма взыскания – от 30 до 60 тысяч сомов. 

А вот почему декриминализировали статьи «Вандализм» и «Стрельба из огнестрельного оружия в населенных пунктах», перебросив их из Уголовного в Кодекс о нарушениях, эксперты понять не могут.

Штрафом отделаются теперь и те, кто оскверняет могилы.

Все помнят погром на православном кладбище в селе Ананьево Иссык-Кульской области в ночь на 12 января? Так вот, вандалы, если милиции все-таки удастся их отыскать, отделаются штрафом – 30 тысяч сомов максимально.

Еще одно ноу-хау поразило адвокатов. Похищение человека будет считаться проступком и наказываться штрафом или общественными работами в том случае, если преступник отпустит своего заложника в течение трех дней.

Из Уголовного кодекса также исчезло понятие «рецидив».

То есть попавшийся первый раз, образно говоря, на воровстве курицы злоумышленник отделается штрафом или общественными работами. Второй раз он также не получит тюремный срок, ему назначат больший по размеру штраф и исправительные работы. Судить дважды за один проступок не будут, уголовного наказания не последует.

Эксперт Гульнара Маматкеримова подчеркнула, что для адаптации граждан, которые первый раз по глупости или недомыслию преступили закон, будет введен институт пробации. Подсудимые попадут не в колонию, а будут находиться под неусыпным контролем членов специальной комиссии. Правда, она не создана до сих пор, к тому же непонятно, кто в нее должен входить, – военные или все-таки гражданские.

Компот какой-то

Эдиль Байсалов считает, что подобные нестыковки — только верхушка айсберга.

«Примеров абсурда и упущений можно насчитать сотни. Само правительство утверждает, что надо ввести 600 отдельных поправок. Ну что это за новинка со столькими заплатками?» — возмущен Эдиль Байсалов.

Под ложным флагом гуманизации просто-напросто переписали основы государства и права. Это прихоть и каприз.

Эдиль Байсалов

Лидер парламентской фракции «Ата Мекен» Алмамбет Шыкмаматов тоже пришел к выводу, что с гуманностью разработчики несколько переборщили.

«Статья «Незаконное помещение в психиатрический стационар» предусматривает наказание в виде штрафа IV категории (максимальный размер – 220 тысяч сомов). У гуманности тоже должны быть границы. Еще пример: у матери подменили здорового ребенка на больного», — сказал Алмамбет Шыкмаматов.

Это тяжкое преступление, за которое должно быть жесткое наказание, а по новому кодексу грозит штраф.

Алмамбет Шыкмаматов

Разработчик кодекса Лейла Сыдыкова ответила, что эксперты ушли от абсолютных санкций, то есть суд может выбрать и наказание, не связанное с лишением свободы.

Нарушения без правил

Отдельная история с Кодексом о нарушениях. Именно его нормы и вызвали больше всего нареканий.

Большинство экспертов называет его самым непроработанным сводом статей и указаний. Они отмечают, что, прежде чем прописывать теоретически ту или иную норму, нужно хорошо представлять, как она будет применяться практически. Не отточен механизм превентивных мер воздействия. По логике сначала должно быть предупреждение, далее — общественные работы, а уж потом как заключительный аккорд — штраф. Его сумма не может быть взята с потолка.

Разработчики Кодекса о нарушениях, считают аналитики, должны были при его составлении руководствоваться тем, какой вред нарушитель причиняет обществу.

В качестве примера рассмотрим нашумевшую историю о штрафе в 5,5 тысячи сомов за плевки. Плевание вписано как подпункт в статью о нарушении правил благоустройства города. Но вот незадача: в самом нормативно-правовом акте, принятом Бишкекским горкенешем, где расписаны эти самые правила, о плевках нет ни слова. Получается, что нельзя предусмотреть наказание за нарушение правила, которого не существует.

Экспертов смущает также статья о нарушениях санитарно-гигиенических правил благоустройства ПЗУ (придомовые земельные участки).

По ней также предусмотрены штрафы для тех, кто портит лифты, выжигая в них кнопки, справляет нужду в подъездах, выбрасывает из окон мусор. Но непонятно, кто, как и в каком порядке должен привлекать за эти безобразия.

Глава ТСЖ? Но у него нет таких полномочий.

К слову, при органах МСУ не созданы до сих пор комиссии по делам о нарушениях. Кодексы уже в действии, а директивы о создании исполнительных органов на местах и регламента их работы нет.

Отдельной статьей идут нарушения Правил дорожного движения. В частности, превышение скорости. Аналитики считают, что этот вопрос не проработан и нуждается в урегулировании.

Автохулиганство, по мнению юристов, также должно классифицироваться как проступок, а не как нарушение. Объект посягательства — общественный порядок и спокойствие граждан. Однако за него предусмотрен штраф. Максимально 220 тысяч сомов. Одна из разработчиков Кодекса о нарушениях — юрист, экс-депутат IV созыва Ирина Летова — согласилась, что этот вид скорее относится к проступкам. Но включить автохулиганство в Кодекс о нарушениях было инициативой депутатов.

Спорная статья о нарушении иностранцем правил пребывания в Кыргызстане. По словам Ирины Летовой, раньше по Административному кодексу гражданину другого государства, если у него просрочена виза или регистрация, грозило выдворение из страны в течение 24 часов. По Кодексу о нарушениях он должен будет только выплатить штраф до 60 тысяч сомов.

Не устроило юристов-практиков и нардепов, что по Кодексу о нарушениях чиновник, не представивший декларацию о доходах, к уголовной ответственности не привлекается. Эта статья вообще упразднена. Госслужащий, не отчитавшийся о своих заработках, будет оштрафован как рядовой налогоплательщик.

«Но если это чиновник, то руководство ведомства, где он работает, может, согласно Кодексу о нарушениях, в качестве дополнительного наказания уволить его», — пояснила Ирина Летова.

Не понимают правоведы, почему за нарушение ПДД водитель должен платить штраф, если машина принадлежит не ему, а фирме, где он только нанятый шофер. 

Эксперты опасаются, что Кодекс о нарушениях приведет к обратному эффекту – повышению коррупции среди сотрудников МВД, которые должны выявлять и штрафовать нарушителей.

Но пока не установлены повсеместно камеры видеофиксации, откупиться от стража порядка труда не составляет. Вот только взятка вырастет пропорционально штрафу.

Кодексы есть. Исполнения нет

Глава правовой клиники «Адилет» Чолпон Джакупова считает, что сама по себе концепция кодексов прогрессивна и действительно направлена на гуманизацию.

«Проблема не в кодексах, а в их применении. Кодексы должны были вводиться параллельно с проектом «Безопасный город», цифровизацией и электронным правительством. Но поскольку они только на стадии воплощения, то застопорились и сами кодексы. Эти нестыковки, на которые сейчас указывают эксперты и депутаты, возникли потому, что правительство не проработало механизм внедрения. И с кого мы должны спрашивать? С Мухаммедкалыя Абылгазиева? Так не при нем все это принималось», — сказала Чолпон Джакупова.

Правительству давали полтора года на подготовку к вступлению в силу новых нормативов. И этот срок наши министры прозевали.

Чолпон Джакупова

По мнению правозащитницы, сейчас невозможно даже внедрить на все 100 процентов Единый реестр преступлений и проступков (ЕРПП), а он – основа новой кодификации. ЕРПП подразумевает, что в каждом отдаленном селе начальник ПОМа должен иметь бесперебойный интернет, чтобы регистрировать нарушение. Как отмечают аналитики, реестр — это мощный антикоррупционный заслон. Но без технического оснащения его реализация невозможна. Вот и получается, что на бумаге все выглядит красиво, а на практике – тупик.  

Популярные новости
Бизнес