01:34
USD 69.46
EUR 79.16
RUB 1.04

Ровшен Непесов: Все люди талантливы, просто не каждый обращает внимание на свой талант

В Бишкеке в Международный день музыки на концерте выступил лауреат международных конкурсов, талантливый туркменский композитор и дирижер Ровшен Непесов. В Кыргызской национальной консерватории имени К.Молдобасанова впервые прозвучали произведения композиторов Туркменистана в исполнении Большого симфонического оркестра Бишкека, которым он дирижировал. А накануне, погожим осенним днем, гуляя по городу с корреспондентом ИА «24.kg», музыкант рассказал, как попал в волшебный мир звуков.

- В последнее время я увлекся написанием музыки к фильмам. При этом из всего, что я создал (а киноработ у меня около 30), мне по-настоящему нравятся лишь три-четыре произведения. Почему? Потому что в процессе создания фильма присутствует много редактуры, ей подвергается также и музыка к ленте. Бывало, так отредактируют твой материал (там подрежут, тут сократят), что и звучит он уже иначе… И все же писать музыку к кино мне нравится. Возможно, именно она сделала меня популярным в Туркменистане. На сегодня я считаю киномузыку более доступной для масс, через нее композитор может передать свою индивидуальность.

- Не возникает ощущения ущемления свободы вашего творчества при создании музыки по заказу? Ведь ее пытаются при этом загнать в какие-то рамки.

- Сейчас это уже обычная практика – писать музыку по заказу. Меня, например, захватывают темперамент режиссера, его идея… Если предвижу, что в результате сотрудничества с режиссером у меня будет творческий рост, то берусь за работу. Возможно, в молодости я брался за многие заказы, больше для наработки опыта. Сейчас делаю это выборочно.

- Вы первый раз в нашей столице?

- В качестве дирижера приезжаю впервые. Ранее меня приглашали как композитора на музыкальный фестиваль на Иссык-Куле, на юбилей консерватории, на концерт, организованный ТЮРКСОЙ. В этот приезд я познакомлю кыргызстанцев с туркменской музыкой, хотя некоторые из них уже слышали мои произведения отрывками.

Замечу, что с Кыргызстаном меня еще связывает дружба с народным артистом КР, талантливым композитором Муратбеком Бегалиевым, которого я очень уважаю и считаю, что у него многому можно поучиться. Он щедро делится с молодыми композиторами своим опытом, и я в своей практике не раз прибегал к его советам.

- В нынешней творческой жизни в вас кого больше – Непесова-дирижера или Непесова-композитора?

- Композитора. Я композитор, который дирижирует. Дирижером я стал после того, как был музыкантом и играл в оркестре. Вот тогда-то я и обратил внимание на искусство дирижирования. Это волшебство – уметь руководить оркестром из множества инструментов, уметь объяснить и направлять их в нужное направление, возможно, где-то и навязать свое слышание материала, быть связующим звеном между музыкантами и публикой. Этот момент счастья, когда ты, дирижер, смог так объяснить музыкантам тему, что они не только поняли, но и сразу приняли твой вариант игры, мне, пожалуй, больше всего нравится в этой профессии. Это сложное и ответственное ремесло, безжалостное и трудное.

Учебу на втором курсе консерватории я стал совмещать с работой в театре оперы и балета, где играл в оркестре на литаврах, на малом и большом барабане. Приходил дирижировать маститый Нуры Мухатов, тогда ему было под семьдесят. Когда он заходил в оркестровую яму, я завороженно смотрел на него, восхищаясь каждым его движением, его посылом, управлением оркестром. Можно сказать, что тогда и возникла мысль стать дирижером.

- Вспомните время, когда были молодым начинающим дирижером. Как вам работалось с опытными музыкантами? Как удавалось убедить их в том, что нужно играть именно так, а не иначе?

- Помню, в начале дирижерского пути мне очень помогла книга «Советы молодым дирижерам», которая случайно попала мне в руки. Оказывается, каждый молодой дирижер сталкивается с тем, что ему приходится работать с опытными и маститыми музыкантами. В книге описываются те приемы, которые помогают дирижеру преодолеть комплекс, страх, как объяснить свою мысль оркестру. Там описывается случай, с которым я очень часто сталкивался: не мог преодолеть зажатость, пасовал перед музыкантами, которые были старше, опытнее меня, которых нужно уважать и все такое. До прочтения этой книги я проигрывал такие схватки. Автор в ней рассказывает, как и он, будучи молодым дирижером, однажды раздал членам оркестра партитуры. Музыканты стали протестовать против штрихов в них, а он сказал: «Эти штрихи делал сам Герберт Караян». Они: «Да?». И притихли. И стали репетировать, играть по этим штрихам. Это была неправда, но именно так молодой дирижер сумел утихомирить музыкантов старше себя. Вообще, музыканты в каком-то плане инертны: они играют так, как им удобно, как они привыкли.

- И, наверное, безоговорочно прислушиваются к мнению только признанных авторитетов в музыке…

- Именно так. У меня тоже был подобный случай, но у меня был оправданный обман. Я раздал музыкантам партитуры «Бахчисарайского фонтана» Б.Асафьева со штрихами, которые я снял с любительской видеозаписи оркестровой ямы с музыкантами и сцены. То есть я сделал штрихи в партитуре, переписал все это в голосах. На репетиции музыканты подняли гул: «Ты почему в голосах лазил? Как их можно трогать?». Я им говорю: «По этим штрихам и пометкам играют в Мариинском театре». И представляете, все успокоились и стали даже с удовольствием играть по этим партитурам: «Ах, это же из Мариинки!» (смеется).

- Вы говорите «когда я учился сочинять музыку». Разве этому можно научиться?

- Можно. Нужно долго учиться играть, кропотливо трудиться, самообразовываться, тянуться. В начале своего композиторского пути я импровизировал, не относился к этому вопросу серьезно. Это было в пятом-шестом классе школы. Мама прибегала ко мне и говорила: «Играй гаммы, этюды». Брат заступался: «Мама, он разыгрывается». А я в это время играл какие-то свои небольшие вещи, больше развлекался.

Расул Гамзатов говорил, что прежде чем стать поэтом, нужно прочитать тысячу стихотворений - прочесть, а потом забыть их. Так же и для написания собственной музыки сначала нужно научиться играть на инструменте, музыкантом проработать какое-то время. Дозреть, так сказать, до состояния, когда ты будешь готов излить из себя мелодию. А русский художник Илья Репин говорил своим ученикам: «Смотрите больше, рисуйте дольше, пишите проще». Я последовал его совету и взял себе за правило слушать больше, работать дольше, но писать проще. И знаете, оно действует!

Поэтому сочинять музыку научиться можно. Композиторство – это ремесло. Хотя наличие у человека таланта важно, без него нельзя. Я вообще считаю, что все люди талантливы. Просто не каждый работает над своим талантом, не каждый обращает на него внимание. Мне повезло, мне помогли мои родные.

- А что может вдохновить вас на написание нового произведения?

- Все, что угодно: прекрасный осенний день, улыбка ребенка, прочитанная книга, общение с людьми…

- Что вы можете сказать о кыргызских музыкантах, с которыми вам уже удалось поработать как дирижеру?

- В этот приезд я работаю с Большим симфоническим оркестром Бишкека. Считаю, что в нем собрались профессионалы своего дела, чутко понимающие музыку, преданные ей и служащие ей. Репетиции проходят легко, мы с музыкантами нашли общий язык. Им интересен материал, который мы играем, – произведения туркменских композиторов.

У дирижера с оркестром всегда цель одна – профессионально чисто исполнить музыку. И когда в эту чистоту звучания вкладывается еще сердце, тогда и исполнители выходят с концерта духовно очищенными, и слушатели. Бывает, и аплодисменты в конце были не бурные, но что-то в сердце – дзинь! – попало, зазвенело… Вот таким должно быть истинное исполнение музыки.

Бизнес