18:20
USD 73.49
EUR 80.52
RUB 1.03

Как под видом гуманизации лоббируются интересы зарвавшихся чиновников

Правительство внесло на рассмотрение в Жогорку Кенеш пакет из 148 поправок в Уголовный кодекс, Кодекс о проступках, Угловно-процессуальный и Уголовно-исполнительный кодексы, а также в Закон «О пробации». Депутаты возмутились: изменения существенные, нетехнического характера, а времени на их изучение кабмин парламентариям не дал.

К чему такая спешка, стало понятно позже. Председатель комитета по правопорядку Наталья Никитенко считает, что авторы хотели протащить под шумок одну очень сомнительную норму.

О декриминализации статьи 223 УК КР, которая предусматривает тюремный срок для чиновника, причастного к контрабанде с использованием своего служебного положения. Разработчики (Генеральная прокуратура, институт омбудсмена, ГКНБ, ГКДО, ГСБЭП, ГТС и ГСИН) считают, что лишение свободы — это излишне. Достаточно штрафа, и предлагают переквалифицировать преступление в проступок.

Не бойтесь, мы только оштрафуем

В справке-обосновании к скандальной поправке говорится, что в Кыргызстане среди государств-членов ЕАЭС по экономической контрабанде самый низкий порог наступления уголовной ответственности — всего миллион сомов. В соседнем Казахстане, к примеру, 10 миллионов тенге.

Но не это явилось основной причиной, по которой инициаторы предлагают декриминализировать статью. Авторы поправок утверждают — человек, промышляющий экономической контрабандой, не посягает на жизнь, здоровье и личную свободу граждан.

Силовики считают, что надо восстановить пробел. «В этой связи для установления соразмерной санкции с опасностью деяния за совершение преступлений необходимо повышение пороговых сумм — в крупном размере до пяти миллионов сомов, а в особо крупном — до 10 миллионов. Кроме того, исключается пункт относительно совершения экономической контрабанды должностным лицом с использованием своего служебного положения в соответствии с концепцией нового уголовного законодательства, согласно которой все должностные преступления выделены в отдельный блок», — говорится в справке-обосновании.

Но депутаты назвали это слабым аргументом в защиту поправки. Нардеп Мирлан Жеенчороев напомнил, что контрабандой может заниматься и не чиновник таможни, а, к примеру, сотрудник ГСБЭП или ГКНБ. По какой статье тогда их действия расценивать? Или они не используют свое служебное положение? «Последнее следует рассматривать как отягчающее обстоятельство. Но разработчики не смогли толком пояснить, почему они хотят упразднить эту норму. Если речь идет о дублировании, то пусть укажут, в чем оно состоит; если речь о гуманизации наказания, то надо разъяснять», — сказал нардеп.

Вероятно, эту норму хотят убрать, чтобы не было дублирования со статьей о злоупотреблении. Но появляется коррупционный риск.

Мирлан Жеенчороев

Ряд правозащитников и юристов назвали этот законопроект неприкрытым лобби. Экс-судья Конституционной палаты Клара Сооронкулова согласна с такими доводами.

Те, кого уже осудили по эпизоду об экономической контрабанде или же чьи дела сейчас находятся на рассмотрении суда, сразу будут отпущены на свободу.

 «Их не будут как-то переквалифицировать и менять статью обвинения. Потому что скажут, что тут применяется декриминализация, и всех сразу выпустят из-под стражи. Эта норма существовала в предыдущей версии Уголовного кодекса, и в нынешней могли бы ее оставить, никому она не мешает. Во всех странах — участницах ЕАЭС такая статья есть. Но почему наши ее убирают? Кому она мешает, мне непонятно», — сказала она.

Я думаю, тут просто имеются чьи-то интересы. Не будь тут определенного лобби, другой причины столь поспешного принятия поправок я не вижу.

Клара Сооронкулова

Предлагается также декриминализировать пункт об уклонении от уплаты таможенных платежей. Авторы выдвигают то же обоснование, что и при переквалификации экономической контрабанды. Главное — нет прямой угрозы для жизни и имеет место дублирование. А то, что именно из-за неуплаты казна теряет миллиарды сомов, сторонников гуманизации, видимо, волнует мало.

Для сохранения баланса

Одних освобождают от уголовной ответственности, а других, наоборот, подводят к ней. Помимо норм, декриминализирующих экономическую контрабанду и уклонение от уплаты таможенных отчислений, правительство предлагает еще ряд изменений.

За самовольное оставление части или места службы для всех категорий военнослужащих —  срок. В прежней редакции за самоволку арестовывали только военнослужащих срочной службы.

Под статью подпадают и контрактники. Самоволка квалифицируется как проступок и отмечена в соответствующем кодексе.

Кроме того, определен порядок тех, кто будет отправляться на гауптвахту. Вносится также изменение, согласно которому осужденные солдаты-срочники направляются в дисциплинарную воинскую часть, а после отбытия наказания и в случае условно-досрочного освобождения — переводятся в ту воинскую часть, где служили до приговора суда, далее — в военный комиссариат по месту жительства.

Есть еще ряд изменений, и касаются они статей «Лжепредпринимательство», «Отмывание преступных доходов», «Рейдерство», а также «Организация финансовых пирамид».

ГСБЭП предлагает по ним разрешить заключать со следствием сделку о сотрудничестве.

Однако практикующие адвокаты считают, что здесь речь не идет о гуманизации, и разработчики занимаются подменой понятий. «Сделка со следствием подразумевает, что подозреваемый начнет давать показания. У нас же подобные соглашения зачастую заключаются, чтобы заставить фигуранта оговорить нужного следствию человека взамен на штраф и свободу вместо тюремных нар», — полагает юрист Сергей Слесарев.

А депутат Дастан Бекешев отметил, что с новыми поправками к уголовному законодательству адвокаты лишаются права равного участия в судопроизводстве. «Мы вносим изменения, удобные только для правоохранительных органов, что плохо», — добавил он.

P.S. Претензии членов депутатского корпуса и юристов к новым нормам в УК и Кодексе о проступках объяснимы. Нардепам не дали времени ознакомиться с 24-страничным текстом предлагаемых поправок, а заместитель министра внутренних дел Памир Асанов, презентуя изменения на заседании Жогорку Кенеша, не смог толком ответить ни на один вопрос народных избранников. Спрашивается, докладчик читал документ или по традиции просто озвучил то, что просили? Вникать в смысл сказанного наши милицейские чиновники, видимо, нужным не считают.

Популярные новости
Бизнес
28 мая, четверг