10:36
USD 84.23
EUR 99.16
RUB 1.14

Афганская война до сих пор приходит во сне. Воспоминания спецназовца

Фото Юрия Кузьминых. «Афганец» Александр Крамарев

15 февраля 1989 года последняя колонна советских войск пересекла афгано-советскую границу. Так закончилась десятилетняя война, в которой Советский Союз потерял свыше 15 тысяч военнослужащих. Не остались в стороне и кыргызстанцы, 248 ребят не вернулись домой.

Из школы в спецназ

В начале 1980-х Александр Крамарев попал в Афганистан в составе элитного подразделения спецназа. Этих бойцов командование отправляло в самое пекло и на самые ответственные задания. В СССР об этом батальоне предпочитали молчать. Только сегодня мы можем приоткрыть завесу секретности.

Люди, прошедшие горячие точки и хлебнувшие лиха на войне, по натуре не многословны. Они не привыкли хвастаться. И беседа с Александром, на которого служба в отряде специального назначения наложила отпечаток скромности, лишний раз это подтвердила.

В разговоре он признался, что главное, чему его научил спецназ, — никогда не сдаваться.

— Родился я во Фрунзе в 1962 году. В старших классах стал активно заниматься спортом, немного разбирался в радиоделе. В военкомате при постановке на учет меня заметили и в феврале 1980-го определили в специальную команду. 6 мая после получения повестки о призыве отец отвез меня в аэропорт, — вспоминает Александр Крамарев.

Группу на взлетной полосе встретили офицер и сержант. Лицо последнего черное от загара, на груди медаль «За боевые заслуги».

— Тогда мы, вчерашние школьники, не придали этому значения. Будущее казалось безоблачным. Все попытки узнать у «покупателей», куда нас отправляют, не увенчались успехом. Сопровождающие были немногословны. Единственный ответ — на месте узнаете. Вскоре нас загрузили в самолет, и мы оказались в Ташкенте. Потом отправили в Чирчик, в знаменитую 15-ю отдельную бригаду специального назначения, — рассказывает собеседник.

Легендарный батальон

Александра Крамарева
Фото Александра Крамарева. На встрече с однополчанами
В связи с ухудшением политической ситуации в Афганистане после смены власти, в ходе которой президента Тараки убил его сподвижник Хафизулла Амин, в Генштабе ВС СССР приняли директиву № 314/02/0061 от 26 апреля 1979 года по формированию на базе 15-й бригады 154-го отдельного отряда специального назначения.

Перед отрядом поставили боевую задачу по поддержке специального подразделения КГБ СССР при проведении операции на территории Афганистана. Предусматривалось, что 154-й отряд будет представлять сводный батальон из шести рот.

Главной особенностью формирования 154-го отряда являлся подбор личного состава по национальности. Отбирались только узбеки, таджики и туркмены. Позже это отменили.

154-й отряд в среде военных получил название Мусульманский батальон.

Отбор проходил по всем воздушно-десантным войскам и подразделениям спецназа ГРУ. Искали военнослужащих и в мотострелковых войсках, поскольку на вооружение отряда планировали принять большое количество бронетехники, которую до этого не использовали в подразделениях специального назначения.

Дорога в Афганистан

Первый день в части Александр Крамарев запомнил на всю жизнь.

— Сразу бросилась в глаза огромная мемориальная доска, на которой были выбиты фамилии отличившихся однополчан. Все они были награждены боевыми орденами и медалями. Восемь удостоились ими посмертно. Во время первого построения новобранцев командир, внимательно осмотрев нас, приказал всем, кто выше метра восьмидесяти, встать в одну группу, остальным — в другую. Каждой из групп давали особую физическую нагрузку, — говорит он.

Армейские будни ежедневно начинались с 10-километрового кросса. Слабых в спецназе безбожно отсеивали. Гоняли бойцов командиры по полной программе.

— Особенно запомнилось обучение метанию гранат. Командир батальона выстроил нас в шеренгу. В руках у него РГД-5. Сначала он рассказал нам ее устройство, затем, выдернув чеку, бросил гранату нам под ноги. Через несколько секунд раздался взрыв. К счастью, сработали чувство самосохранения и полученные во время занятий навыки. Все успели выскочить из зоны поражения и упасть на землю, — вспоминает Александр.

Свободного времени почти не было. Учили стрелять из любого вида оружия, прыгать с парашютом, выживать в экстремальных условиях.

— Только в Афганистане понял, что все полученные в бригаде навыки и знания помогли мне выжить. Перед отправкой в горячую точку новобранцам предстояло сдать последний серьезный экзамен. От него зависело распределение. Перед нами поставили задачу в трехдневный срок найти спрятанный в горах макет ракетной установки и организовать засаду. С задачей мы справились на отлично, правда, ноги сбили в кровь. Командир разрешил нам несколько дней ходить по части босиком. Видок у нас был еще тот, — продолжил наш собеседник.

Прививка ненависти

В последних числах октября взводный, старший лейтенант Сергей Рукавишников отвел Александра в сторону и предложил поехать с ним в командировку. Не раздумывая, тот согласился, прекрасно понимая, для чего полгода их готовили. Хотя вслух об этом не говорили даже между собой.

Через трое суток спецназовцы на боевой технике пересекли границу СССР и расположились в 400 километрах от Мазари-Шарифа. Батальон расселили по палаткам, на следующий день они вышли на первое боевое задание. Не нюхавшим пороху пацанам предстояло зачистить небольшой кишлак, где, по данным разведки, засели душманы.

— В одном из домов наткнулись на старика. В национальной одежде, чалме и с бородой. В комнате нашли раритетное ружье и мешок с сухарями. Оружие и боеприпасы изъяли.

Ненависти к врагу не было. Она пришла чуть позже, когда бойцы из нашего отряда попали в первую засаду.

Александр Крамарев

Поступил приказ сопроводить колонну с гражданским грузом в соседний город. Боевики ждали нас. Первым выстрелом из гранатомета подбили БТР. Сидевшие в нем спецназовцы отстреливались до последнего. Бандиты долго не могли справиться с ними. На предложения о сдаче в плен отвечали отказом. Когда у наших кончились патроны, боевики окружили машину. Облив бензином, подожгли. Помощь пришла слишком поздно. Тела товарищей нашли около сожженной бронемашины. Им вспороли животы и перерезали горло. На спинах вырезали огромные пятиконечные звезды, — отмечает Александр.

Боевые выходы спецназа

Наш собеседник рассказал и о первой успешной операции.

— Отдаленный кишлак Джар-Кудук доставлял много хлопот военным, его расположение не давало к нему подступиться. Село было полностью окружено непреступными горами, попасть в него можно было только по единственной дороге. Боевики ее превратили в непреступную крепость. Каждый сантиметр простреливали. Все попытки военных несколько раз взять кишлак штурмом не увенчались успехом. Все атаки отбили, были большие потери. Тогда, чтобы покончить с мятежным аулом, решили задействовать спецназ. Ночью «вертушки» нас высадили в горах. Потом пришлось сделать многокилометровый марш в горы. К утру мы заняли господствующие высоты. Бесшумно сняли выставленные там посты, — говорит он.

Александра Крамарева
Фото Александра Крамарева. Мемориал воинам-афганцам
— Настоящий огненный ад начался с рассветом. Боевики заметили нас и открыли шквальный огонь. Ты выпускаешь одну очередь из автомата, в ответ летят три. Больше трех суток шло боевое столкновение, огонь не прекращался ни на минуту. Душманы все это время держали оборону, но кольцо постепенно сжималось, и тогда они решили прорываться из окружения. Основные силы душманов должны были пройти через наши посты. В этом бою геройски погиб сержант Рахматулин, он закрыл командира Сергея Решетникова. Впоследствии его посмертно наградили орденом Красной Звезды, — рассказывает Александр Крамарев.

В бою спецназовцы потеряли троих. Жертв среди душманов в десятки раз больше — почти 400 человек.

В кишлаке освободили много заложников — афганских женщин и детей. Их похищали в соседних селах и использовали как живой товар.

В центре села располагалась хорошо укрепленная огневая точка, боевик из крупнокалиберного пулемета отстреливался до последнего. К нему долго не могли подступиться. Его успокоил только снайпер. Потом оказалось, что это наемник из Пакистана. Смертник был прикован к оружию цепью.

Военные трофеи душманов превзошли все ожидания. Почти в каждом доме спецназовцы изымали оружие, деньги, наркотики. Пять грузовиков понадобилось, чтобы вывезти все это.

Пропавшие без вести

Александра Крамарева
Фото Александра Крамарева. Мемориал воинам-афганцам
Вспомнил Александр и о пропавшем без вести спецназовце Евгении Горбунове.

— Они проводили зачистку кишлака с боевиками. Одна из групп попала в хорошо организованную засаду. После того тяжелого боя Женя пропал. Спецназовцы несколько дней шерстили всю окрестность. Местные жители рассказывали, что видели тяжело раненного русского парня. Афганцы поражались его стойкости. Боевики в качестве устрашения местного населения зверски издевались над ним, — подчеркивает он.

Однополчане жестоко отомстили за смерть товарища. Им удалось во время зачисток уничтожить почти всю эту банду.

— Пленных спецназовцев боевики никогда не оставляли в живых. Мы даже мертвыми для них представляли большую опасность. Скорее всего, душманы убили Евгения, а его труп спрятали. Скоро 40 лет, как он пропал, но до сих пор о его судьбе ничего неизвестно, — с горечью говорит наш собеседник.

Секунды, запомнившиеся на всю жизнь

Рассказал Александр Крамарев и о своих ощущениях, когда приходилось нарываться на бандитскую засаду.

— Когда по тебе неожиданно открывают шквальный огонь, очень жалеешь, что земля такая твердая и нельзя закопаться в нее по самое горло, — заметил он.

Вместе с афганскими силами правопорядка участвовали в зачистке небольшого села. После операции возвращались в расположение. На окраине села около огромного глиняного забора прогремел мощный взрыв и по колонне открыли шквальный огонь.

— Рядом с БМП, в котором находился я, разорвалась граната. Осколки повредили маслопровод, и боевая машина встала. На небольшой горке она стала легкой добычей для бандитов. Потом к нам на расстояние выстрела подобрался вооруженный гранатометом боевик. Эти несколько секунд запомнил на всю жизнь. Он стал целиться нам в башню. В ответ мы открыли по нему огонь из пушки. Снаряды не причинили ему вреда, но не дали точно прицелиться. Снаряд гранатомета пролетел в метре от моей головы. Боевик стал перезаряжать оружие. На выручку нам пришел экипаж другого БМП и своей броней защитил от второго выстрела. Граната попала в бок их машины. Ребята получили небольшие ранения и контузию, но, к счастью, все оказались живы, — вспоминает собеседник.

Война приходит во сне

Александра Крамарева
Фото Александра Крамарева. На встрече с однополчанами
В середине мая 1982 года пришел приказ о демобилизации Александра. Он уже готовил парадную форму, когда спецназовцев вновь подняли по тревоге.

— В 30 километрах от нашей части в душманскую засаду попала колонна техники. К нашему приезду один БТР уже был объят пламенем. Боевики, заметив подмогу, незамедлительно ушли. Очередной раз поразились их жестокости. Механику-водителю подбитого бронетранспортера выкололи глаза и отрезали уши. Тела погибших мы доставили в подразделение. К этому времени к нам прибыло пополнение. Новобранцам продемонстрировали зверства душманов. На следующее утро за нами прилетел вертолет. Но едва он подлетел к горам, по нему открыли огонь из крупнокалиберных пулеметов. Трассирующие пули не задели вертолет.

Афганистан не хотел отпускать нас.

Александр Крамарев

В начале 1980-х о той необъявленной войне знали мало. Зато об участии в боевых действиях говорили военная выправка, загорелые и обожженные ветрами лица. Адаптироваться в новых условиях приходилось на ходу. Теперь война приходит Александру только во сне.

— Вот несколько дней назад участвовал в очередной спецоперации, — признался он.

В прошлом году удалось съездить в Узбекистан на юбилей бригады. На встрече собрались ветераны. Увешанные наградами спецназовцы вспоминали боевую молодость, помянули погибших товарищей.

Сын Александра Крамарева пошел по стопам отца. Сейчас живет в Санкт-Петербурге, отслужил срочную службу в десантных войсках. «Армия пошла ему на пользу», — признался наш собеседник.

Популярные новости
Бизнес