11:17
USD 69.74
EUR 79.24
RUB 1.05

Толкунбек Абдыгулов о самочувствии банков и едва не утраченном доверии

Председатель Национального банка Толкунбек Абдыгулов в интервью 24.kg рассказал о своем отношении к раскрытию банковской тайны, состоянии финансовой системы страны и причинах, которые могут пошатнуть ее.

— В канун Нового года принято подводить итоги. С чем заканчивает год финансовая сфера?

— Год для Национального банка, банковской системы и страны положительный. ВВП растет, курс сома в течение года сохранял стабильность. Среднегодовая инфляция по нашим ожиданиям не превысит 2 процентов. Макроэкономические показатели у страны хорошие.

Что касается банковской системы, есть несколько ключевых показателей, которые демонстрируют, как она работала. Для экономики важен объем кредитов и депозитов. Кредитный портфель коммерческих банков увеличился на 16,4 процента и на 13 декабря составлял 126 миллиардов сомов. Депозитная база увеличилась на 7,6 процента — до 131 миллиарда сомов.

Банки чувствуют себя хорошо. Растут депозитная база и кредитный портфель. По предварительным данным, большинство банков завершат год с прибылью.

Толкунбек Абдыгулов

Одним из приоритетов Национального банка является постепенное снижение процентных ставок по кредитам. Например, средневзвешенная процентная ставка по кредитам в национальной валюте на конец ноября составляла 18 процентов. И в этой части наша политика по их снижению дает результаты. Немаловажным для Национального банка является и коэффициент долларизации кредитов и депозитов.

За последние три года уровень долларизации кредитов снизился с 55 до 37,8 процента, депозитов — с 65,6 до 45,4 процента.

— Какие риски есть для финансовой системы страны?

— С точки зрения внутреннего рынка главное для стабильности финансовой системы — это доверие. Над ним Нацбанку, правительству, госорганам надо еще работать.

Многое зависит от состояния экономики в целом. Если бизнес настроен оптимистично, планирует новые проекты, то будет брать кредиты. Если ожидания не очень хорошие, то проекты приостановят. Это связано с экономикой, наша экономика интегрирована в рынок ЕАЭС. Мы напрямую не зависим от стран союза, но косвенно они на нас влияют.

— Если говорим о доверии, что с требованием Финразведки представить клиентскую базу комбанков?

Мы считаем, что требование представить данные обо всех поголовно клиентах незаконно.

Толкунбек Абдыгулов

— Есть конкретные случаи, когда это необходимо. Тогда присылайте конкретный запрос с данными человека или компании, основанием для открытия его счетов. Просто так отдать перечень всех клиентов без исключения — это неправильно.

— Что Нацбанк сделал для защиты своей позиции? Ограничился только официальным заявлением?

— Конечно, нет. Мы сразу обратились в правительство с просьбой собрать представителей Финразведки, Нацбанка и других уполномоченных органов, чтобы обсудить вопрос. Наши юристы и специалисты по противодействию экстремизму и отмыванию преступных доходов на своем уровне начали контактировать с Финразведкой и обсуждать проблемы.

— Как подобные действия могут сказаться на банковском секторе?

— Если население не будет доверять банкам, возникнут проблемы. Люди перестанут хранить деньги в кыргызских банках. Будут ездить в Казахстан, Россию. Люди могут снять деньги со счетов. Есть риск, что банк может обанкротиться из-за массового оттока средств. Пока требование Финразведки не реализовано, такого риска, конечно, нет.

— В ноябре, когда Нацбанк представлял решение об учетной ставке, говорили, что она может измениться из-за санкций против России. Насколько сильным может быть это влияние?

— На нас будут воздействовать размеры денежных переводов мигрантов, возможное обесценение российского рубля и казахского тенге.

Любые санкции влияют на бизнес. Может усложниться его работа. К такому повороту событий мы готовы. Шокового влияния санкций на нашу экономику не будет, но мы предупреждаем, что стоит быть готовым к трудностям.

— Нацбанк всегда говорит о плавающем курсе сома. Но последние два месяца курс продажи доллара не превышает 69,9 сома. Это настораживает. Неужели действительно нет влияния Нацбанка на ситуацию?

— Да, страна выбрала режим свободно плавающего обменного курса. Но в чистом виде его на рынке нет, поэтому такой ситуацией всегда могут воспользоваться спекулянты. На то, что сейчас происходит, надо смотреть через цифры. Мы продали $148,5 миллиона с начала года, а купили около $21 миллиона.

Чистая продажа долларов на рынке составила $128 миллионов.

Любой экономист скажет, что этих денег недостаточно для фиксации обменного курса. Мы только сглаживаем его, чтобы исключить резкие колебания. Последние интервенции были крупными. Это связано с внешними факторами: ожиданием по ставке Федеральной резервной системы США и Центробанка России. Кроме того, традиционно именно в ноябре заключают контракты на следующий год, и надо делать предоплату в иностранной валюте. Все это и обусловило повышенный спрос на доллары США в Кыргызстане.

— Как повлияли претензии депутатов к Нацбанку на ситуацию на рынке?

— Банковский сектор достаточно чувствительный. И любые непродуманные действия, даже некорректные высказывания, могут сказаться на стабильности всего сектора.

На рынке начался ажиотаж. Наша ноябрьская интервенция связана именно с этим. Спроса на иностранную валюту не было, но была определенная нервозность, которую породили ожидания, что в ближайшее время политика Национального банка может измениться.

— Была информация, что 15 из 25 банков выставили на продажу. Насколько опасна такая ситуация?

— Когда вопрос озвучили в парламенте, я сразу сказал, что не владею такой информацией. Как минимум, неэтично спрашивать у акционеров, собираются ли они продавать свои акции.

Я знаю другое, что сегодня любой коммерческий банк готов продаться, если хозяину дадут приемлемую цену. Это бизнес.

Толкунбек Абдыгулов

Для вкладчиков и клиентов банка это неважно. Главное, чтобы Национальный банк мог сказать, что этот финансовый институт стабильный и будет хорошо работать.

Популярные новости
Бизнес