21:59
USD 87.86
EUR 93.94
RUB 1.00

В плену пропаганды. Репрессивные законы не встретили сопротивления кыргызстанцев

Рассмотреть и принять законопроекты «О СМИ» и «О НКО», которые независимые юристы, правозащитники и журналисты назвали противоречащими не только Конституции, но и обязательствам Кыргызстана в рамках международных договоров, Жогорку Кенеш не успел. Депутаты ушли на каникулы до 1 сентября. К обсуждению резонансных документов они вернутся осенью.

Считать, что власти отказались от сомнительной идеи похоронить гражданский сектор и уничтожить свободу слова, было бы ошибочным. Реализация замысла пока получила отсрочку.

Эксперты отмечают, что если бы репрессивные законопроекты встретили более мощное гражданское сопротивление, то Старой площади пришлось бы уступить и эти документы, вероятно, отправились под сукно.

Шум за сценой

На этапе разработки скандальных законопроектов, направленных на стигматизацию и навешивание ярлыков, аналитики, гражданские активисты, правозащитники, как в Кыргызстане, так и за рубежом, регулярно обращались к властям с просьбой снять эти инициативы с повестки. Но ответом было молчание.

Замечания членов рабочих групп по обоим проектам чиновники президентской администрации, которые и являются основными разработчиками, не учли. А автор документа «О НКО», узаконивающего статус «иностранного представителя», депутат провластной парламентской фракции «Ата Журт Кыргызстан» Надира Нарматова и вовсе блокировала все попытки диалога.

После тщетных усилий навести мосты для конструктивного обсуждения представители IPI и партнерские организации выступили с заявлением, в котором упрекнули официальный Бишкек в игнорировании обращений по поводу противоречивых и опасных законопроектов «О СМИ» и «О НКО».

В IPI заметили, что «пытались наладить обратную связь и поговорить о тревожных тенденциях, отдаляющих Кыргызстан от международно признанных базовых принципов». Но ни на одно из писем или других сообщений власти страны не ответили.

Эксперты подчеркнули, что лоббирование подобных законопроектов приближает КР к авторитарным моделям правления.

«Печально известный российский закон об «иностранных агентах» вдохновляет на аналогичные меры в регионе. В то время как граждане Грузии успешно выступили против законопроекта об «иностранных агентах» в марте, Кыргызстан рассматривает аналогичное предложение, основанное на российском законодательстве, которое использовалось для подавления независимых СМИ и гражданского общества. Параллельно парламент КР обсуждает новый закон о СМИ, принятие которого может означать конец независимой журналистики в стране», — говорится в сообщении.

Аналитики задаются вопросом: почему репрессивные законопроекты не стали предметом более широкой дискуссии на всех уровнях? Где эти самые 30 тысяч НКО, которые, как утверждают авторы законопроекта, у нас зарегистрированы? Почему молчат? Не знают об этих инициативах или не понимают и не могут оценить последствия в случае их принятия?

По мнению юриста Искендера Какеева, утверждать, что общество «проглотило» выдвинутые дискриминационные изменения, было бы не совсем верно.

«Здесь нужно сразу оговориться, что мы имеем в виду под гражданским сопротивлением. На мой взгляд, оно было, пусть не многочисленное, но все же. Похвально, что критики законопроектов сумели мобилизоваться и оказать сопротивление, чтобы эти документы не были приняты в таком виде, в каком они выставлены на общественное обсуждение», — сказал он.

Объединились НКО с медиа перед лицом надвигающейся угрозы. Однако большинство населения по-прежнему не понимает, что эти законопроекты коснутся не только независимых СМИ или некоммерческих организаций, они затронут всех без исключения.

Искендер Какеев

Собеседник признал, что массовых протестов лоббируемые властями проекты действительно не вызвали, как, например, в Грузии. Но на то есть свои причины. Первая — бедность населения. Люди настолько тяжело живут, что у них нет денег на еду. Когда нечем накормить детей, не думаешь о каких-то законах, волнует один вопрос — как выжить.

Вторая — коррупция. Подавляющее большинство ни во что не верит и считает, что отдельно взятый голос или подпись ничего не изменит, пока власть сама не будет заинтересована в том, чтобы пересмотреть свои решения.

«Но это неправильно, на мой взгляд. Чем больше высказываний против, тем вероятнее отклик. Когда таких заявлений тысячи, наверху не смогут игнорировать», — отметил Искендер Какеев.

Ничего не напоминает?

Аналитик Нурсултан Акылбек не согласен с тем, что сопротивления не было. Документы отодвинули на осень, а это и есть результат гражданского протеста.

Другой вопрос: зачем, вообще, принимать эти документы? Эксперт отмечает: чиновники оказывают медвежью услугу самим себе.

«Задавив СМИ, они радикализируют их, традиционные медиа уйдут на свободные платформы, где уже не будут придерживаться основополагающих правил. Оказывая давление на НКО, власти также будут толкать людей к созданию неформальных сообществ, где прозрачность минимальна. Я думаю, глава государства окружил себя людьми, которые не умеют просчитывать риски. Поэтому власти совершают те же ошибки, на которых погорели предыдущие президенты», — отметил он.

По словам Нурсултана Акылбека, эти законопроекты не встретили недовольства у широкой массы еще и потому, что люди, во-первых, устали выражать его, а во-вторых, из-за огромного количества репрессивных документов не хотят лишний раз лезть на рожон.

На практике я не видел, что СМИ или гражданское общество от таких законов сильно пострадали, но зато много примеров, когда такие «драконовские» меры ударили по самим властям.

Нурсултан Акылбек

Это с одной стороны. С другой, и об этом говорит аналитик Наргиза Мураталиева, проекты, действительно, вызвали резонанс лишь в узких кругах. Но винить в пассивности и отсутствии гражданского контроля только общество было бы неправильным. Это объясняется усилением авторитарных тенденций и стигматизацией.

«Сказывается общая атмосфера усталости населения от различного рода акций и сопротивлений. В условиях планомерной стигматизации НПО сектора, когда на него искусственно навешивали ярлыки и обвиняли во всех бедах Кыргызстана, широкие слои населения могут не до конца осознавать масштаб принимаемых законов и их негативные и тревожные последствия. Ведь, как правило, властям проще найти «третью» виноватую сторону, чем самостоятельно заниматься решением накопившегося пласта проблем во всех сферах госуправления. Таким образом создается впечатление и манипуляции, что принимаемые законы являются необходимыми для безопасности или защиты интересов общества, что создает удобные условия для протаскивания законопроектов», — говорит она.

Подавление и дезорганизация оппозиции на фоне усиления авторитарных практик также способствует отсутствию гражданского сопротивления. Если люди не могут объединиться, чтобы выразить свое несогласие, то это сокращает поле для выражения общественного несогласия.

Наргиза Мураталиева

Поэтому так называемый глубинный народ, к которому так любят апеллировать власти, не воспринимает ни журналистов, ни правозащитников, считая их чужаками.

Еще один штрих

По мнению экспертного сообщества, такая неутешительная тенденция вызвана еще и тем, что большинство граждан Кыргызстана из-за низкого уровня медиаграмотности оказались в плену пропагандистских нарративов.

Провластные медиа и фабрики троллей в соцсетях переняли основные тренды прокремлевских российских ресурсов и активно распространяют их среди кыргызстанцев.

Они таковы: представители НПО — «агенты Запада», свободные СМИ — «разрушители национальных идей», правозащитники и активисты — «грантоеды». Все вместе взятые «пытаются навязать чуждые ценности, защищают представителей ЛГБТК+ и подрывают основы патриархального традиционного кыргызского общества».

На руку проводникам такой политики играет еще и то, что кыргызская аудитория привыкла пассивно воспринимать новости, не разбирая их источники, а государственное телевидение остается «проверенным рупором».

При таких исходных данных было бы странно ожидать, что в Кыргызстане поднимется волна недовольства законопроектами, подрывающими гражданские права и свободы. Послушной и молчаливой массе они не нужны. Превратиться в последнюю общество, состоящее из некогда разумных и адекватных людей, может только в одном случае, когда установлен тотальный контроль над информацией, а не просто критическая, даже иная, точка зрения рубится на корню.

Популярные новости
Бизнес