08:15
USD 69.46
EUR 79.16
RUB 1.04

Когда в свидетелях согласия нет

Скандальное дело Нарымбаева/Коркмазова разваливается на глазах.

В четверг, 15 октября, состоялось очередное судебное заседание по делу экс-руководителя аппарата президента КР Данияра Нарымбаева и депутата Жогорку Кенеша Хаджимурата Коркмазова. Правда, последний теперь тоже бывший, так как аккурат в этот день V созыв Жогорку Кенеша официально закончил работу, при этом торага Асылбек Жээнбеков отметил, что уходящий парламент сделал «первые шаги для проведения судебной реформы». В том, что наша судебная система далека от идеала и беспристрастности, можно убедиться, посетив этот процесс.

Как забыть $400 

Вышеназванных высокопоставленных лиц обвиняют в вымогательстве взятки в $200 тысяч у Назгуль Тюлеевой - дочери бывшего мэра столицы Наримана Тюлеева, осужденного на 11 лет с конфискацией имущества. По версии следствия, деньги требовал Данияр Нарымбаев, а Хаджимурат Коркмазов выступал посредником. Правда, с наличностью в $100 тысяч задержали последнего. Но на судебном заседании 5 октября выяснилась интересная деталь (которую следствие, кстати, проверять не стало, равно как и другие нестыковки): было не $100 тысяч, а $99 тысяч 600 ! Куда делись остальные деньги, объяснила Назгуль Тюлеева. По ее словам, они попросту «выпали» и остались… у нее в сумке.

Девушка уверена, что именно Данияр Нарымбаев стоял за делом ее отца, которого сначала осудили, а потом конфисковали имущество. Как рассказала в суде Назгуль Тюлеева, впервые имя тогда еще руководителя аппарата президента она услышала от судьи Верховного суда Канатбека Турганбекова. «Он два раза отправлял меня к Нарымбаеву», - вспоминает свидетель.

Но служитель Фемиды вчера на заседании опроверг ее показания. «Впервые Назгуль Тюлееву я увидел, когда она позвонила мне и спросила, звонил ли мне Данияр Нарымбаев. Я сказал: да, звонил. Она попросила разрешения зайти, я согласился», - рассказал Канатбек Турганбеков. На повторный уточняющий вопрос прокурора Медербека Абдышева, обращалась ли все-таки Назгуль Тюлеева ранее, до звонка Данияра Нарымбаева, свидетель уверенно сказал: нет.

Однако когда именно звонил чиновник, а когда - дочь осужденного Наримана Тюлеева – в один и тот же день, или между ними был день разницы, Канатбек Турганбеков вспомнить не смог. Даже после того, как государственный обвинитель зачитал выдержки из письменных показаний судьи, согласно которым все звонки были 7 мая 2015 года, свидетель лишь неуверенно сказал: «Может быть». «Как это так? На один и тот же вопрос два разных ответа», - возмутился прокурор. Ну вот такой «забывчивый» представитель Верховного суда.

А память-то подводит без конца

В одном Канатбек Турганбеков уверен точно: на приеме у руководителя аппарата президента он был только 21 мая 2015 года, и на встрече присутствовал лидер фракции СДПК Чыныбай Турсунбеков. «Данияр Ильич сказал, что мать Наримана Тюлеева хочет просить политическое убежище в Германии, так как ее дом конфисковали, и надо бы ускорить этот вопрос. Но я сказал, что ничего не решаю», - рассказал свидетель. После этого с Данияром Нарымбаевым он случайно встретился у «Белого дома», и на его вопрос о деле Тюлеева сообщил, что все надзорные жалобы защита отозвала, дело приостановили.

Но интересно, что показания судьи не вяжутся со словами лидера СДПК Чыныбая Турсунбекова, который заявил, что Канатбека Турганбекова он встретил в коридоре, до начала встречи с Данияром Нарымбаевым. Об этом, кстати, говорила и Назгуль Тюлеева, которая также встретила судью до начала встречи с экс-руководителем аппарата президента.

Чыныбай Турсунбеков подтвердил слова судьи ВС КР лишь в части, касающейся политического убежища для матери Наримана Тюлева. Но опроверг слова Назгуль Тюлеевой по поводу требования Данияра Нарымбаева о том, чтобы опальный градоначальник написал прошение о помиловании. «У меня в памяти остался только вопрос о конфискации имущества», - сказал Чыныбай Турсунбеков, добавив, что Данияр Нарымбаев пригласил его на встречу не только как лидера партии власти, который должен быть в курсе резонансных дел, но и как земляка Наримана Тюлеева (оба политика родом из Нарынской области – прим. ИА «24.kg»).

Но больше всего расхождений нашлось в показаниях двух экс-депутатов парламента – подсудимого Хаджимурата Коркмазова и свидетеля Нургазы Айдарова. Оба указывают друг на друга, когда заходит речь о том, кто же первый обратился к главе президентского аппарата с просьбой принять Назгуль Тюлееву по делу о конфискации имущества, и кто кого попросил пригласить девушку в кабинет после ее встречи с Данияром Нарымбаевым. Доходит до смешного, потому что Нургазы Айдаров и вовсе заявил, что его могли подставить - звонить из его кабинета, выписывать несколько раз пропуска для входа в «Белый дом» на имя Назгуль Тюлеевой, а занималась этим никто иная, как… Ольга Плотникова, пронесшая в здание «БД» $50 тысяч под платьем.

Когда переводят стрелки

И тут становится не совсем весело, учитывая, что девушка, работавшая помощником депутата Эльмиры Иманалиевой, со слов последней (ее показания приобщены к делу – прим. ИА «24.kg»), мать-одиночка, у которой на руках несовершеннолетний ребенок. Вряд ли простой сотрудник Жогорку Кенеша найдет таких профессиональных адвокатов, которые сейчас защищают экс-главу президентского аппарата Данияра Нарымбаева… Хотя и этим акулам юриспруденции (Михаил Зауман и Илларион Адамян – прим. ИА «24.kg») лишь со второго раза еле удалось убедить судью затребовать доказательства, которые хоть немного бы прояснили обстоятельства дела, которое после разномастных показаний свидетелей разваливается просто на глазах. И вот почему.

При выяснении того, кто все-таки передал Хаджимурату Коркмазову $50 тысяч – Назгуль Тюлеева или Нургазы Айдаров, даже прокурору Медербеку Абдышеву с разочарованием пришлось признать, что в деле «много нестыковок». Потому что Нургазы Айдаров никак не мог вспомнить, кто же именно – он или Хаджимурат Коркмазов просил Ольгу Плотникову пригласить Назгуль Тюлееву в кабинет 7 мая 2015 года. Не смог он подтвердить и то, что в пакете, который дочь Наримана Тюлеева передала Хаджимурату Коркмазову, были деньги – те самые $50 тысяч. «Короче, эту заваруху вы устроили?» - не сдержался адвокат Хаджимурата Коркмазова.

Пришедшим на заседание журналистам, представителям НПО и общественным деятелям стало ясно, что… ничего не ясно! Кто просил деньги, кому они предназначались, и были ли они вообще. Защита Данияра Нарымбаева утверждает, что Назгуль Тюлеева 7 мая 2015 года никому не звонила, а Ольга Плотникова никуда не выходила… 

Бизнес