16:57
-1
USD 68.11
EUR 83.88
RUB 1.20

Дело Нарымбаева/Коркмазова: в поисках утраченного

В процесс вовлекается все больше высокопоставленных лиц, и озвучиваются нелицеприятные вещи.

 

Суд по делу о вымогательстве взятки экс-руководителем аппарата президента КР Данияром Нарымбаевым при посредничестве депутата Жогорку Кенеша Хаджимурата Коркмазова набирает обороты.

Разобравшись с елками и платьем

Дочь опального градоначальника весьма основательно подошла к защите интересов семьи и имущества, что должны были конфисковать по решению Бишкекского городского суда. Обратившись сначала к судье Верховного суда Канатбеку Турганбаеву, который рассматривал дело ее отца, а затем и к депутату парламента Нургазы Айдарову (с которым они «просто знакомые»), Назгуль Тюлеева попадает 7 мая 2015 года на аудиенцию к главе президентского аппарата Данияру Нарымбаеву, и… начинается «хождение по мукам».

По словам девушки, в тот самый день депутат Хаджимурат Коркмазов (с которым она только-только познакомилась благодаря Нургазы Айдарову) якобы прямо заявил: «Тебя не просто так пригласили сюда, я посредник, и если ты выйдешь отсюда, во второй раз не зайдешь». Иными словами, нардеп просил $50 тысяч для Данияра Нарымбаева, которые в течение буквально часа довольно оригинальным образом доставили в кабинет Нургазы Айдарова. Их забрал Хаджимурат Кормазов и отнес, по его словам, на 7-й этаж «Белого дома», непосредственно руководителю аппарата президента.

В том, что сумма, равная стоимости приличной двухкомнатной квартиры в Бишкеке, предназначалась именно Данияру Нарымбаеву, Назгуль Тюлеева уверена полностью. «Пока я ждала, когда брат привезет деньги, он (Хаджимурат Коркмазов – прим. ИА «24.kg») сбрасывал звонки на своем телефоне и говорил: «Вот видишь, он звонит, я не вру». А один раз ему даже пришлось ответить на звонок: «Да, я уже иду». Однако в суде выяснилось: девушка не видела ни экрана телефона, ни имени, которое отображалось на нем при звонке. Ей хватило для выводов слов Хаджимурата Коркмазова.

Правило сломанного телефона

К парламентарию Назгуль Тюлеева, как оказалось, не имеет «никаких претензий». «Он ведь помогал мне, где-то даже сочувствовал», - пояснила девушка. «А может, вспомните, говорил ли он вам, что устал исполнять роль посредника, что ему надо здоровье поправить?» - интересовались адвокаты Хаджимурата Коркмазова. Однако защита Данияра Нарымбаева не дала ответить свидетельнице, сказав, что столь откровенно наводящие вопросы недопустимы.

На самом деле, проверить говорил нардеп об этом или нет, просто, ведь с 7 мая 2015 года (день знакомства с Хаджимуратом Коркмазовым) Назгуль Тюлеева стала записывать все разговоры с ним на диктофон. Видимо, понимая, что все только начинается (после передачи $50 тысяч она прямо из «Белого дома» позвонила судье Канатбеку Турганбекову, который подтвердил: да, Нарымбаев звонил, но конкретных указаний не было).

Позже эти записи девушка передала следствию, их приобщили к делу. Но на последнем заседании адвокаты Данияра Нарымбаева заявили, что эти материалы… исчезли! И попросили гособвинение предоставить расшифровку разговоров, а также ходатайствовали о направлении запроса в сотовые компании с тем, чтобы затребовать распечатки телефонных звонков, начиная с февраля 2015 года, всех фигурантов дела – детей Наримана Тюлеева и двух обвиняемых. Представитель Генпрокуратуры КР парировал – мол, это пустая трата времени, ведь «до 7 мая ничего не было», а в интервью ИА «24.kg» заявил, что все есть в материалах дела, и «адвокаты много чего говорят».

Не поддержал представитель гособвинения и просьбу адвокатов Данияра Нарымбаева об отчете звонков по сервису WhatsApp, сделанных с телефона Назгуль Тюлеевой 7 мая 2015 года. «Насколько известно, при входе в «Белый дом» телефоны отбирают, но как ей удалось пронести его, а потом еще и позвонить – сначала дяде в Дубай, затем брату?» - удивились юристы. Гособвинитель пояснил: если телефон, с которого совершались звонки, испортили (а сын Наримана Тюлеева – Бакыт утверждает, что он у него сгорел), то восстановить записи практически невозможно. «Мы же приглашали по делу Камилы Дуйшебаевой специалиста из Малайзии, даже он не смог помочь», - заявил прокурор.

В итоге судья Первомайского суда столицы Абдуразак Боромбаев предложил повременить с распечатками, пока «не будут опрошены все свидетели».

История с этими звонками, действительно, интересная. Как утверждает Назгуль Тюлеева, она звонила дяде Нарынбеку (брат Наримана Тюлеева) в Дубай (ОАЭ) с тем, чтобы он согласился на выделение $50 тысяч из семейного бюджета. Получив одобрение, она тут же позвонила брату Бакыту и попросила привезти деньги. Это было несложной задачей, ведь такую сумму наличности Бакыт Тюлеев держал… в рабочем сейфе (он является сотрудником коммерческого банка). Но защиту Данияра Нарымбаева смутило не то, что столь большие суммы хранятся не на банковских счетах, а то, что время звонков Бакыт Тюлеев указывает разное. В показаниях от 17 июля 2015 года он говорил, что звонили ему около 18.00 и позже. На последнем же заседании заявил, что сестра звонила где-то между 16.00 и 17.00. «Я вспомнил и осознал те события», - объяснил путаницу Бакыт Тюлеев.

Попытался устранить признаки временной амнезии у Назгуль Тюлеевой и Хаджимурат Коркмазов, обращаясь к дочери осужденного экс-мэра столицы. «Назгуль, ты, наверное, забыла, но это Нургазы Айдаров первый обратился к Данияру Нарымбаеву и попросил о помощи. Попрошу суд учесть это», - подчеркнул законодатель. Дочь Наримана Тюлеева лишь растерянно покачала головой в ответ – видимо, не вспомнила.

Суд призывает свидетелей

Судебный процесс приостановили до 15 октября, ведь многие обстоятельства дела надо прояснить с участием других свидетелей. Среди них депутат Жогорку Кенеша Нургазы Айдаров, лидер партии СДПК Чыныбай Турсунбеков и судья Верховного суда Канатбек Турганбеков. И если с первым все понятно (он должен подтвердить, кто именно – он или Хаджимурат Коркмазов - обратился к Данияру Нарымбаеву от имени Назгуль Тюлеевой), то показания двух других могут решить исход данного дела.

По словам Назгуль Тюлеевой, после того как стало понятно, что «$50 тысяч были всего лишь за звонок судье», она прямо спросила у Хаджимурата Коркмазова, сколько именно хочет руководитель президентского аппарата за то, чтобы «снять свой контроль с дела отца». «Я спрашивала, почему он мучает ребенка (Назгуль Тюлееву – прим. ИА «24.kg») и сразу не назовет нужную сумму. Он (Хаджимурат Коркмазов – прим. ИА «24.kg») сказал, что Данияр Нарымбаев просит нас самих оценить наше имущество, то есть сколько бы мы за него дали. Я спросила: «Он, что, хочет, чтобы мы все это выкупили у него? И предложила $50 тысяч». Хаджимурат Коркмазов посмеялся: «У вас такой список имущества, а ты предлагаешь $50 тысяч?» Тогда я попросила, чтобы мне дали время посоветоваться с семьей», - сказала девушка. Позже она предложила $50 тысяч и трехкомнатную квартиру в придачу. На что Данияр Нарымбаев, по словам Хаджимурата Коркмазова, согласился. Так назначили вторую встречу главы администрации президента и Назгуль Тюлеевой.

Состоялась беседа 21 мая 2015 года. Но, к удивлению Назгуль Тюлеевой, на встречу пригласили Чыныбая Турсунбекова. «Он подтвердил слова Данияра Нарымбаева о том, что если отец напишет прошение о помиловании, то решение по его делу будет положительным», - заявила она в суде и добавила, что, со слов руководителя президентского аппарата, данный вопрос решен с самим Алмазбеком Атамбаевым. Сам же Чыныбай Турсунбеков в интервью ИА «24.kg» заявил, что «все разговоры велись в рамках закона», и он готов все показания повторить в суде.

Кстати, по словам Назгуль Тюлеевой, в тот день, до начала встречи, она встретила судью ВС КР Канатбека Турганбекова. «Он вышел из кабинета Данияра Нарымбаева, а через пять минут зашла я», - пояснила девушка. Теперь служитель Фемиды должен подтвердить (или опровергнуть) ее показания.

Фото из Интернета

Популярные новости
Бизнес