08:32
USD 89.41
EUR 96.91
RUB 0.97

Теперь мой дом — Украина. Командир «Турана» о том, почему пошел воевать

В ноябре 2022 года гражданин Кыргызстана Алмаз Кудабек уулу заявил о создании тюркоязычного батальона «Туран», который воюет в составе вооруженных сил Украины. Сам он стал командиром нового воинского образования. Кыргызстанец воюет с 24 февраля.

Российские политтехнологи сразу заявили, что это проект украинских стратегов. В батальоне, куда на добровольной основе вошли представители разных тюркоязычных стран, это категорически опровергают.

За участие в боевых действиях командиру «Турана» на родине грозит тюремный срок. ГКНБ возбудил в отношении него уголовное дело по статье «Участие гражданина КР в вооруженных конфликтах или военных действиях на территории иностранного государства или прохождение подготовки для совершения террористического акта» УК КР. По данным спецслужб, Алмаз Кудабек уулу выехал в Украину в декабре 2021 года в качестве трудового мигранта.

Редакция 24.kg попыталась связаться с ним, но он не раскрывает своего местоположения и не выходит на связь. Украинские коллеги передали ему наши вопросы, а Алмаз Кудабек уулу наконец согласился ответить на них письменно.

— В одном из интервью вы рассказывали, что помните свой первый страх во время боев за Гостомель в начале войны, когда пять часов подряд накрывало обстрелами, и думали, что умрете, мысленно попрощались с родными. Этот страх стал привычным или вы уже не чувствуете его?

— Страх умереть вполне естественен для любого человека, однако долгое пребывание на линии фронта превращает многие вещи в рутину. Вместе с тем правила безопасности у каждого батыра из батальона «Туран» стоят на первом месте, стараемся тренировать вновь прибывших добровольцев согласно указанному принципу.

Добавлю, что страшнее Гостомеля был лишь Бахмут, где от артиллерии противника практически невозможно было скрыться.

Алмаз Кудабек уулу

Применяемые противником кассетные и зажигательные боеприпасы зачастую вызывают панику и желание бежать куда подальше. Устоять можно лишь веря в свои и общие идеалы.

— Ранее вы также говорили, что под Гостомелем в ваших глазах «все по ту сторону, включая соотечественников, стали врагами, которых надо уничтожать». В других интервью вы заявляли, что очень любите свою страну и свой народ...

 ...Кыргызстан — моя Родина, любить буду ее всегда. Но теперь мой дом — Украина, я сражаюсь за Украину. Облегчение проносит лишь то, что много кыргызов выражают поддержку, со многими соотечественниками я воюю плечом к плечу.

— Батальон существует больше полугода. Что кардинально изменилось за это время?

— Изменений нет, работаем больше прежнего. Прибывает много добровольцев из тюркоязычных стран, которые не понаслышке знают о притеснениях мусульман и тюрков в РФ. Много пишут оттуда, хотят присоединиться, спрашивают, как и чем помочь.

Желающих достаточно, мы проводим тщательную проверку каждого и по сей день, чтобы исключить вероятность внедрения в батальон вражеских агентов. А такие случаи были. В тот же момент, когда мы об этом узнавали, они передавались сотрудникам СБУ. Дальнейшую их судьбу не знаю.

Сейчас мы активно ведем поиск сторонников в самой РФ, чтобы пошатнуть режим изнутри. По нашим данным, там сейчас проживает до 6 миллионов тюркоязычных граждан. Приоритет в первую очередь отдается идейной молодежи, имеющей боевой или хотя бы армейский опыт.

В «Туране» все добровольно, мы не состоим в штате ВСУ.

Алмаз Кудабек уулу

Финансируемся благодаря пожертвованиям и помощи от других подразделений. К примеру, братья из «Азова» помогают нам и вооружением, и консультациями. Деньги, обмундирование, транспорт и прочее поступают и из Англии, и Германии, а также стран, где преимущественно проживают тюрки: Казахстан, Кыргызстан, Азербайджан, Турция, Узбекистан... Хватает всего.

— Вы прошли многие горячие точки — Херсон, Бахмут, Запорожье... Где было сложнее всего?

— Бахмут был самым трудным.

— Вы регулярно общаетесь с пленными. Понимаете, как они попадают на войну?

— В связи с интенсивностью боевых действий в настоящее время мало работаем с пленным, как правило, почти сразу передаем их ВСУ.

Из тех российских пленных, с кем довелось пообщаться, было много мобилизованных, не понимавших, зачем они здесь и для чего.

Алмаз Кудабек уулу

Есть и такие, кто переходил на нашу сторону, оставались в батальоне, но все пришли к нам практически в самом начале либо переводились из других подразделений. Имена их естественно называть не буду, но среди них есть и астраханские казахи и кыргызы, которых обманом завербовали на войну.

— ГКНБ Кыргызстана возбудил в отношении вас уголовное дело. Получается, что домой вы вернуться не можете. Известно также, что посольство Кыргызстана в Украине ранее установили с вами контакт, предлагали вернуться на родину, но вы отказались. Выходили ли с тех пор с вами на связь снова с подобными предложениями либо, наоборот, предупреждениями или угрозами?

— Они терроризируют моих друзей и родных, мне пришлось вывезти семью. Как это было, не буду рассказывать, пришлось ухищряться. Угрозы поступают каждый день, но также получаю и слова поддержки. Последних гораздо больше. Поэтому я твердо верю в свои идеалы.

— Как сейчас ваша семья? Не просили ли вас отказаться от участия в войне?

— Родные относятся ко всему с пониманием и поддерживают меня. Переживают, конечно, но это нормально. Не пропадем.

— Были ли моменты, когда вы сильно разочаровывались на фронте и чего больше всего хотите прямо сейчас?

— Мечты о светлом будущем помогают скрасить серые фронтовые будни. Когда мы уже, наконец, выгоним всех захватчиков, освободим угнетенных братьев и сестер в самой РФ. Планы масштабные, расслабляться не приходится.

Популярные новости
Бизнес