15:51
0
USD 67.94
EUR 83.42
RUB 1.20

Политика vs религия. Хождение по мукам

Кыргызстан – светское государство. Так написано в Конституции. Другое дело, что отечественные политики, как и общество в целом, не совсем понимают, что означает понятие «светскость». Википедия дает такое определение: «Светское государство, в котором не существует официальной, государственной религии и ни одно из вероучений не признается обязательным. Светский характер государства предполагает, что государство и церковь отделены друг от друга».

Однако эксперты утверждают, что в Кыргызстане, где во всех госучреждениях создали молельные комнаты, а по пятницам после полудня многих чиновников невозможно застать на рабочих местах, так как они отправляются в мечети, говорить о непроникновении религии в государственную машину не приходится. «Религия давно вышла за рамки духовного института, - считает Абахон Султонназаров, директор представительства Института освещения войны и мира в КР. - Увеличение числа сторонников ислама наводит на мысль, что это фактически готовый электорат. Религия постепенно становится инструментом политических игр, происходит подмена умеренного ислама радикальными взглядами. Это способствует усилению негативных тенденций в обществе».

Историк, профессор КРСУ Зайнидин Курманов считает, что исламизация Кыргызстана – нормальное явление, поскольку мировые тенденции, хотим мы или нет, затрагивают и наше общество. Вместе с тем он признает, что со временем появятся мусульманские партии, которые будут даже требовать установления в стране халифата во главе с имамом.

Пли!

Прогнозы аналитиков неутешительны. Они отмечают нарастающую угрозу со стороны ИГИЛ и указывают на сосредоточение на северных рубежах Афганистана до 5 тысяч боевиков, поддерживающих экстремистские идеи, которые несет эта запрещенная во многих странах террористическая организация. На этом фоне Кыргызстан с его неготовностью противостоять поборникам радикализма ни в идеологическом, ни в военном плане выглядит отличной мишенью.

О влиянии исламского фактора рассуждают не только политики и теологи, но и бизнесмены. Эмиль Уметалиев находит вполне естественным, что идеологический вакуум, который образовался после распада СССР, заполнялся в течение двух десятилетий убеждениями, основанными на вере. Вызвано это тем, что общество утратило доверие к институтам власти. Граждане «островка демократии» не доверяют судебной системе. С подозрением относятся к прокуратуре. Нет доверия и представителям местных властей, которые чаще всего приходят на должности для пополнения своих кошельков.

Поэтому, утверждают эксперты, люди и идут в поисках правды и справедливости к священнослужителям. Другое дело, что отнюдь не все имамы могут правильно растолковать Коран и объяснить прихожанам, что правоверный мусульманин не тот, кто сеет смуту, вырезает неверных и доказывает любовь к Аллаху, устраивая теракты. «Молодежь активно увлекается религией, об этом говорят полные мечети. То есть общество проявляет интерес к религии, и нам надо заострить внимание на подготовке кадров. Сейчас в КР идет аттестация имамов, среди них есть малограмотные, те, кто не окончил школу и не имеет среднего образования», - говорит представитель Госкомиссии по делам религий Денис Пышкин.

Он добавил, что вербуют в первую очередь необразованных, поэтому необходимо проводить профилактическую работу. «По итогам проверки молелен в колониях изъяли литературу экстремистского содержания от «Хизб ут-Тахрира». Нам отправляют литературу на экспертизу, а имамами в мечетях являются сами экстремисты. Было соглашение, чтобы районные имамы приходили в спецучреждения на пятничную проповедь. Но проблема в том, что они приходят только раз в неделю, а радикально настроенных заключенных, проповедующих, как им кажется, правильный ислам, содержащиеся в колониях видят и слышат каждый день», - отметил Денис Пышкин.

По его словам, в Кыргызстане дефицит экспертов–теологов. На всю страну всего четыре специалиста, которые могут реально оценить содержание брошюр религиозной направленности.

Хорошо молчим

После покушения на жизнь эксперта Кадыра Маликова специалисты в области религии опасаются выступать открыто и давать оценку действиям экстремистов и радикалов. Причина проста: ни ДУМК, ни Госкомитет по делам религий, ни Жогорку Кенеш не озвучили позицию по отношению к актам терроризма – нападениям на ученых, имамов, экспертов.

Читайте по теме
«Нет даже попытки поддержать, - говорит Кадыр Маликов. - Нет речи о гарантиях, о принятии государственной программы по защите имамов, ученых, экспертов, теологов или активистов, выступающих против идеологии терроризма. Такое молчание со стороны государства показывает, что ни одному эксперту, имаму, теологу не могут гарантировать безопасность и поддержку государства. Многие исламоведы и теологи (чье мнение влияет на сознание общества) воздерживаются от комментариев и интервью на тему экстремизма».

Если эксперты замолчат, то те дааватчи, кто преподносит верующим ислам под соусом борьбы с представителями других религиозных течений, причем кровавой и беспощадной, окончательно поработят неокрепшее сознание отдельных последователей учения Пророка. А ряды ИГИЛ станут еще сплоченней за счет молодых граждан КР, выезжающих в Сирию семьями. Известно, что на ее территории, а также в Ираке и Афганистане в составе террористических организаций находятся около 400 кыргызстанцев.

По оценкам спецслужб, 76,7 процента из них составляют мужчины, 23,3 – женщины, а 15,6 процента - несовершеннолетние. Есть оперативные данные, что 6,5 процента из числа выехавших погибли. Вернулись 7,9 процента.

Такова статистика. Политологи объясняют эти голые, но весьма красноречивые цифры тем, что одной из причин радикализации религии является социальное неравенство и, как следствие, резкое расслоение общества.

Эксперт Парвиз Муллоджанов отмечает, что пропасть появилась после того, как исчез социальный лифт. «Молодой человек, даже если он отлично окончил университет, знает, что не может получить желаемую работу, так как она достанется родственнику или знакомому чиновника», - говорит он. Власти стран Центральной Азии четко не разграничивают умеренные религиозные течения и радикалов, загоняя их в один лагерь, где они и сближаются, сказал политолог.

«Некоторые эксперты на Западе считают, что в Центральной Азии нет радикализации ислама, - пояснил он. - Они уверены, что правящие круги специально говорят об этом, чтобы оправдать жесткие методы правления и под предлогом борьбы с радикальными организациями бороться со светской оппозицией». Но наличие радикальных подполий, ведущих подрывную деятельность, это факт. «Есть течения, которые проповедуют радикальные методы, но не применяют насилие, а есть те, кто применяет и его. Умеренные организации десятилетиями работают в Европе», - сказал Парвиз Муллоджанов. Однако, по его словам, воюющие в Сирии люди - это выходцы из «умеренных религиозных организаций».

Кто раскрыл кошелек?

После таких умозаключений информация Коалиции «За демократию и гражданское общество» о наличии в штате Жогорку Кенеша священника, а в самом здании - двух молельных комнат, неизвестно на какие средства организованных, выглядит удручающе. Дело не в том, что слуги народа читают намаз, а в том, что если государство провозглашает себя светским, открывать намазкану в высшем законодательном органе и приглашать имама как минимум противоречиво.

Пресс-служба Жогорку Кенеша поспешила опровергнуть эти сведения. Правда, ее руководитель Нурканбек Керимбаев запутался, когда писал ответ ИА «24.kg» и руководству коалиции. В версии, представленной правозащитникам, указано, что на намазкану, оборудованную в начале 2014 года, выделили деньги USAID и Всемирная ассамблея молодежи. В послании же информагентству речь идет только об ассамблее. Даже сумма указана. А вот о USAID ни слова.

Более того, господин Керимбаев отрицает, что последняя спонсировала молельню. «Все дополнительные помещения строились в целях создания условий для работников аппарата Жогорку Кенеша и представителей СМИ. В новой постройке расположены пресс-центр, пресс-комната для аккредитованных журналистов, парламентская библиотека и читальный зал, архив парламента, научно-исследовательский центр и медпункт. Там же и молельная комната. Средства (14 миллионов 849 тысяч сомов) выделила Всемирная ассамблея молодежи. Уточняю, что 5 сентября 2013 года на имя спикера официально обратились 26 депутатов Жогорку Кенеша, сотрудники аппарата и управления делами парламента с просьбой выделить более просторное помещение, объяснив это тем, что 50-60 человек вынуждены совершать намаз в коридоре подвала здания», - рассказал Нурканбек Керимбаев. 

Он добавил, что торага 28 октября 2013 года поручил руководителю аппарата Раатбеку Ешмамбетову и управделами Алмазбеку Кожомкулову внести предложения по этому вопросу. И это идея последнего - выделить одно из строящихся помещений для молельной комнаты. «На строительство есть все разрешительные документы», - подчеркнул Нурканбек Керимбаев и отметил, что имамов или молдо в штате аппарата ЖК нет.

Не все золото, что блестит

В заключение хотелось бы напомнить слова французского и немецкого теолога и философа Альберта Швейцера: «Регулярное посещение храма так же неспособно сделать человека верующим, как регулярное посещение гаража неспособно сделать человека шофером». Пока в государстве не появятся грамотные священнослужители, несущие просвещение, а не мракобесие, и концепция религиозной политики не получит прикладной характер вместо декларативного, молодые кыргызстанцы продолжат уезжать в Сирию, Ирак, Афганистан в погоне за мнимой святостью. А наши государственные мужи - бесплатно получать королевские квоты от Саудовской Аравии на хадж в Мекку, который воспринимается ими в большинстве своем как экскурсия. Недаром же бывшие депутаты пятого созыва, отправляясь в паломничество, брали с собой жен.

Популярные новости
Бизнес