20:35
+17
USD 68.46
EUR 82.09
RUB 1.19
Люди и судьбы

Командир президентского экипажа: От винта!

«Уважаемые дамы и господа, вас приветствует командир корабля Турар Исмаилов. Прослушайте информацию о нашем полете…» Много раз приходилось слышать эту стандартную фразу во время рабочих командировок на борту №1, а при посадке - по традиции аплодировать экипажу. Профессию пилота я отношу к разряду самых сложных, а людей из авиации считаю мужественными и рисковыми.

Лично с Тураром Исмаиловым мы познакомились год назад в Брюсселе. В рабочем графике оказался выходной, и мы с коллегой присоединились к членам экипажа, отправившимся на экскурсию в Люксембург. Поездка получилась из серии «Незабываемое»: сначала сели не в тот поезд, потом продрогли от пронизывающего ветра с дождем, на обратном пути поезд застрял из-за ремонта. Вернулись поздно ночью и опоздали на метро, но столько в тот день было смеха! И совсем не страшно, что где-то потеряемся. «С нашим командиром можно смело идти в разведку», - уверяли бортпроводники.

Наверное, таким и должен быть командир воздушного судна, на борту которого присутствует глава государства. Пилотом борта №1 он стал в 2007 году. Летает на Боинге-737 и ТУ-154.

- Конечно, чувствуется высокий уровень ответственности. Вообще каждый рейс предполагает ее, ведь за тобой пассажиры, и не важно, президент это или обычный человек. Но статус президентского полета, разумеется, уже другой, - говорит Турар Исмаилов.

Родился наш герой 11 сентября 1981 года во Фрунзе в многодетной семье. Мама – учитель английского языка, отец – штурман. Он-то и повлиял на выбор сына:

- Еще в школе, глядя на отца в форме, я мечтал стать пилотом. Он часто привозил домой пластмассовые макеты самолетов, и мы их вместе собирали. Отец уже 45 лет в профессии, до сих пор летает.

В 2015 году старший штурман Таалайбек Исмаилов удостоен звания почетного гражданина Бишкека, является заслуженным работником в авиации. Отец Турара за всю летную деятельность получил очень много разных грамот и званий. Но по стопам отца пошел только один сын, второй стал финансистом, третий – музыкантом, а дочь, как и мама, преподает английский. Часто Исмаилов-старший и младший летают вместе.

- Так получилось, что мы с отцом работаем в одной авиакомпании. У нас в авиации очень много династий. Мне кажется, любому отцу хотелось бы, чтобы дети продолжили его профессиональный жизненный путь. У меня подрастают два сына. Все будет зависеть от их желаний и интересов.

- Где постигали азы профессии?

- Сначала окончил Бишкекский авиационный колледж, затем Академию гражданской авиации в Алматы (Казахстан) по профессии инженер-пилот. В этом году заканчиваю университет гражданской авиации в Санкт-Петербурге (Россия), факультет менеджмента на авиапредприятии.

- Первый свой вылет помните?

- Конечно! Это никогда не забывается, даже у пенсионера спросите. Реальный самолет. Сел за штурвал, эффект обалдения, глаза 6Х9 (смеется). Первый вылет был в 2001 году в Джалал-Абад сразу после колледжа на ЯК-40. Помню даже, с кем летал: командир-инструктор – Евгений Дикушников, бортинженер – Шавкат Алаев, второй пилот – Бакыт Абдыкалыков. Сейчас налетал уже больше 10 тысяч часов, получается, что я провел в воздухе около 460 суток. В среднем летим на высоте 10-11 тысяч метров. Кругом бесконечное небо, облака, горы, ночью – звезды. При хорошей видимости пейзажи непередаваемой красоты. Люблю смотреть на землю с высоты.

- Были сложные перелеты?

- Не скажу, что было особенно сложно. Перегонял самолет из Америки, три дня летел (взлет, посадка, дозаправка, дальше полетел). В принципе, обыкновенное дело, не чкаловский перелет через Северный полюс. Весной, особенно в мае, часты грозы, приходится обходить. Бывает, что и влетишь в грозовой фронт, потом чувствуешь, как спина вспотела.

- Дебоширы среди пассажиров часто встречаются?

- Вообще, пьяным летать нельзя. Но нередко пассажиры проходят регистрацию трезвыми, заходят в дьюти-фри в ожидании рейса, пропускают пару стаканчиков, да еще с собой на борт берут. А люди разные бывают, кому-то сразу море по колено и начинают дебоширить, плюются, курят в туалете. Пилоты в кабине сидят, а вот бортпроводникам приходится несладко. У таких пассажиров отбирают паспорт, и в аэропорту назначения их передают правоохранительным органам. Серьезных случаев в моей практике, к счастью, не было.

- В каких странах побывали?

- Практически везде, кроме Латинской Америки и Австралии. В Европе был почти во всех крупных городах, в Штатах. В Африке поработал четыре месяца. Контракт предложили. Тяжело там, жарко, цивилизации нет, грязно. У нас, конечно, тоже мусора хватает, но куда лучше. И обычная вода из-под крана вкуснее, чем там питьевая. Буквально через неделю на коже появилась непонятная сыпь, прыщи. Специфический запах везде. Мясо резиновое… Работал в Дубаи (ОАЭ) четыре месяца, в Казахстане полтора года.

- И все же вернулись в Кыргызстан…

- Здесь все-таки дом родной. Я ездил повсюду, когда был молод и холост.

- А если куда-нибудь позовут, уедете?

- …в зависимости от условий договора и авиакомпании. Но наверное, нет, хотелось бы работать у себя на родине.

- Есть мечта о какой-нибудь конкретной компании?

- Думаю, у каждого пилота есть мечта летать на большом самолете, как аэробус А380 или Боинг-777.

- А у нас какие машины?

- Боинги-737. Авиапарк наш полностью из западной техники. В Кыргызстане нет никаких курсов, поэтому мы ездим на повышение квалификации в Литву.

- Доверяете вы этой технике, чувствуете себя в безопасности?

- Каждый самолет проходит техобслуживание и перед вылетом, и после. И по налету часов. Воздушный транспорт считается самым безопасным. Если полет проходит в штатном режиме, хорошая погода и техника в отличном состоянии, то не страшно.

- А в свете последних событий, частых терактов? Практически сразу после терактов в конце 2015-го вы летали в Париж…

- Да, тогда были усилены меры безопасности. Перед вылетом всех предупредили, призвали быть внимательнее, не гулять где попало, держаться группой. На самолете поставили металлоискатель. Всех пассажиров досматривали. Сейчас тоже повышенная бдительность. В каждом аэропорту приняты меры по повышению авиационной безопасности.

- Никогда в небе не терялись?

- Нет! Для этого ты готовишься на земле. Можно, конечно, потеряться, если все навигационное оборудование отказало. В машине есть два бортовых компьютера, резервное оборудование.

- Как вы думаете, почему потерялся Боинг 777 малазийской авиакомпании, который исчез с радаров 8 марта 2014 года?

- Чтобы такой лайнер и просто потерялся, быть не может! Нереально. Тут задействованы какие-то другие силы.

- Есть у пилотов какие-то приметы, традиции?

- Считается, что нельзя перед рейсом фотографироваться или пришивать пуговицу, если оторвалась. Коллекционирую модели самолетов, штук 20-25 уже есть. Особого азарта привозить что-нибудь из каждого рейса нет. Часто летаем туда и сразу обратно. Иногда бывает возможность выйти, погулять, купить на память магнитик. Сложилась и добрая традиция у пассажиров аплодировать экипажу. Когда сам летаю в качестве пассажира, всегда ее поддерживаю.

Бизнес