17:25
USD 68.81
EUR 81.15
RUB 1.04

За жизнь без боли

Пожилой мужчина катался по полу, корчась от невыносимой боли. У него рак гортани IV степени. И нет обезболивающего. «От болевого шока пациент уже уходил из жизни, но мы смогли привести его в чувство. Оказалось, что у 59-летнего бишкекчанина закончился морфин, выданный по льготному рецепту. А он был малоимущий и не мог купить препарат. С доступом к морфину у нас в республике очень тяжело», - рассказывает врач паллиативной помощи Марал Турдуматова.

Это единичный случай, о котором стало известно, и врачи смогли облегчить страдания больного. А сколько людей умирает у себя дома в одиночестве в адских муках! Есть пациенты, которые просто не дождались морфина. Кто-то вынужден приобретать обезболивающее на черном рынке.

Недоступные лекарства

«В Бишкеке, где проживает более миллиона людей и тысячи паллиативных больных, можно приобрести инъекционный морфин в единственной аптеке. И то в ограниченные часы. А о регионах вообще говорить не приходится, - отмечает директор программы «Общественное здравоохранение» Айбек Мукамбетов. - Рецепт выписывается на ограниченное количество ампул и действует лишь несколько дней. Получается, что человек приезжает в Бишкек на операцию, после возвращается в свой регион и пока доходит до Центра семейной медицины, рецепт уже сгорает».

«Доступность опиоидов – главная проблема на сегодня. Врачи, я их очень уважаю, не любят их выписывать - просто не хотят связываться с контролирующими органами. Любой, кто выписывает льготный рецепт, делает это скрепя сердце. И не потому, что медики такие черствые, а потому, что их каждый месяц потом, возможно, будут долбить прокуратура, МВД, Госкомиссия по контролю наркотиков. Нужно исписать тонну бумаги. Поэтому морфин стараются не выписывать. Мы пытаемся переломить такой подход. Как и развеять мифы о том, что завезенный таблетированный морфин обязательно уйдет на черный рынок, что пациенты подсядут на наркотик и что если человеку назначают морфин, то это уже приговор, и больной умрет через несколько дней. Это все заблуждения», - отмечает он.

Бессилье

Достать обезболивающие не могут порой даже медики. «Отец умер от рака желудка в страшных муках. Мы знали, что можно получить паллиативную помощь, но это оказалось проблемно. Моя мама - сама медик, но не смогла получить для него морфин, - рассказала журналистам Айназик Белекова (имя по просьбе изменено). - В больнице ему как-то купировали боль, а дома он пил кетонал. Сначала таблетки помогали, а потом организм перестал на них реагировать. Он ел их горстями, но без толку. Мы нигде не могли приобрести морфин. Единственная государственная аптека, где его продавали, была в Бишкеке, а мы жили на Иссык-Куле».

Читайте по теме

«Пережить такие страдания, когда человек круглыми сутками не спит и кричит от боли, могут только самые близкие. На первых порах нам помогали родственники, организовывали дежурства по нескольку часов. Позже они стали ссылаться на собственные дела и в конце (отец болел полгода) остались только мы втроем - мама, я студентка и десятилетний братишка. Это страшно, когда ты ничем не можешь помочь своему близкому человеку. Передние зубы у отца оказались сломаны - настолько он их стискивал от невозможной боли, - со слезами говорит девушка. - Прошло уже пять лет после его смерти, а люди так же сталкиваются с аналогичными проблемами. Это ужасно!…»

Боль, подобная пыткам

Согласно исследованиям, ежегодно в республике около 20 тысяч человек нуждаются в паллиативной помощи. Из них только около 3,5 тысячи - онкологические больные и 16,5 тысячи – с другими хроническими заболеваниями. Ежегодная потребность Кыргызстана в морфине составляет 18-20 килограммов, потребляется же всего полкилограмма. Это значит, что тысячи людей доживают свой век в муках, подобных пыткам. Улучшить качество жизни пациентов с неизлечимыми заболеваниями путем уменьшения боли и других симптомов заболевания, оказания психологической и духовной поддержки пациента и членов его семьи призвана паллиативная помощь. Она является проявлением уважения и повышения человеческого достоинства, потому что предлагает достойную жизнь перед смертью и достойную смерть. В Кыргызстане паллиативная помощь ограничена услугами, оказываемыми в Национальном центре онкологии в Бишкеке и в Ошском межобластном центре онкологии.

Отсутствие широкого доступа к помощи обусловлено целым рядом проблем, основной из которых является недостаток финансов. Существует и традиционное табу на сообщение пациентам их диагноза и прогноза течения заболевания. При этом только считанные врачи имеют право выписывать опиаты. Сейчас представители неправительственного сектора пытаются упростить порядок учета, хранения наркотических средств и предоставления рецептов. Пока это получается с трудом.

Цена вопроса – 5 миллионов сомов

В Бишкеке в рамках проекта, финансируемого программой «Общественное здравоохранение» Фонда «Сорос – Кыргызстан», работают две междисциплинарные команды, в состав которых входят врач-онколог, медсестры, психолог или социальный работник. МДК оказывают внебольничную помощь паллиативным больным, учат их родных проводить профилактику пролежней, правильно кормить пациентов, чтобы не довести их до истощения. Финансирования со стороны государства почти нет. «Бюджет дырявый. А иногда нам говорят: «А зачем помогать? Ведь люди все равно умрут». Это просто возмутительно! И является нарушением прав человека. Государство должно заботиться о своих гражданах», - подчеркивает Айбек Мукамбетов.

Читайте по теме

Через несколько лет, по его словам, финансирование проекта закончится. «И наработанный опыт, плохой или хороший, просто канет в Лету. Представьте, что может сделать одна команда из восьми человек на весь город? Максимум охватить сто пациентов. А у нас их тысячи. Мы не просим у государства миллионы, а хотя бы начать софинансировать эти проекты. По нашим подсчетам, было бы хорошо заложить на 2017 год хотя бы 5-10 миллионов сомов. Это позволит поддержать две МДК в Бишкеке и одну в Оше», - отмечает он.

В Фонде обязательного медицинского страхования (ФОМС) пока никаких прогнозов не дают. «Мы поддерживаем инициативу. Но это средства республиканского бюджета, и нужно, чтобы Минфин начал выделять деньги. На первом этапе мы ориентируемся приблизительно на 4-5 миллионов сомов. Дело за Минфином: когда будут утверждать бюджет, нужно предусмотреть деньги на паллиативную помощь», - сообщил ИА «24.kg» председатель ФОМС Марат Калиев.

Министерство деньги находить умеет. К примеру, на ежегодное строительство дорог или ипподромов. Но предусмотрят ли чиновники деньги на неизлечимо больных?

Минздрав поможет?

В министерстве знают о сложной ситуации. «Не все пациенты обеспечены морфином, особенно в отдаленных регионах, - признает главный специалист ведомства Эльнура Боронбаева. - Для этого надо обучить семейных врачей, чтобы они могли выписывать рецепты. А во-вторых, решить вопрос с доступом к таблетированному морфину длительного действия. Больным достаточно принимать его 1-2 раза в сутки, а морфин короткого действия требуется каждые 4 часа. Детям паллиативная помощь оказывается только в стационарных организациях. После выписки, к сожалению, для них доступность к ней пока ограничена. Прорабатываем вопрос внедрения капельного морфина для детей, но это требует времени».

«Кстати, главный педиатр страны Эльнура Боронбаева не пришла на открытие первого детского хосписа в Кыргызстане, а через два дня уехала на закладку капсулы под строительство детского последнего приюта в Грузию», - вспоминает руководитель хосписа Динара Аляева. По ее словам, с октября 2015 года, когда и открылось учреждение для безнадежно больных маленьких пациентов, никто из Минздрава не поинтересовался работой объекта.

Это ли не показатель отношения чиновников здравоохранения к своим больным?

«Вопрос паллиативной помощи поднимает не только неправительственный сектор, но и Министерство здравоохранения, - отмечает Эльнура Боронбаева. - В 2016 году приняты поправки в Закон «Об охране здоровья граждан», куда вошел пункт о паллиативе. Сейчас будут готовиться постановления. Планируем разработать несколько стандартов, положений об оказании помощи в больницах, в том числе и на первичном уровне, и на дому, а также клинические протоколы».

Когда-нибудь больные, возможно, и дождутся этой помощи. Пока же им приходится чаще рассчитывать на себя и уповать на помощь неравнодушных. 

Бизнес