22:44
USD 69.85
EUR 79.60
RUB 1.05

Здравоохранение.kg. Частный случай?

Николай Петрович на здоровье жаловаться не привык. «Всякое бывает в мои-то 70 лет», - говорит он. Но когда самочувствие ухудшилось, дочь решила отвезти его в частный кардиологический центр (в Таласе), поскольку «в государственной поликлинике кардиологов нет». «Да вы что! Таких пациентов мы не принимаем: через два дня он умрет», - моментально «поставил диагноз» врач-частник, даже не проведя осмотр больного. Дедушку приняли в городской больнице. «Там и место бесплатное предоставили, и пролечили. Получилось дешевле, чем насчитали бы в частной клинике. Кстати, и прогноз того «специалиста» не сбылся. Отец жив и даже сам себя обслуживает», - рассказывают дети.

Жаловаться на горе-лекаря они не стали, как и другая наша собеседница – Жаркын. «В свое время ходила в частный медцентр: рекламировали очень хорошо. Поверила. Лечащий врач действительно оказалась профессионалом. Но позже она уехала, а привычка обращаться за помощью именно туда, осталась. Другая назначила препарат, который, как я выяснила позже, был почти везде запрещен. В клинике никто не смог сделать внутривенный укол из-за проблемных вен. А на назначенные лекарства у меня началась аллергия, ну врач и отменила лечение, а ничего другого предложить не смогла. Но что больше всего возмутило: врач в моем присутствии звонила кому-то, не зная, что со мной делать. Уж лучше бы вообще промолчала», - поделилась неудачным опытом молодая женщина.

Выписка из жалобной книги

Всего в республике лицензии имеют более 2 тысяч различных частных клиник, центров, небольших медицинских кабинетов. В Минздраве признают, что жалобы на частные медцентры не прекращаются, а даже увеличиваются.

«В неделю в министерство поступает 1-2 письма. Думаю, подобные заявления поступают и в мэрию, и в другие структуры, - сообщил в интервью ИА «24.kg» замминистра здравоохранения Марат Калиев. - Характер обращений разный, начиная от этического поведения и жалоб на грубость. Мы предполагали, что частные заведения, наоборот, заинтересованы в пациентах, но присутствуют и такие факты. Кроме того, есть случаи, когда услуга оказана некачественно. Проводили лечение, а пациент не выздоровел, и ему пришлось долечиваться в государственной клинике. Встает вопрос о возмещении затраченных средств. Иногда неправильно назначенное лечение приводит к ухудшению состояния больного. Иногда жалуются на высокую стоимость услуги. Заявления перепроверяем, проводим анализ: иногда больных вводят в заблуждение, необоснованно назначая некоторые препараты или методы лечения».

Однако не все жалобы подтверждаются. «Были случаи, когда наши эксперты подтвердили: тактика ведения пациента была правильная, но течение заболевания имело особенности. Это могло произойти и в других условиях, даже если бы больной обратился в другую клинику. Но есть и случаи, когда действительно виноваты врач либо медсестра, которая неправильно сделала укол», - отмечает замминистра.

В Минздраве заверяют, что реагируют на все сигналы. По фактам создаются комиссии, которые дают конкретные рекомендации по нарушениям, указывают сроки. «Уведомления уходят десятками в неделю. В случае неисполнения направляем материалы в суд о наложении штрафа либо об отзыве лицензии. Вопрос ставится вплоть до закрытия учреждения. Отзыв – очень сложная и не быстрая процедура», - говорит Марат Калиев.

Здравоохранение – это не бизнес

Замминистра считает, что требования, предъявляемые частным клиникам, недостаточно жесткие, и связано это с созданием благоприятных условий для развития субъектов предпринимательства. «После выдачи лицензии, к примеру, мы можем проверить объект только через 6 месяцев. А как они оказывают людям помощь в течение этого времени? Кто там работает? А может, документы, которые они нам представили, не соответствуют действительности?» - задается вопросами Марат Калиев.

«Плюс есть перечень других документов, которые дают некоторые послабления, и другая проблема: лицензии выдаем бессрочно. Изначально мы были против этого. Приносят документы, допустим, о санитарном состоянии объекта или соответствии квадратуре. Но мы можем предполагать, что через какое-то время не будет соответствия. Однако так регламентировано новым законом («О лицензионно-разрешительной системе КР», принятым в октябре 2013-го – прим. ИА «24.kg»). Минздрав тогда давал свои возражения по многим параметрам, но они не были учтены. Конечно, поддерживать субъекты предпринимательства надо, но здравоохранение – это все-таки не бизнес. Тут должно быть больше обязательств и жесткий контроль со стороны государства. От этого зависит здоровье граждан, которым оказываются услуги», - уверен он.

Новая метла по-новому метет?

А вот новый министр здравоохранения Талантбек Батыралиев считает, что «сам Минздрав ставит препоны». Что же вызвало негодование чиновника? «Представьте, медик с дипломом, не имея 5-летнего стажа в государственной больнице, не имеет права устраиваться в частную, - заявлял он в интервью ИА «24.kg» 19 ноября 2014 года. - А если в общегосударственной больнице мест нет? Куда идти молодому специалисту? Ему остается уехать за рубеж либо таксовать. Это был какой-то умышленный барьер для ослабления частного сектора».

Хотя в той же беседе он признал, что вакансий хватает, и работы для молодых специалистов «полно». Просто зарплата маленькая. И предложил… отменить требование о наличии 5-летнего стажа.

А если молодой специалист сразу после получения диплома уезжает на заработки, к примеру, куда-нибудь на стройку, и через несколько лет решает вернуться на родину и попробовать себя в профессии? Без трудового стажа и с позабытыми знаниями. Хорошо, если, накопив денег, человек просто откроет частную клинику и наберет грамотных врачей. А если станет работать сам? Ведь даже в Минздраве не скрывают, что «бывает и так: документы подаются на одних сотрудников, а по факту работают другие». И кто-то из них даже не умеет правильно обрабатывать инструменты. В стоматологии, к примеру, это прямой путь к заражению гепатитом С и прочими серьезными заболеваниями.

При этом в лицензионном отделе Минздрава работает всего три человека: один специалист курирует медуслуги, второй – фармуслуги и третий - технический сотрудник, который работает с документами. Сколько организаций сможет проверить один человек, если выдано более двух тысяч лицензий?

Может, в Турции, где Талантбек Батыралиев до назначения на высокую должность практиковал более 20 лет, претензий к частным клиникам и нет. Но как получают дипломы в Кыргызстане, думаю, знают многие. В сводках правоохранительных органов то и дело появляются сообщения о задержанных преподавателях со взятками за содействие в поступлении, получении высокой оценки, сдаче экзаменов во время сессии, выдаче дипломов… В использовании поддельного диплома подозревают даже депутатов парламента страны!

Но получить диплом – еще полдела. Вопрос, как специалист с купленными знаниями будет работать? Не так страшно, когда речь идет о юристе или экономисте, но не о врачах, которым люди доверяют самое ценное – здоровье.

Личный выбор каждого

Председатель парламентского комитета по социальной политике Дамира Ниязалиева не согласна с предложением министра об отмене 5-летнего стажа. «Мы должны научить врачей в государственных клиниках, как нужно правильно работать, как делать ту или иную операцию, как следовать клиническим протоколам и другому. Что главное в частных больницах? Прибыль, лишь бы с человека взять деньги и обогатиться. Я не говорю, что все такие. Но главный принцип любого частного предприятия – именно это. Поэтому мы не можем отдавать здоровье наших людей в руки таких молодых специалистов, которые не прошли определенную стажировку в государственной больнице», - поделилась с ИА «24.kg» своим мнением нардеп.

«Когда мы говорим об ответственном отношении к собственному здоровью, то каждый человек должен знать, куда идет. Каждый гражданин сегодня приписан к государственной поликлинике, - напоминает Марат Калиев. - На каждого выделяется финансирование по месту жительства. Есть программа госгарантий, по которой выделяются средства, пусть не на полное обследование, но на общий анализ крови и мочи, допустим, еще на какие-то исследования. Особенно для беременных и детей до пяти лет наши программы работают. Но люди, несмотря на это, а может, и не заинтересовываясь, сразу направляются в частные клиники, где становятся предметом наживы некоторых непорядочных центров. Но у нас есть очень много и порядочных клиник, которые заинтересованы, чтобы таких объектов, не соответствующих требованиям, не было. Хочется конкурировать честно». 

Бизнес