04:55
USD 89.12
EUR 95.10
RUB 0.95

Давление на СМИ. В Кыргызстане хоронят свободу слова

Январь-2024 войдет в историю независимых СМИ Кыргызстана как «черный».

15 января в офис 24.kg пришли сотрудники ГКНБ. В редакции провели обыск — документы, системные блоки компьютеров, ноутбуки и личные телефоны сотрудников изъяли. После этого гендиректора Асель Оторбаеву, шеф-редакторов Антона Лымаря и Махинур Ниязову увезли в ГКНБ на допрос. Пресс-центр ведомства позже сообщил, что обыск в 24.kg провели в рамках уголовного дела по статье «Пропаганда войны» УК КР.

16 января сотрудники МВД рано утром начали обыски в редакции Temirov Live, домах журналистов, редакционное оборудование изъяли. Милиция задержала сотрудников издания, в том числе и бывших.

17 января суд избрал меру пресечения в виде ареста членам команды Болота Темирова, работникам «Айт Айт Десе», «ПолитКлиники» и «Арча медиа» на два месяца.

Арестованы до 13 марта Махабат Тажибек кызы, Сапар Акунбеков, Азамат Ишенбеков, Сайпидин Султаналиев, Актилек Капаров, Тыныстан Асыпбеков, Максат Тажибек уулу, Жоодар Бузумов, Жумабек Турдалиев, Айке Бейшекеева и Акыл Орозбеков.

Им инкриминируют статью УК КР «Призывы к массовым беспорядкам».

Международные организации, эксперты и правозащитники назвали произошедшее прямым нарушением Конституции и беспрецедентным давлением на свободу слова.

Как дошли до такого?

Этот вопрос все чаще звучит в повестке общественного дискурса. Председатель Центра журналистских расследований Молдовы Корнелия Козонак отмечает: «Кыргызстан, переживший период демократизации, когда пресса имела полную свободу, сильно развился и был самым развитым в странах Азии, теперь повернул назад...».

По ее словам, в Бишкеке становится все сложнее работать профессиональной прессе, поскольку существует целая армия финансируемых государством или Москвой СМИ, которые стремятся реагировать на все, что пишет независимая пресса, вести пропаганду и дезинформацию.

«Как только публикуется журналистское расследование, в котором фигурирует чиновник, вовлеченный в коррупционные схемы, сразу же несколько других государственных СМИ, тролли или так называемые лидеры общественного мнения, пытаются «отбелить» его и очернить журналистов... Это произошло и у нас, в Молдове», — сказала Корнелия Козонак.

Глава правовой клиники «Адилет» Чолпон Джакупова назвала Кыргызстан «полицейским государством», попирающим гражданские права и свободы.

Количество вопиющих нарушений растет. В судах хозяева — следователи.

Чолпон Джакупова

У «полицейского государства» несколько отличительных черт. В этот список входят аресты и гонения противников официального курса. А главный маркер — безграничная власть силовиков.

За годы правления Садыра Жапарова силовики стали фактически неприкасаемыми. Даже когда они превышают полномочия, (например, пытают людей. — Прим. 24.kg), то предстают перед судом только в 20 процентах случаев. Добиться реального наказания для них почти невозможно. Об этом свидетельствуют данные, которые приводит Национальный центр по предупреждению пыток.

На критические замечания экспертов и правозащитников, подчеркивающих, что в стремлении «установить стабильность», грубо нарушаются конституционные права и фактически происходит преследование за инакомыслие, чиновники парируют: меры принимаются «для всеобщего блага».

В своем интервью президент страны, отмечая рост экономических показателей, дал понять: с сомневающимися в объективности этих данных церемониться не будут.

«Тем, кто нацелен организовать беспорядки с вовлечением народной массы, ответ будет жесткий. Мы будем работать на опережение и выявлять лидеров-злоумышленников, которые готовы собрать народ и стрелять в него исподтишка или устроить взрыв. Наказание для них будет по высшей мере строгости. Мы не будем с ними сюсюкаться, как это делали до нас. Для нас безопасность государства и простого народа стоит на первом месте. Ну а тем, кто хочет прийти к власти, хочу сказать, чтобы делали это законным путем, через участие в выборах», — сказал Садыр Жапаров.

Почему президент уверен, что кто-то пытается его свергнуть, остается непонятным. Силовые ведомства ограничиваются сухими пресс-релизами, общественности не предоставляют убедительных доказательств подготовки к беспорядкам в стране. Не потому ли, что их просто нет?

Многие кыргызстанцы считают, что предпосылок к народным волнениям в КР нет. И это логично. Нет сильной и крепкой оппозиции. Нет народной массы, готовой выражать протест митингами или иными акциями протеста. Люди живут своей обычной жизнью. Более менее публичные персоны, осмелившиеся публично высказать свое мнение, как правило, не совпадающее с официальным, оказываются за решеткой. Иначе чем репрессиями это не назовешь.

Аналитик Темур Умаров считает, что в интервью президента, как и в его новогоднем обращении, где он призывал «забыть о политике на 10-15 лет», дан четкий посыл: отказывающихся деполитизироваться будут принуждать. По мнению эксперта, уголовное дело против 24.kg и подозрении его руководителей в пропаганде войны: арест 11 журналистов — тому подтверждение.

Ответ на поверхности

По всей видимости, Старая площадь начала использовать методы «полицейского государства» против журналистов, которые никак не замолчат. Критика ее раздражает. Расследования медиа напрягают. Власти не нравятся оппоненты, и она этого даже не скрывает.

На самом деле Кыргызстану не угрожают ни журналисты, ни независимые СМИ, ни представители ЛГБТК+, ни НКО, ни активисты, никто, от кого власти нужно было бы защищаться и защищать граждан.

Проблема в другом. У местных политиков нет стимула создавать и развивать эффективные государственные институты. В высоких кабинетах полагают, что принцип «твердой руки» наиболее эффективен. Закрыть, запугать, посадить — это все репрессивные методы, и теперь они активно используются. Власть даже не пытается установить контакт и выслушать альтернативное мнение. Может, потому, что вопросы слишком острые, неудобные?

Стабильность электорального авторитаризма не зависит от экономических показателей. Чтобы сконструированный механизм исправно работал, и запущен маховик репрессий. Он не просто дает установку граждан на «выученную беспомощность» и позицию «от меня ничего не зависит», а доводит ее до логического предела.

Эксперты напоминают, что предпосылки начали формироваться еще на заре 90-х, когда после распада СССР кыргызстанцы возлагали огромные надежды на исцеляющую демократизацию. Но они не оправдались: политические и экономические трудности вновь травмировали общество.

Сегодняшние политические элиты просто умело воспользовались ситуацией. Как считает профессор Королевского колледжа в Лондоне Гульназ Шарафутдинова, они довольно успешно культивировали в гражданах самоощущение жертв — как советской власти, так и незримого, но тем не менее успешно навязываемого сегодня пропагандой образа «внешнего врага».

Наша элита тоже взяла этот «рецепт» на вооружение. Она не умеет вести дискуссии, ей зачастую нечем опровергать альтернативное мнение, ее раздражает критика и нет аргументов против. Поэтому в ход идут запугивание уголовным преследованием, абсурдные обвинения, обыски, задержания.

А армия ботов, как по методичке, оказывает информационное сопровождение — все, кто не хвалит власть и чиновников, это потенциальные иноагенты, грантоеды, на службе у Запада, хотят переворота, желают дестабилизации...

Было бы смешно, если не было бы так грустно...

Популярные новости
Бизнес