01:10
USD 69.74
EUR 79.24
RUB 1.05
Большой тираж

Ашхабад ужесточает борьбу с наркооборотом - шоу или всерьез? Вопросом задается DW

DeutscheWelle(Германия). Туркмения остается страной, закрытой для внешних наблюдателей. Особенно если речь о таких темах, как наркотрафик и наркомания. Достоверные статистические данные по республике отсутствуют, а инициативы властей по борьбе с незаконным оборотом наркотиков изначально вызывают у экспертов вопрос: это серьезное намерение, кампанейщина или прикрытие конкурентной борьбы между группировками местной наркомафии?

 

Не стала исключением и инициатива президента страны Гурбангулы Бердымухамедова, который 19 января 2015 года поручил парламенту внести в законодательство нормы, запрещающие помилование осужденных за участие в наркоторговле и ужесточающие наказание за это.

 

По словам руководителя работающей в Вене правозащитной организации Туркменская инициатива по правам человека (ТИПЧ) Фарида Тухбатуллина, после прихода к власти Гурбангулы Бердымухамедова в начале 2007 года в течение двух-трех лет началась серьезная борьба с наркомафией. «По данным как наших, так и многих других источников, наркомания тогда серьезно сократилась. Но проблема в том, что бороться с ней начали только запретами и арестами больших воротил этого бизнеса. А к этой проблеме нужен был комплексный подход», - говорит глава ТИПЧ.

 

Он отмечает, что надо было создавать условия для отучения и отвлечения большого количества молодежи от этой привычки, чего власти не сделали. «Затем об этой кампании просто позабыли, и вот сейчас о наркомании снова вспомнили. Это говорит о том, что серьезно подорвать корни этой социальной болезни не удалось», - продолжает Фарид Тухбатуллин.

 

Туркменский оппозиционер Нурмухаммед Ханамов напоминает, что в годы правления Сапармурата Ниязова просачивалась информация о крышевании непосредственно туркменбаши и начальником его охраны Акмурадом Реджеповым транзита опиатов из Афганистана. «Подчиненные Реджепова неоднократно встречали на границе грузы и сопровождали их по территории Туркмении вплоть до точек переправки далее, в частности в Россию, через аэропорт Ашхабада», - говорит он. Еще был маршрут трафика через Турцию, в котором заметную роль играл один из приближенных к Ниязову, владелец сети казино в Турции, вспоминает оппозиционер.

 

«Были многие другие примеры причастности высокопоставленных чиновников и их родственников к наркобизнесу. Их время от времени изобличали, потому что при Ниязове между группировками наркоторговцев постоянно шла конкурентная борьба на самом высшем уровне - и в системе КНБ, и в Генпрокуратуре республики», - говорит лидер оппозиционной Туркменской республиканской партии в изгнании.

 

«Нынешний президент Туркмении Гурбангулы Бердымухамедов, возможно, действует еще более хитро, учитывая ошибки ниязовской команды. Но более вероятно, что он решил бороться с наркотрафиком и наркопотреблением внутри страны, опасаясь растущей самостоятельности наркобаронов, - рассуждает Ханамов. - Время от времени в СМИ демонстрируется уничтожение изъятых наркотиков. При Ниязове такие шоу тоже устраивались, но сейчас, возможно, власти повели реальную борьбу с наркооборотом». Косвенно это может подтверждать резкое увеличение частоты стычек между туркменскими пограничниками и талибами на туркмено-афганской границе, говорит он.

 

Координатор объединенной евразийской экспертной сети JEEN Наталья Харитонова указывает, что маршруты поставок афганских опиатов из Афганистана подверглись угрозе после прихода к власти нынешнего главы Туркмении, который, в отличие от Туркменбаши, предпочел выстраивать отношения не с талибами, а с официальным Кабулом. Соответственно, он пересмотрел политику взаимовыгодного наркотрафика с участием талибов, туркменских спецслужб и правящей элиты, считает эксперт.

 

«В 2008 году создана специализированная структура, предназначенная для борьбы с наркоторговлей - служба охраны безопасности здорового общества. Проведены чистки и перестановки по линии борьбы с наркооборотом. Это негативно сказалось на афганском наркобизнесе и стало одним из ключевых факторов обострения ситуации на туркмено-афганской границе в 2014-м», - считает эксперт.

 

«Во времена Ниязова очень сильно возросло потребление афганского героина. Но цифр вы не найдете. Мы с помощью наших коллег косвенно пытались оценить масштабы проблемы наркопотребления, предлагая мониторить кладбища: половина новых могил в период позднего Ниязова, в 2004-2005 годы, это захоронения молодых людей, умерших в возрасте 30-35 лет. Очевидно, что в основном это жертвы наркомании», - делится сведениями Фарид Тухбатуллин.

 

Сейчас, по его сведениям, в республике больше в ходу синтетические наркотики, например, так называемый крокодил. Они поступают уже не из Афганистана, а, наоборот, из России, где их больше производят. «Их потребляют ребята от 16 до 20 лет», - говорит Тухбатуллин.

 

Туркменский правозащитник вспоминает, что при Ниязове реальная ответственность за наркоторговлю была минимальной благодаря практике регулярных помилований. «Под эти акции по большей части подпадали как раз наркоторговцы. Когда меня в 2003 году везли в «воронке» на суд по моему делу, со мной везли женщину. Будучи уверенной, что, как и ее, меня взяли за наркоторговлю, она меня успокаивала, что уже в третий раз в этом положении, но бояться не надо: срок дадут большой, но через полгода выпустят по помилованию. «Не бойся, нас всегда выпускают», - сказала она. И эта практика сохранялась до сих пор», - рассказывает глава ТИПЧ. Сейчас туркменский президент распорядился ее пресечь.

 

http://dw.de/p/1EUwJ

Бизнес