03:30
USD 84.57
EUR 100.74
RUB 1.17
Политика

Кыргызстан и многополярный мир (часть II)

Экс-министр иностранных дел Кыргызстана Аликбек Джекшенкулов в силу своих профессиональных интересов внимательно следит за геополитическими процессами. ИА «24.kg» публикует вторую часть аналитической статьи доктора политических наук, которую он написал, не считая возможным оставаться в стороне от событий, которые обсуждает весь мир.

Агрессия = США?

Таким образом, сегодня формируется новая конфигурация мирового порядка, в которой, вероятно, ни одна из стран, несмотря на величие и экономическую мощь, не будет доминировать. Мир переходит к ситуации сосуществования многочисленных полюсов, центров силы, которые будут относительно «равны», насколько это возможно в этом мире. Для нас, кыргызстанцев, в свете происходящего очень важно понять, какова будет роль Китая в новом мировом порядке. Тысяча километров общих границ со Срединной империей, согласитесь, обязывают к необходимости понимания этого.

Нарастающее же противостояние между Западом и Россией в конфликте вокруг Украины и Крыма является важным этапом, знаменующим новый виток борьбы за будущее мироустройство. Претендуя на понимание этого, в первую очередь следует рассмотреть, в каком формате официальный Пекин будет выстраивать свои отношения с основными геополитическими игроками - США и Россией. Очевидно, что каждая из сторон будет стараться заручиться поддержкой Поднебесной. Реакция же самого Китая зависит от осознания им непреложных фактов и тенденций последнего десятилетия.

По оценкам военных аналитиков, после приближения НАТО к западной границе и значительной части южных границ России неизбежен следующий шаг США и их союзников - окаймление Китая. Для этого Запад намерен последовательно обложить Китай, создать вокруг него санитарный кордон и в конечном итоге перейти к открытому давлению и диктату.

Неслучайно в последнее десятилетие Пентагон начал проводить ежегодные многонациональные военные учения в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР) и передислоцировал силы на базы некоторых стран, граничащих с Китаем. А визиты президента Обамы в Японию, Малайзию, Южную Корею, Филиппины еще раз подтверждают эти тенденции.

В 2012 году НАТО объявил запуск очередной программы партнерства, причем впервые не обусловленной географическими рамками. Программа «Партнерство во всем мире» началась с включения в нее восьми стран АТР - Афганистана, Австралии, Ирака, Японии, Монголии, Новой Зеландии, Пакистана и Южной Кореи.

После официального оглашения Вашингтоном стратегического приоритета в АТР США начали обхаживать десять членов Ассоциации стран Юго-Восточной Азии (Бруней, Камбоджу, Индонезию, Лаос, Малайзию, Мьянму, Филиппины, Сингапур, Таиланд и Вьетнам), ряд из которых имеют территориальные споры с Китаем.

По оценкам военных экспертов, так называемый азиатско-тихоокеанский поворот также предусматривает размещение 60 процентов всех военно-морских средств США, самых больших и наиболее технологически развитых и смертоносных в этом регионе. Зона ответственности командования Южными силами США включает более 50 процентов территории мира - более 100 миллионов квадратных километров.

Седьмой флот США, задача которого состоит в патрулировании АТР, является крупнейшей в мире военно-морской группировкой, действующей за пределами страны, и будет усилен дополнительным размещением в регионе. Не стоит забывать, что США обладают одиннадцатью из двенадцати имеющихся в мире атомных авианосцев.

Их миллиарды

Впрочем, несмотря на все усилия США, вторым по значимости многополярного мира, как прогнозируют многие политологи, становится Китай. Даже некоторые эксперты США выступают в Конгрессе с докладами, согласно которым нынешний уровень экономического и военно-технологического развития Китая делает возможным его успешное противостояние любому противнику.

На сегодня Китай является ключевым участником двух организаций, представляющих наибольший потенциал для многополярного мира. Это БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай, Южная Африка) и ШОС.

Постепенно в Пекине и Вашингтоне растет глобальное соперничество. Американцы опасаются, что КНР в ближайшие годы бросит им вызов в борьбе за мировое лидерство, а китайцы, в свою очередь, понимают политику Штатов по сдерживанию Поднебесной. Предусмотрительный Вашингтон, несмотря на тесную взаимосвязь двух ведущих экономик мира, ревностно защищает собственные прогрессивные технологии, которые являются его преимуществом в современном мире. Пример тому - установление торговых барьеров и ограничений на экспорт высокотехнологичной продукции в Китай и Россию.

Отмечаемое экспертами противостояние двух стран по ключевым для Пекина вопросам - от территориального конфликта с Японией, положения уйгуров в СУАР и до положения дел в Тибете (Обама провел встречу с далай-ламой в начале этого года, в связи с чем Китай направил ноту протеста) - явно показывает разнополюсность позиций и значительное различие внешнеполитических ориентиров двух государств.

Глядящий вдаль кормчий Китая Си Цзиньпин еще раз подтвердил неизменность справедливой и объективной позиции Китая по Украинскому конфликту, которая заключается «в отстаивании необходимости политического решения кризиса». Такая позиция играет на руку скорее России, чем Западу, который ожидал от Пекина осуждения российских действий в Крыму. Также Китай воздержался во время голосования по Украине в СБ ООН. Москва же заблокировала принятие данной резолюции, воспользовавшись правом вето. Учитывая, что все остальные 13 государств - членов света проголосовали «за», позицию КНР можно расценивать как косвенную поддержку России. Следует отметить, что сам Запад своей антагонистической позицией по Украинскому кризису изрядно поспособствовал сближению России и Китая, взаимоотношения которых и прежде развивались поступательно и позитивно. Примечательно, что Россия была первым государством, которое посетил Си Цзиньпин в качестве нового руководителя КНР, что на дипломатическом языке свидетельствует об архиважности этого вектора в политике Пекина.

Думаю, на данный момент Китай, выступающий за многополярный мир, заинтересован в усилении России как союзника, способного ослабить лидерство Вашингтона на мировой арене. Впрочем, и конфронтация Китаю на данном этапе вряд ли нужна, как и любые международные санкции. Сейчас Китай вступает в период структурных реформ для создания к 2020 году среднезажиточного общества в Поднебесной, и международная стабильность для него чрезвычайно важна. Потому Пекин и настаивает на мирном политическом урегулировании ситуации вокруг Украины и Крыма.

Восточная мудрость как рецепт

Главное для Китая - предотвратить большой военный конфликт и минимизировать санкции, которые усложнят торгово-экономические отношения. Исходя из вышесказанного можно предположить, что Китай будет и дальше развивать взаимовыгодную торговлю со всеми международными игроками, поддерживая в геополитическом плане дрейфующий баланс сил и направляя свои усилия на постепенное ослабление роли США и укрепление роли России.

В последние 20 лет международное сообщество начало уделять больше внимания Центральной Азии. Для Соединенных Штатов и их союзников этот регион привлекателен в роли транспортного узла, причем весьма важного для военных поставок в Афганистан. Для России он представляет собой стратегическую зону политического влияния и экономических интересов. Китай же видит его транспортным коридором, источником энергоносителей и важным партнером в вопросах безопасности Синьцзян-Уйгурского региона. Некоторые эксперты рассматривают усиление активности России, Китая и США в ЦА как некую новую формулу так называемой большой игры (борьба между Британской и Российской империями за господство в Средней Азии в 1813-1907 годах).

Следует отметить руководителей новых независимых государств в Центральной Азии (возникших после распада СССР), которые стремятся использовать возобновление интереса к ним в национальных и собственных вопросах, играя порой на противоречиях великих держав и выдвигая требования, которые считают выгодными для укрепления своих режимов и своего влияния в регионе, ссылаясь, прежде всего, на суверенитет и независимость государств. Сегодняшняя внутриполитическая ситуация в странах, многовекторность международных отношений, различия внешнеполитических концепций стран Центральной Азии представляют собой некий фактор, указывающий на сегодняшние тенденции - появление новых игроков на мировой арене и падение западного влияния не только в регионе, но и в мире в целом, который становится многополярным.

За последние десятилетия Россия и Китай превратились в ведущие экономические державы, вошедшие в пятерку наиболее богатых стран мира. Содействие, которое оказывает Россия и Китай странам Центральной Азии, трудно отнести к какой-либо одной категории: обычно оно предоставляется в виде прямой технической помощи, инвестиций и кредитов на экстренные нужды. Москва и Пекин в соответствии со своими национальными интересами достаточно умело и искусно используют различные и уникальные наборы инструментов и методов в отношениях с каждым из среднеазиатских соседей, укрепляя свое влияние на каждую страну в отдельности и на регион в целом. К примеру, Россия намерена построить целые каскады ГЭС в Таджикистане и Кыргызстане, инвестирует в коммуникационные и инфраструктурные проекты.

Не менее результативен вояж по странам Центральной Азии председателя КНР Си Цзиньпина осенью 2013 года, в ходе которого подписано соглашение со странами региона на огромную сумму - почти $60 миллиардов. Для таких небогатых стран, как Кыргызстан и Таджикистан, Китай стал основным инвестором и поставщиком помощи на цели развития. Все это существенно подрывает экономическое влияние Запада. Главным же показателем потери влияния США и ЕС является то, что элиты центральноазиатских стран, приобретя свой суверенный опыт, все более критически относятся к западным ценностям - демократии и правам человека (в англосаксонской интерпретации), и сегодня они уже способны умело и успешно оппонировать западу.

Чему научили, то и практикуют

Центральноазиатские элиты нередко упрекают западных политиков в использовании двойных стандартов под прикрытием соблюдения прав человека и принципа «кто не с нами, тот враг».

СМИ региона часто предают гласности противоречия в политике США в различных уголках мира, в результате чего Америка все больше теряет влияние и доверие к ее политике.

Невооруженным взглядом видно, что Россия и США продолжают действия по ослаблению влияния друг друга на регион. В то же время Китай занимает более осторожную, выжидательную позицию. Применительно к региону администрация Барака Обамы выработала собственные подходы, а именно: с одной стороны, продолжать сотрудничество с авторитарными режимами стран Центральной Азии, с другой - повсеместно оппонировать российскому влиянию в субрегионе.

Собственно, первоначально идеи были сформулированы еще Фредериком Старом в его концепции «Нового шелкового пути». Фактически Обама пытается применить стратегию вовлечения наших стран в совместные инфраструктурные проекты, которые будут способствовать развитию региона в попытке противостоять традиционному российскому влиянию.

Политическое руководство США неоднократно заявляло, что рассматривает наш регион в связке с Юго-Восточной Азией, которая стала приобретать для Штатов все большее военно-политическое значение. Прагматично настроенный Запад стремится оторвать регион Центральной Азии от экономического (и политического) влияния России и «пристегнуть» его к нестабильным государствам - таким, как Афганистан, Пакистан.

Но, несмотря на все это, в последние годы правящие элиты стран ЦА (за исключением Узбекистана) стали разворачиваться в сторону политической и экономической интеграции с Россией, не видя для себя реальных перспектив во взаимодействии с США. Местная элита ясно осознала, что американские внешнеполитические и внешнеэкономические интересы преследуют собственные цели и лишь отчасти связаны с операциями в Афганистане и войной с терроризмом.

При этом позабыты национальные интересы самих государств Центральной Азии, не учитываются и огромный исторический опыт, культура, цивилизационные факторы, менталитет, если хотите, философия народов, населяющих наш субрегион. А Кыргызстан, как утверждают некоторые эксперты, стал для США аналогом Грузии - государством, ценность которого «определяется не наличием энергоресурсов, а исключительно географическим положением».

В поисках стабильного развития

Поскольку мир стремительно меняется, то и мы, кыргызстанцы, должны быть готовыми адекватно реагировать на эти изменения.

Сегодня в геополитике происходят тектонические сдвиги. И Кыргызстан, как небольшое государство, уязвимое во многих вопросах внешней политики, экономики и безопасности, заинтересован, как и большинство стран мира, в создании нового мирового порядка - многополярного мира с участием таких держав, как Россия, Китай, Индия, и других стран. Такой порядок дает несравнимо больше возможностей для мирного сосуществования больших и малых стран, богатых и бедных, сильных и слабых, позволяет создать в международном сообществе атмосферу доверия и условия для развития всем национальным государствам нашей планеты.

Поэтому в новых условиях, условиях многополярного мира, важно определить роль и место Кыргызстана в международном сообществе. Приступить к разработке стратегической, рассчитанной на долгосрочную перспективу программы национального развития, наметить пути совершенствования и создания устойчивой системы национальных ценностей, действительно мотивирующей общество к достижению успеха, благополучия. Программа, основанная на идее «научно-технического прогресса», должна стать основополагающим концептуальным документом, реализация которого на практике позволит укрепить суверенитет и безопасность страны.

Нужна новая идеология государственного управления экономикой. При этом важное значение должно иметь совершенствование процесса подготовки принятия решения.

В последние время в сознании наших людей все чаще и чаще встает вопрос: быть или не быть Кыргызстану суверенным государством? Если мы не хотим потерять надежду на его выживание, на его будущее, нужно задуматься и посмотреть, к чему же мы пришли за 23 года независимости. Может ли страна позволить себе так же беспечно существовать в будущем? Полагаю, внутриполитическое и экономическое развитие страны должно пойти по новому пути, для чего необходимо выбрать новую, правильную модель обустройства государства. Страна должна разработать и реализовать модель «догоняющего и опережающего» технологического развития. Нынешнее государственное устройство несовершенно, потеряны доверие к власти, вера в солидарность и братство людей, в помощь общества, лозунг «каждый сам за себя» стал все больше проникать в нашу жизнь. Особое историческое духовное устройство кыргызов - стремление к справедливости и совестливость, терпение и надежда, скромность души и чувство нового. Именно эти качества способствуют преодолению эгоизма и объединению людей на подлинно нравственных началах и будут способствовать реализации особой Программы развития.

В новых условиях многополярного мира элита Кыргызстана должна все взвесить, разработать новую внешнеполитическую концепцию, основанную на национальных ценностях и ориентирах, без присущих виляний и выкрутасов, без попытки «усидеть на двух стульях». Необходимо проанализировать все ошибки внешнеполитической деятельности со времен приобретения суверенитета и независимости.

Следует учесть исторический опыт, международную обстановку, наше географическое расположение, наши сегодняшние реалии, возможности, вызовы, перспективы. Наша внешняя политика должна быть ориентирована на обеспечение внутреннего экономического развития и прогресса, обеспечение безопасности наших граждан, возрождение лучших национальных традиций, культуры и идеологии.

На мой взгляд, главным внешнеполитическим ориентиром и стратегическим союзником должна быть сильная Россия, с которой нас связывают не только глубокие исторические и культурные связи, но и тот факт, что на сегодняшний день Россия является основным экономическим донором Кыргызстана, главным гарантом безопасности в Центральной Азии. И мы должны не только декларировать, но и на практике реально предпринимать шаги для всесторонней интеграции в рамках не только ЕЭС, Таможенного союза, ОДКБ и ШОС, но и двусторонних отношений. Я верю в лучшее будущее моей страны.  
Бизнес