22:51
USD 84.71
EUR 102.58
RUB 1.17
Взгляд

Сколько стоит гражданская позиция?

Нередко НПО и те, кто называет себя экспертами, на каждом углу кричат, что в системе государственных закупок царит коррупция. Якобы торги проводятся с нарушениями, участие фирм-производителей ограничено, а выигрывают исключительно посредники. Однако любой сомневающийся может войти в состав тендерной комиссии либо присутствовать в качестве наблюдателя на торгах. Но бесплатно следить за тем, на что тратятся бюджетные средства, желающих мало. Все чаще члены комиссий поднимают вопрос об оплате.

По закону о государственных закупках в состав тендерной комиссии должно входить не менее трех человек: 60 процентов - представители общественности и СМИ, 40 - сотрудники госорганов и специалисты закупающей организации. Трое из членов тендерной комиссии должны быть специалистами по закупкам, имеющими сертификат.

В постановлении правительства «Об утверждении положения об отделе закупок и тендерной комиссии», подписанном в 2011 году Алмазбеком Атамбаевым в его бытность премьер-министром, есть оговорка, что закупающая организация может платить привлеченным членам тендерной комиссии за участие в отборе претендентов. В том же документе указано, что привлечение государственных служащих к участию в тендерной комиссии, проведению экспертиз и консультаций осуществляется на безвозмездной основе и по согласованию с их руководителями. В бюджете компаний и без того заложены средства на выплату им вознаграждений.

Этим положением воспользовалось руководство ОАО «Электрические станции» и готово платить членам тендерных комиссий. Решение энергетики объяснили тем, что привлеченные члены отказываются от участия из-за занятости. Отделу закупок сложно собрать комиссию, соблюдая процентное соотношение, поэтому представителям СМИ, гражданского сектора, наблюдательных советов будут платить. Как пояснили ИА «24.kg» в компании, деньги предназначены на транспортные расходы и оплату услуг связи. Вознаграждение носит символический характер.

К слову, в «Электрических станциях» складывается крайне сложная ситуация. Из-за низкого уровня воды в Токтогульском водохранилище энергетикам пришлось отказаться от экспорта электроэнергии. На вырученные средства из года в год покупалось топливо. Еще в 2010-2011 годах вырабатывалось достаточное количество электричества, которое продавали больше положенного, хотя и по более высокой цене - в 4 цента против прежних 2,8 за киловатт-час. Однако сейчас нет денег на покупку угля и мазута для теплоцентралей, а вода в Токтогулке застыла на отметке в 8,8 миллиарда кубометров.

Не хватает средств и на ремонт оборудования ГЭС. По сравнению с 2013-м убытки компании увеличились до 943,7 миллиона сомов. Дефицит бюджета - 5,8 миллиарда. Только на покупку казахстанского угля потребуется более 1,5 миллиарда сомов. Но, вместо того чтобы экономить каждую копейку, «Электрические станции» готовы платить тем, кто выражает свою гражданскую позицию и хочет следить за прозрачностью государственных закупок.

Ежегодно компания проводит около 140 тендеров. Подсчитаем. В среднем в каждую тендерную комиссию входит 9 человек, по новым требованиям пятеро из которых должны представлять общественность. За участие в тендере закупающая организация намерена символически платить 1 тысячу сомов. Значит, расходы на один тендер составят 5 тысяч. Сумма в принципе незначительная, однако за год уже 700 тысяч сомов. Это расчет только на объявленные торги, прописанные в годовом плане. Нередко с первого раза тендерная комиссия не может выбрать победителя, и объявляется повторный конкурс, а затем еще один и еще...

Член наблюдательного совета по инициативе прозрачности топливно-энергетического комплекса при Министерстве энергетики и промышленности Николай Кравцов считает, что платить нужно только экспертам, готовым нести уголовную ответственность за представленное заключение. «Члены тендерной комиссии привлекаются на волонтерских началах, а экспертам за заключение нужно платить не символически, а достойно, так как их днем с огнем не сыщешь. От их рекомендаций многое зависит. С ними нужно составлять договор с мерой ответственности. К примеру, в Индии привлеченные эксперты отвечают перед трибуналом. У нас же нет компетентных экспертных мнений. Вспомните, какой шум подняли якобы из-за поставки радиоактивного угля. Лаборатория в Санкт-Петербурге пришла к выводу, что уголь безопасен для использования и его можно сжигать. А наши горе-эксперты кричали, что он опасен. Такая халатность дорого нам обошлась. Теперь мы теряем десятки миллионов, так как закупаем топливо дороже. Но при этом никто из экспертов не говорит, что уголь Ковакского месторождения имеет повышенный фон. Все знают, что разрез Мин-Куш находится на урановых шахтах», - рассказал он ИА «24.kg».

Однако те, кто позиционирует себя гражданскими активистами, экспертами, правозащитниками, открыто заявляют, что не будут бесплатно участвовать в оценке претендентов. Но когда их не включают в комиссии, грозят судебными разбирательствами и проверками, так как уверены, что закупающая организация вступила в сговор с членами комиссии и лоббирует интересы отдельных компаний. При этом их не коробит, что, требуя с государства денег, они и без того продают свою гражданскую позицию за 1 тысячу сомов.

Еще большее возмущение вызывает позиция энергетиков. Из-за нехватки денег они предлагают повысить тарифы, объясняя это тем, что энергокомпании не сводят концы с концами, однако с лихвой находят деньги на поощрение тех, кто по собственному желанию идет в тендерную комиссию. Насильно никого не заставляют. Представители общественности участвуют в тендерах не ради денег или славы, а ради того, чтобы контролировать, как тратятся бюджетные средства. А инициативу «Электрических станций» можно расценить как подкуп. Мы вам платим, а вы принимаете нужное для компании решение. Как говорится, и волки сыты, и овцы целы.

Бизнес