12:02
USD 86.45
EUR 92.47
RUB 1.00
Экономика

Толкунбек Абдыгулов: Я рыночник, но не считаю, что все должно быть частным

Курс сома, спекулятивные атаки... Все, что пережили кыргызстанцы в начале года, приковало еще большее внимание к финансовым проблемам и рискам. В беседе с ИА «24.kg» председатель Национального банка КР Толкунбек Абдыгулов поделился своим видением экономических проблем - от макропоказателей до микрофинансирования.

- За несколько недель Нацбанк потратил более $30 миллионов на интервенции? Что сейчас происходит с курсом сома?

- Спекулятивных атак сейчас нет. Идет подготовка к осенне-зимнему периоду, большие проплаты, и компании начинают закупаться. Это касается леса, строительных материалов, ГСМ. Это все импортируется, и у наших компаний возникает потребность в долларах. В этой связи доллар растет, и Нацбанк выходит с интервенциями на рынок.

- Сейчас корректируется ВВП в сторону снижения. На каком значении остановится инфляция к концу года?

- Определять ситуацию будет рынок, но Нацбанк гарантирует, что никаких резких скачков не будет. Что касается инфляции, этот показатель установлен на уровне 7,8 процента. В 2013 году проведена индексация зарплат всем госслужащим, увеличены пенсии и зарплата, но в первом же квартале повышение сома за две недели съело все это. Так что здесь сложно предсказать. Но мы постараемся удержать инфляцию в рамках однозначного показателя.

- Будут ли ужесточаться меры в отношении обменных бюро, так как на фоне казахской девальвации они сильно «играли» на курсе?

- В первом квартале меры ужесточены, сейчас идет перерегистрация всех обменок в юридические лица. Если это частник, то тяжелее и штрафы выписывать, поэтому все обменные бюро будут проходить процедуры как юридические лица. При этом нашему населению не хватает финансовой грамотности, оно подвержено панике, а обменки спекулируют на этом. Обычно это происходит с пятницы по воскресенье, когда на рынке нет Нацбанка.

- Какие инициативы Нацбанка внедрят в будущем?

- Мы предложили создать программу поддержки ориентированных на экспорт и импортозамещающих производств. В 2015 году мы такую же программу сделаем для фермеров. Я сторонник чисто рыночных механизмов, вмешательство государства напрямую до хорошего не доведет, но мы можем помочь с финансированием, при этом комбанк должен взять на себя кредитный риск. Кроме того, наша цель - помочь с долгосрочным финансированием, на сегодня это одна из серьезных проблем финансового сектора.

- С начала года учетная ставка повышена Нацбанком с 4 до 6,5 процента. С чем это связано?

- Сегодня привязки учетного курса к реальным процентным ставкам нет. Но с этого года Нацбанк стал внедрять новую систему денежно-кредитной политики. И через три года, когда НБ КР будет говорить «учетная ставка такая-то», это сразу отразится на процентных ставках на рынке. Пока же мы изменили, но кто-нибудь заметил, что процентные ставки вверх пошли или вниз? Это только начало, рынок обучается. Новые возможности, которые мы предоставили комбанкам, это кредитные аукционы. Банкам нужно научиться использовать этот ресурс. По законам макроэкономики результат принятого решения мы увидим только через 8-12 месяцев.

- Что будет с законопроектом «О платежной системе», который президент вернул с возражениями?

- До парламентских каникул все вопросы по закону о платежной системе сняли. В течение сентября закон будет принят. Основной пункт, вызвавший споры, это место обработки платежей. Нацбанк изначально придерживался позиции, что все сомовые платежи должны обрабатываться в Кыргызстане, а физически процессинг может находиться где угодно - при уровне развития современных технологий. Позиция Нацбанка простая: новые технологии позволяют это делать откуда угодно, но фактически платеж должен быть здесь, это связано с национальной безопасностью. Опыт России показал, что мы были изначально правы, создавая свою платежную систему. Когда Visa в один день все платежи остановила, никто не смог получить доступ к деньгам. В нашем случае зарплатные проекты и пенсии должны быть внутри страны.

- Структура золотовалютного резерва меняется. Будет ли увеличено количество золота в ЗВР?

- Золотовалютные резервы составляют около $2,3 миллиарда, из них 7 процентов - золото. К примеру, не так давно юань появился в структуре ЗВР. Это реакция Нацбанка на рынок. Появился спрос на эту валюту. Часть валют - в ценных бумагах. Но важнее, насколько золотовалютных резервов хватит при отсутствии импорта. ЗВР стандартно должно хватить на несколько месяцев. У нас резервов сейчас достаточно, чтобы инвестировать их в золото. Но тут надо быть острожным: золото - актив, который не приносит денег. Часть стран используют покупку золота, чтобы поддержать своего производителя, особенно когда падают цены, но это могут позволить лишь большие страны.

- На законодательном уровне Нацбанк не намерен запрещать использовать биткоины, однако существует ряд рисков. Как Нацбанк будет регулировать эту деятельность?

- Мы должны всех предупредить, что биткоины ничем не обеспечены. Кто хочет, может этим заниматься, но вы должны знать, что ваши инвестиции могут сгореть в любой момент. За сом вы можете не переживать: порвется, обгорит - в Нацбанке можно обменять. А вот если вы потеряете биткоины и придете в Нацбанк, то получите ответ: для нас такой валюты не существует. Мы можем только предупредить, что это опасно.

- Как санкции в отношении России могут коснуться Кыргызстана?

- Они затронут нас косвенно, через канал поступления денег от трудовых мигрантов. Если они будут меньше зарабатывать, будут переводить меньше денег. Но сказать, что санкции на нас повлияли прямо, мы не можем. Это может коснуться и цен на товары, производимые в России. Если они вырастут, у нас возникнет давление на инфляцию.

- Идет постепенный спад денежных переводов от трудовых мигрантов. Какова динамика? 

- По сравнению с 2013 годом переводы от трудовых мигрантов упали на 1,4 процента. За 7 месяцев к нам поступило около $1 миллиарда. Это связано с замедлением роста экономики России. Есть интересные факты, как себя ведут мигранты. Когда мигрант до 90 процентов доходов отправляет домой, значит, он намерен вернуться. Но когда ты едешь туда, и цель остаться, то с каждым годом сумма отчислений будет уменьшаться. Динамика показывает, что наши люди хотят вернуться.

- Какие риски для финансового сектора может нести вступление в ТС?

- Мы надеемся, что вступление в Таможенный союз благоприятно скажется на финансовой системе. Придут новые банки с большим объемом капитала. Когда это происходит, снижаются процентные ставки, они приносят новые технологии. У местных мелких банков будут проблемы, им останется либо сливаться и укрупнятся, либо искать новые ниши.

- Будет ли изменена финансовая система?

- Мы настаиваем, чтобы принципы валютной политики остались, и нашли понимание всех стран ТС, что это наше суверенное право. Вот пришел на рынок Росинбанк, и сразу процентные ставки снизились на 1-1,5 процента. А представьте, придет Внешэкономбанк или Сбербанк...

- Будет ли контролироваться деятельность ломбардов?

- Процесс начат. При Госфиннадзоре есть рабочая группа, которая занимается проблемой. Лицензироваться ломбарды будут однозначно. Осталось определить, кто этим займется.

- Что вы думаете о приватизации госбанков?

- Хоть я и рыночник, но не отношусь к тем, кто говорит, что все должно быть частным. Государственное присутствие должно быть. Я помню, когда разрабатывалась первая фаза «Доступные кредиты для фермеров», ни один из комбанков не захотел реализовывать программу. Понятно, что это риск, но первыми подписались два госбанка, потому что у них не было выбора. Еще один важный момент: есть труднодоступные регионы, туда не пойдет ни один коммерческий банк, но пенсии и пособия нужно доставлять.

- Не так давно заявлено, что еще одна микрокредитная организация преобразуется в банк...

- Разрешение на получение лицензии мы дали «Финке», им дано 6 месяцев, чтобы перерегистрироваться. Уставной капитал банка будет не менее миллиарда сомов. Это новый уровень ведения бизнеса, они получают право привлекать депозиты, участвовать в кредитных аукционах. Вообще, микрофинансовый сектор стал частью нашей жизни. Он вырос до таких размеров, что дальше будет существовать сам.

Бизнес