03:03
USD 86.45
EUR 92.47
RUB 1.00
Экономика

Присоединение КР к ТС и ЕЭП: от теории к практике (часть II)

ИА «24.kg» представляет очередную статью, в ней автор обозначает наиболее острые проблемы в КР, которые позволит решить вхождение ее в Таможенный союз.

О технической конституции ТС

Пренебрежение СанПиНами, СНИПами, техническими условиями, нормами и правилами оборачивается гибелью людей, ухудшением их здоровья и отсутствием безопасности. После 1991 года перевод многих ГОСТов в разряд межгосударственных спас труд нескольких поколений инженеров-метрологов, ибо для выработки любого стандарта требуется время и финансы. Но бизнес отчаянно отказывается брать на себя обслуживание национальных стандартов (в советское время это делало государство). В результате - снижение планки качества, например, в строительном секторе (см. бишкекские стройки и последние возбужденные Генпрокуратурой уголовные дела), но и государство особо не роптало, ибо беря кредиты и гранты от международных финансовых институтов, само шло на снижение.

Всемирный банк мог заложить в расчеты на одного сельского жителя около $200 при реабилитации систем водоснабжения, что на выходе проекта приводило к «африканской» норме потребления воды - 50 литров в день, с чем наши люди были категорически не согласны. АБР не вводил футеровку труб (своебразная реабилитация старых артерий) в этом секторе, но ВБ в Иссык-Кульской и Таласской областях это реализовывал! Были зафиксированы особые (!) стандарты для реализации их проектов, что подрывало национальную систему технического регулирования. Никто не был привлечен к ответственности; ну как пойти, мол, против кредиторов, каждый из которых выдал больше полумиллиарда долларов твоей стране, в итоге ныне жители большинства населенных пунктов потребляют небезопасные поверхностные воды вместо «допроектной» безопасной питьевой воды из артезианских скважин (денег с населения порой не удается собрать даже на постоянное хлорирование).

С 2011 года ситуация несколько улучшилась после протестов жителей и общественных организаций, но еще неизвестно, на каких условиях АБР предоставит КР давно обещанные оставшиеся от предыдущих проектов «Таза суу» $20 миллионов. А если не брать у этого банка, где иной источник финансирования? Фонд развития области с миллионами долларов имеется только у Иссык-Кульской области, и тот не удосужился до сих пор заняться реабилитацией системы водоснабжения даже для своего «бунтующего» юго-востока. Есть ли возможность и через ТС заработать деньги для этого? Вот об этом необходимо подумать: вывоз фруктов, овощей, сельхозпродуктов при возможном восстановлении агропромышленного комплекса следует увязать с такими социальными задачами государственного уровня.

По НПЗ-проектам вдруг выскакивают ссылки на китайские стандарты, доселе не признанные нами. Судьи и юристы переходят на позиции обессиленных надзорных госведомств и признают необязательность соблюдения норм, а рассматривают их как рекомендацию и не более, а то и вовсе отменяют. Министры и лидеры парламентских партий готовы оправдать любой «инвестиционный НПЗ-перегар». То есть беспорядочная карусель применения норм и правил международными банками и агентствами развития, иностранными и местными инвесторами, частными или государственными, способствует ввозу и местному производству товаров с неизвестными подчас стандартами качества, жертвой чего оказываются наши сограждане.

Благодаря же техническим регламентам ТС, которые дают твердые гарантии защиты прав потребителя, будет происходить постепенное упорядочивание в этом вопросе, ибо корневая их система - это ГОСТы. Либеральные экономисты предпочитают использовать в отношении технических регламентов понятие «нетарифные барьеры», ибо имеют установку на снижение нагрузки ответственности бизнеса и государства. Но именно поэтому в нашей стране область технического регулирования столь разбалансирована, а попытки требовать неукоснительного соблюдения норм, в том числе благодаря внешнему воздействию в лице ТС, наталкиваются на обвинения в якобы неосведомленной «нейро-лингвистическом программировании» публики.

Мы способны пока при некотором напряжении усилий восстановить прежний уровень соблюдения стандартов.

О лабораториях

В связи с необходимостью соблюдения стандартов ТС возникает необходимость сертификации и декларации товаров в уполномоченных структурах, которые должны быть расположены у нас в стране и документы которых будут признавать другие страны-члены ТС. Но наши госорганы считают, что нужны дополнительные финансовые вливания для поддержки материально-технической базы специализированных лабораторий. С моей точки зрения, вначале необходимы: инвентаризация прежних проектов помощи и четкое обозначение реальных потребностей в каждом направлении. Как случилось, что более $10 миллионов по проекту ВБ/ЕС Kyrgyz Republic EU Special Facility Support to Animal Health and Feeding оказались недостаточными? А другой проект ЕС «Содействие реализации соглашения о партнерстве и сотрудничеству между ЕС и КР», в котором был элемент подготовки к экспорту товаров (меда, грецких орехов и минеральной воды) при условии соблюдения безопасности пищевой продукции? Им уже оснащалась лаборатория республиканского центра ветеринарной диагностики; в сентябре прошлого года при Фонде государственных материальных резервов открылась лаборатория по контролю качества зерна и муки, оснащенная по последнему слову техники за $250 тысяч по проекту ВБ «Сельскохозяйственные инвестиции и услуги». Есть и другие проекты. То есть процесс оснащения лабораторий - это постоянный процесс, а сеть разнообразных лабораторий уже функционирует. Важна лишь систематизация деятельности КР в этом направлении в рамках присоединения к ТС.

Видимо, также необходимо будет досконально разобраться и с регламентацией ввоза китайских товаров, оборудования по программе госинвестиций, будь это по линии Минтранса или Минэнергопрома. И на эту категорию должно распространяться действие технических регламентов ТС.

Какова цена признания технических регламентов ТС, декларации и сертификации товаров? Здоровье и безопасность жителей нашей страны, ныне никак не защищенных от ввоза ГМО-продукции в результате присоединения КР к ВТО.

Зеркало для общества и о таможенных тарифах

На днях было представлено исследование «Зеркальная таможенная статистика КР. 2008-2012», вновь подтвердившее, но уже со стороны неофициальных лиц, вполне допустимое (но все же малоприемлемое) расхождение цифр импорта из России и Казахстана в нашу страну с их статистикой экспорта, и недопустимые вовсе миллиардные расхождения с цифрами Китая (564 процента в целом за пять лет, $23,370 миллиарда; за пять лет цифры расхождения уменьшились почти в 4 раза, но все же в 2012 году составили 268 процентов, или свыше 3,240 милиларда). По весу цифры почти сходились, но расхождения по стоимости, с точки зрения упущенного дохода госбюджета, оставались преступно значительными. Причем, по сведениям ЕАБР, нулевые ставки таможенных пошлин в КР имели почти 47 процентов ввозимых товаров (в ТС - только 14 процентов). То есть речь шла о том, что в КР не могут справиться с обложением таможенными пошлинами даже по оставшейся половине товарных позиций. Эти цифры расхождений давно и обоснованно тревожат членов ТС, ибо статистика КР признается ими в таком случае ненадежной. И как им тогда вести достоверный расчет коэффициента распределения импортных пошлин?

Думается, назрело создание при Министерстве экономики отдельного исследовательского института, который будет осуществлять подготовку прогнозных данных развития страны и где будет координироваться работа по сбору и анализу данных госведомств по зеркальной таможенной статистике на рутинной основе.

Часть авторов исследования, как и другие активные критики вхождения КР в ТС, пребывают в некоей иллюзии, что, введя инвойсное (счет-фактуры) сопровождение товаров, можно будет наконец найти необходимые объемы финансирования для социальных программ, даже для промышленного развития страны, в целом оставив упрощенный порядок прохождения ряда товаров через таможню.

Немного о политике

Все гораздо катастрофичнее. Нельзя ожидать от госслужащих ревностного служения общественному благу в реэкспортной модели экономики (где совершенно нет места развитию национального промышленного производства), в обществе, где царит исключительно одна ценность - материальное благополучие отдельно взятого физического или юридического лица. Она подчинила себе остальные ценности, точнее, свела их почти на нет под предлогом «святости» контрактов и защиты незаконно приобретенной частной собственности. Совокупный общественный продукт страны настолько упал в стране по сравнению с советским периодом, что только контроль за распределением скудеющих ресурсов (даже если он увеличится, допустим, еще на $160 миллионов в год от правильного таможенного обложения китайских товаров, по которым у нас идут расхождения; средняя ставка действующего таможенного тарифа - 4,84 процента в КР, в ТС - 10,5) дает возможность приобретать значительный капитал, а приобретя его, можно и далее попытаться диктовать свои правила другим политическим и экономическим конкурентам.

Произошло сращение государственной бюрократии и бизнес-активности, ставших сиамскими близнецами, несмотря на то, подчас для государства и бизнеса необходимы противоположные методы управления и они могут иметь диаметрально разные интересы (в России, Казахстане, Беларуси, да и по украинской ситуации это четко просматривается). Именно поэтому столь ожесточенна межпартийная борьба в нашем парламенте за должностные посты. Именно поэтому депутат Марат Султанов в досаде свидетельствует, что премьер-министр не может снять с поста ни одного проштрафившегося министра. В этой внутренней схватке не единожды забывались реальные внешнеполитические интересы страны.

Коррупция - это неотъемлемый и неотделяемый элемент этой модели экономики, ее взращивали долгие годы в процессе реформ переходного периода под надзором международных финансовых институтов. Продажная политическая власть сметалась уже дважды, но она вновь и вновь восстанавливалась, ибо экономическая основа оставалась столь же уродливо-искаженной.

Об экономике и партийной системе

Дело в том, что результаты почти 15-летнего пребывания КР в членах ВТО привело к формированию неоколониального характера экономики. Один товар в сущности и обеспечивает подавляющий объем выручки от экспорта, один золоторудник «Кумтор» - «это наше все», а продажа до 22 тонн золота в год не приводит к улучшению жизни 5 миллионов жителей. А что произойдет в стране, когда иссякнут запасы золота? Это время не за горами.

Остальной экспорт находит сбыт лишь на постсоветском пространстве, точнее, в трех странах ТС, за исключением таласской фасоли. Валютная выручка от экспорта золота, сбора налогов, таможенных пошлин и других платежей идет на минимальную поддержку социально-экономической инфраструктуры страны, но никак не на ее масштабное развитие. А объем валютной экспортной выручки частного сектора даже с учетом теневого производства в стране, с учетом предоставляемых государством средств за счет внешних займов оказывается недостаточным для создания рабочих мест для более полумиллиона наших трудовых мигрантов. Их валютные переводы вымываются из страны с закупом населения китайских товаров повседневного потребления. Валюта нам нужна для создания нового промышленного потенциала, а мы бездарно ее теряем, впрочем, как и золото из недр нашей земли. Министр экономики Сариев объявил, что из 10 самых необходимых товаров для населения лишь 3 производится в нашей стране. Но именно в момент смены моделей экономики - после присоединения КР к ТС - можно попытаться ввести импортозамещение товаров из этой десятки и в целом, а значит в стране, возникнут дополнительные рабочие места.

Реэкспорт из Китая сметает остатки возможностей становления национального крупного агропромышленного производителя, что влечет к минимуму квалифицированных рабочих мест в стране. Падение промышленного потенциала страны при одновременном самоустранении государства из экономики в качестве движущей силы, масштабной деградации сельского хозяйства, животноводства - это привело к отсутствию объемных заказов на образованных специалистов, а в конечном итоге к архаизации общественного сознания. На наших глазах произошла глубокая демодернизация страны, в которой население ускоренно люмпенизируется, становясь «легкой добычей» авантюристов различного рода.

Была надежда, что после апреля 2010 года промышленники - единственная реально национально-ориентированная бизнес-группа - будут задавать тон в экономике, но компрадорские торгово-закупочные объединения продолжают рулить общественно-политическими процессами в нашей стране. Каждая парламентская партия в ходе обсуждения вопроса о присоединении КР к ТС будет руководствоваться собственными интересами, в зависимости от того, насколько будет задет «опекаемый» ею сектор производства и услуг и подконтрольные материально-финансовые потоки. Однако им необходимо помнить об исторической ответственности, ведь мы приняли парламентско-президентскую Конституцию, рассчитывая, что это позволит избежать общественных разногласий, а каков бывает их накал и последствия, мы видим сейчас на Украине.

Нам нужно вернуть собственную страну. И ТС станет одним из возможных инструментов этого.

Бизнес