02:04
USD 84.64
EUR 101.15
RUB 1.17
Общество

Полулюкс для спецконтингента

«Бомжатником» в народе называют приемник-распределитель, куда доставляют всех, у кого при себе во время проверки не оказалось документов, удостоверяющих личность.

 

С таким же успехом приемник-распределитель можно обозвать и «хулиганником» - там задержанные отбывают свой административный арест, наложенный судьей за различные мелкие правонарушения. Но прошедшей зимой среди этой братии не раз оказывались правозащитники и журналисты.

 

Убедиться, как выглядит новый приемник-распределитель, и те, и другие смогли 6 марта во время презентации. В мероприятии принял участие и министр внутренних дел республики Молдомуса Конгантиев. Мы же решили переждать суету и спокойно осмотреть сие заведение.

 

…Зато чисто

 

Первое, что бросается в глаза на территории приемника-распределителя, – чистота. Ни одного окурка, все чисто выметено и убрано. Во дворе несколько мужчин из «прописанного» здесь контингента заняты покраской фундамента. За ними наблюдает женщина в форме. Меня провожают в одноэтажное здание барачного типа – там расположена администрация. В коридоре сильно пахнет сыростью.

 

«Приходится постоянно придумывать, как содержать здание в порядке, когда денег нет, - говорит начальник приемника-распределителя Жаанбай Алымбеков. - Но после того как в середине декабря 2007 года по приговору Первомайского районного суда здесь побывали правозащитники – участники акций «Я не верю…», картина изменилась. Они, увидев положение дел, оказали спонсорскую помощь. На эти средства отремонтировали несколько камер, обновили санузлы, поставили новые раковины. Удалось даже привезти кровати».

 

По словам Жаанбая Алымбекова, сотрудники МВД вправе привлекать к хозяйственным работам своих постояльцев. «А если какая-нибудь организация захочет, то может подписать с нами соглашение, и мы будем доставлять туда на работы отбывающих административное наказание. Сегодня здесь находится 22 человека. Приемник-распределитель рассчитан на 150 человек, а мой штат – 33 сотрудника, включая вольнонаемных» - продолжает он.

 

Уж прошло 13 лет, а ремонта нет и нет!

 

По словам начальника этого невеселого заведения, за столько лет его службы в этом учреждении здания ни разу не ремонтировались. «Прогнили все канализационные трубы, поэтому запах стоял невыносимый. Напряжение в сетях очень слабое, и поэтому электроприборы у нас постоянно перегорают. Даже сиденья в моей приемной самодельные – сварены из металлического уголка и обиты кожзаменителем. При этих словах Жаанбая Алымбекова я понял, почему мне не хотелось откинуться на спинку стула: она просто могла не выдержать моего веса. В этот момент лампочка моргнула и потухла… (привет от бишкекских энергетиков!). Я предложил прогуляться по «территории комбината». Жаанбай Алымбеков согласился.

 

«Надежды маленький оркестрик» еще по-прежнему звучит

 

По пути выяснилось, что котельная почти развалилась, служебная машина начальника списана еще в 2003 году, с тех пор ему приходится по нескольку раз в день мотаться в Главное управление внутренних дел, в министерство, различные суды на своем личном транспорте.

 

«В 2007 году распоряжением тогдашнего главы ГУВД, а сегодня уже министра Молдомусы Конгантиева нам дали микроавтобус УАЗ. В этом году пообещали выделить четыре миллиона сомов на ремонт. Очень рассчитываем на эти средства. Сейчас руководство ведомства стало уделять больше внимания нашим нуждам», - подчеркивает Жаанбай Алымбеков.

 

Он показывает мне летнюю душевую, обновленный туалет для персонала, баньку, которую хочет довести до ума предстоящим летом. «Правозащитники доставили нам стройматериалы и для этих целей. Надеюсь, на этом наше сотрудничество не прекратится», - говорит начальник.

 

Как милиция спасала бомжей в приемнике-распределителе

 

«Во время сильных холодов, - рассказывает Жаанбай Алымбеков, - руководство ГУВД распорядилось доставлять бродяг к нам, чтобы они не замерзали на улицах. Стоило завезти их сюда, крики подняли правозащитники, да и сами бомжи стали возмущаться. Дескать, за это время мы себе нашли бы что поесть и выпить, а вы нас тут держите. К тому же они органически не могут долго пребывать в одном месте, им необходимо постоянно двигаться, куда-то идти». «Стали их отпускать – и сколько их потом померзло на улицах! Э-эх!» - вздыхает он.

 

Главный акт марлезонского балета

 

В двухэтажном здании самого «бомжатника» по-прежнему держится стойкий запах мочи. Трое сотрудников заняты оформлением очередного постояльца – молодого парня-европейца. С хмурыми лицами, они, не обращая внимания на это «амбре», заполняли документы.

 

- Вот смотри, в будущем мы хотим сделать вот такими все наши камеры, - Жаанбай Алымбеков заводит меня в одну из них. Вижу там двухъярусные кровати, отделанные кафелем санузел и умывальник.

 

- А это камера, в которой сидели правозащитники, - с этими словами начальник приемника-распределителя открывает дверь в очередное помещение. Половину его площади занимает деревянный голый настил с щелями в два-три пальца между досками. Санузел и рукомойник не успели еще починить. Возмущение правозащитников стало понятным.

 

«Таковы правила содержания в подобных учреждениях, и с этим ничего не поделать, - объясняет Жаанбай Алымбеков и ведет меня в комнату отдыха персонала. Оказалось, что вся разница между ней и камерами только в наличии здесь старых разваливающихся шкафов и чайника. Три кровати вызывали большие сомнения в их прочности. По словам начальника, они мечтают в случае выделения средств, привести в порядок и эту комнату.

 

Эпилог, или Гендер в действии

 

Во дворе арестанты ремонтировали ворота. Общались они со своими охранниками спокойно, даже показалось, что дружелюбно…

 

На прощание охранники рассказали несколько забавных историй:

 

- Вот жизнь. У нас, бывает, сидит народ по нескольку раз. К примеру, мужик по пьянке или еще какой причине жену погоняет - ему суд впаивает 15 суток ареста. Только выйдет отсюда, сразу дома учиняет разборки супруге, а та мужа опять в тюрьму - вот тебе за это! И он снова у нас «гостит» 15 суток. В итоге – месяц.

 

А на днях была почти анекдотическая ситуация. Муж побил жену и по приговору суда отправлен к нам на 15 суток. Обычно проходит несколько дней, прежде чем супруга приходит навестить своего мужа. А тут появилась практически следом и принесла с собой четыре пакета с едой на тысячу сомов. Тот мужик еще и с нами делился, все равно, говорит, не съем.

 

Почти все мужчины, попавшие сюда, – семейные. Здесь оказываются по заявлению своих жен. Если раньше абсолютное большинство были европейцами, то сейчас все больше становится кыргызов. Гендер действует и в Центральной Азии…

Бизнес