13:24
USD 86.45
EUR 92.47
RUB 1.00
Общество

Институт земледелия: как найти свое пастбище?

После развала Союза и последовавшего за этим экономического упадка почти во всех сферах жизни мощный научный потенциал республики превратился в тоненькую прослойку. В стране еще действуют научно-исследовательские и академические институты, сумевшие сохранить научную базу, оборудование и лаборатории, а главное - кадровый потенциал. Правда, сегодня в основном это люди преклонного возраста, но и они ведут пусть и не масштабную, как когда-то, однако все-таки научную работу. Из бюджета выделяются средства на выплату им зарплаты, покрытие коммунальных услуг учреждений и даже на ведение научно-изыскательских работ, которые, правда, в основном идут через участие в различных международных научных проектах. Казалось бы, кому могут быть интересны еле выживающие НИИ, не являющиеся субъектами хозяйствования, от которых можно получать баснословные прибыли или дивиденды?

Яблоко раздора

Оказалось, очень даже интересны. Например, Кыргызский научно-исследовательский институт земледелия, где трудятся 69 научных сотрудников, из которых 1 академик, 2 доктора, 11 кандидатов наук, они ведут работу в восьми отделах, одной лаборатории и семи опытно-селекционных станциях. За последние 20 лет институт вывел 40 новых сортов пшеницы, ячменя, кукурузы, сахарной свеклы, хлопчатника и других сельхозкультур.

Спор о том, кому должен принадлежать этот НИИ, вот уже на протяжении пяти лет идет между двумя министерствами - сельского хозяйства и образования. С 2009 года институт находится в подчинении Минобразования и при этом, как рассказал ИА «24.kg» его директор Жамин Акималиев, мечтает о возвращении под крыло родного Минсельхоза, в ведении которого он находился многие годы.

Чтобы пролить свет на причины спора между ведомствами, нужно познакомиться с историей проблемы.

Дело было так...

Кыргызский научно-исследовательский институт земледелия был создан в далеком 1956 году решением Совета министров СССР как научное учреждение при Министерстве сельского хозяйства СССР. Главной целью НИИ было «научное обеспечение сельского хозяйства своими разработками, предложениями, высокопродуктивными сортами сельхозкультур».

С этим он успешно справлялся до 1996-го, когда указом тогдашнего президента Аскара Акаева Сельскохозяйственный институт имени К.И.Скрябина был преобразован в Кыргызскую аграрную академию, в состав которой включили и Институт земледелия. Тогда это обосновали необходимостью «интегрирования в единое целое образования, науки и первичного производства, что соответствует рыночной экономике и отвечает международным стандартам». И так НИИ земледелия продолжал свою научную работу в составе Аграрной академии до 2001 года.

Тогда академию преобразовали в Кыргызский национальный аграрный университет имени К.И.Скрябина, и институт снова перешел в подчинение Минсельхоза. Причину таких преобразований академик Жамин Акималиев видит в том, что система создания единого целого в виде образования, науки и первичного производства не оправдала себя. Но через восемь лет, 26 октября 2009-го, уже новый президент Курманбек Бакиев издает указ о передаче в ведение аграрного университета четырех НИИ: ирригации, животноводства и пастбищ, ветеринарии, земледелия.

Обоснование почти такое же, как и в 1996 году: используя потенциал высококвалифицированных научных работников, обеспечить фермеров адаптированными к условиям республики высокопродуктивными семенами и организовать для этого соответствующие хозяйства.

Стена

По словам Жамина Акималиева, при передаче НИИ в ведение университета с ними «даже не посоветовались». Однако, как пояснил сам академик, «реальной причиной передачи четырех НИИ под руководство аграрного университета было усиление полномочий тогдашнего ректора, родственника Бакиева». С таким фактом он не смирился и стал обращаться в вышестоящие инстанции - в правительство, Жогорку Кенеш, Минсельхоз. Но, как видим, безрезультатно. Свое несогласие быть в составе аграрного университета академик Жамин Акималиевич объясняет «отсутствием понимания специфики работы со стороны Министерства образования». По его данным, «Министерство образования - не Минсельхоз, где есть специалисты аграрного сектора, хорошие они или плохие, однако все-таки они специалисты, и с ними легче найти общий язык».

Вторую причину нежелания оставаться в подчинении Минобразования директор НИИ объясняет тем, что «институт остается в стороне от многих международных проектов», которые приходят в Минсельхоз. «Участвовать в них, - объяснил он, - могут только те учреждения, которые юридически связаны с министерством, а институт, подчиняясь другому ведомству, не может получать через Минсельхоз средства, направленные на развитие сельского хозяйства».

«К тому же, - добавляет Жамин Акималиев, - когда НИИ находился в ведении Минсельхоза, у сотрудников были надбавки, которые после перехода в Минобразования были упразднены».

У каждого своя правда

Ректор аграрного университета Рысбек Нургазиев удивлен действиями директора НИИ и утверждает, что институт и так имеет двойное подчинение: и Минобразования, и Минсельхозу. К тому же, продолжает он, «институт очень важен для вуза», и перечислил основные причины, по которым научное учреждение должно оставаться в стенах аграрного вуза. «НИИ имеет большую базу для практики студентов, а профессорско-преподавательский состав может вести научную работу в институте, и в то же время научные сотрудники могут преподавать в университете», - пояснил ректор.

На вопрос, почему урезали надбавки работникам НИИ, Рысбек Нургазиев ответил, что «надбавок никаких не было». «Все зависит от руководства, которое должно само изыскивать средства для надбавок сотрудникам», - сказал он.

Его слова опроверг Жамин Акималиев, рассказав, что «с 2009 года, когда Институт земледелия перешел снова в ведение университета, ни один студент не прошел практику в институте и ни один научный сотрудник не имел возможности преподавать в университете, там своих преподавателей хватает, и никто свое место не отдаст».

Еще одной причиной выхода из структуры Министерства образования Жамин Акималиевич считает вот что: «Выведенные новые сорта сельскохозяйственных культур проходят испытание и получают сертификат для внедрения в производство только по линии Минсельхоза». Как сказал академик, пока «им даже комфортно так работать». «Никто особо не требует отчета, ходи себе на работу без напряжения. Но так не должно быть. Я как патриот хочу, чтобы страна развивалась и шла работа», - отметил он.

Однако, как сказал Рысбек Нургазиев, «в НИИ, да и везде, многое зависит от самого руководителя».

Жамин Акималиев не против быть в составе аграрного университета, но только при условии, что будет подчиняться Министерству сельского хозяйства и мелиорации, а не Министерству образования и науки, от которого, по словам директора НИИ, «кроме зарплаты, ничего не видят».

Эй, вы там, наверху!

Наша попытка взять комментарии у официальных лиц в Минсельхозе и Минобразования по вопросу дальнейшей судьбы института не увенчалась успехом. Заместители министров, курирующие работу научных институтов, сославшись на занятость, не нашли времени для объяснения причин сложившейся ситуации. Подумаешь, институт...

В итоге страдает дело. Большое, серьезное, нужное стране...

Бизнес