06:59
USD 89.43
EUR 96.98
RUB 0.98

Экстремизм в Кыргызстане. Кто и как становится радикалом

Сообщения о задержании экстремистов в Кыргызстане часто появляются в новостных сводках. По данным МВД, только за девять месяцев 2022 года за преступления экстремистского характера возбуждено более 240 уголовных дел. Несмотря на то что правоохранительные органы отчитываются о проводимой ими профилактике, люди продолжают поддаваться вербовке.

О том, как люди становятся радикалами и где выявляют экстремистов, 24.kg рассказал начальник управления по противодействию экстремизму и незаконной миграции МВД Улан Бердибаев.

— Улан Калыбекович, расскажите о количестве преступлений экстремистского характера за последние пять лет

— Мы не можем сказать, растет ли статистика правонарушений или уменьшается. Например, в 2018 году возбуждено более 500 уголовных дел, в 2019-м — 570, 2020-м — 467, 2021-м — 566. За девять месяцев 2022 года выявлено 246 фактов экстремизма. По последним данным, в этом году в суд направлено 171 уголовное дело.

Уголовные дела в основном связаны с распространением экстремистских материалов в социальных сетях.

Улан Бердиббаев

Не секрет, что экстремисты и террористы активно используют социальные сети и интернет для распространения своих взглядов и идей. Чаще всего такие преступления совершаются в Чуйской области, Бишкеке и южных регионах страны.

На сегодняшний день в Кыргызстане запрещена 21 религиозная организация. Наиболее распространены «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами» и «Йакын Инкар».

— Какова роль образовательных организаций в профилактике экстремизма?

— Сотрудники милиции регулярно занимаются профилактикой экстремизма. В этом нам помогают органы местной власти, директоры школ. Мы ездим по регионам, рассказываем школьникам и студентам, какие организации запрещены.

Молодым людям рассказывают о том, какая религиозная литература запрещена, что можно читать, а что нет, какие религиозные течения имеются в стране. Им раздают брошюры, в регионах проводят презентации. Местные органы власти сами заинтересованы в такой профилактике.

— И насколько она эффективна?

— В этом году сотрудники милиции совместно с другими госорганами провели 3,5 тысячи профилактических мероприятий. Иногда и сами сотрудники милиции просят рассказать о запрещенных организациях, литературе. Эффект есть, но профилактику нужно проводить каждый день.

Молодые люди задают много вопросов. Во время собраний идут даже споры по определенным моментам. К профилактике привлекаются имамы мечетей и священнослужители церквей.

— Членов какой экстремистской организации сотрудники милиции чаще задерживают?

— Чаще всего задерживаем членов «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами» и «Йакын Инкар». На моей памяти не было ни одного задержания членов секты Муна.

— Как вербуют в «Йакын Инкар»? Людям этого течения запрещены все цивилизованные удобства.

— Это движение запрещено судом в 2017 году. Члены «Йакын Инкара» проповедуют свой ислам. Это течение возвращает людей в каменный век — детям запрещено ходить в школу, взрослым нельзя пользоваться телефонами, смотреть телевизор, ходить в поликлиники. Были случаи, когда члены движения сдирали доски в полу и ходили по земляному настилу, потому что так жил пророк. Они против цивилизации.

При вербовке используются психологические приемы: людям говорят, что жить по исламу правильно именно так — без удобств.

На это ведутся люди с определенными семейными проблемами или со слабой психикой. Человек знакомится с членом движения, ему говорят, как правильно нужно читать намаз, рассказывают, что он ходит в неправильные мечети. Гражданин изучает течение и ведется на это.

— Как можно завербовать взрослого человека?

— Людей можно завербовать разными способами.

Вербовка может продолжаться годами.

Молодые люди ищут справедливости, правды, хотят восполнить в себе чувство уверенности. Они находят это в религии. Сидя в социальных сетях, находят религиозные материалы — видеоролики, посты.

Например, человеку понравилось видео, где говорится о том, как правильно читать намаз, что написано в Коране. Он начинает искать автора, заходит в закрытую группу в Facebook и читает там материалы экстремистского характера. К примеру, «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами» пропагандирует построение халифата. Члены этой группировки говорят, что нужно строить государство, где за воровство, насилие над детьми положена смерть. Эта идеология может понравиться человеку.

Вербовке могут поддаться и люди с сильным характером. В 2015 году полковник МВД Таджикистана Гулмурод Халимов перешел на сторону Исламского государства. На тот момент ему было 40 лет.

Улан Бердибаев

Халимов был бывшим командиром ОМОН МВД Таджикистана, проходил антитеррористические тренировочные курсы, учился в частной военной компании. Кто бы мог подумать, что человек, который получал награды из рук президента, задерживал террористов, сам встанет на их сторону?

Это говорит о том, что нельзя назвать определенную группу лиц, которая больше поддается вербовке.

— В отечественных вузах много иностранных студентов. Были ли случаи межконфессиональных конфликтов?

— Мы проверяем студентов иностранных государств, в том числе тех, кто приехал из Пакистана и Индии. Молодым людям объясняют правила и порядок проживания в нашей стране. Граждане Пакистана в основном читают намаз. Межконфессиональных конфликтов между иностранцами и местными жителями не было.

— Можно ли обычному пользователю социальной сети отличить экстремиста от нормального человека?

— Выявить экстремиста очень сложно. Вербовщиком может быть человек, у которого на странице в Facebook или Instagram обычная фотография профиля, публикует посты нерелигиозного характера. Эти люди по-своему психологи, они изучают пользователя, его профиль, знакомятся, общаются в личных сообщениях со своей, скажем так, жертвой. У вербовщиков может быть и 50 аккаунтов

Популярные новости
Бизнес