21:27
USD 84.80
EUR 99.50
RUB 1.16

Они остаются в моем сердце. Директор хосписа о пациентах, карантине и помощи

Первый детский хоспис в Кыргызстане вновь в центре скандала. Депутат Евгения Строкова в очередной раз ставит под сомнение деятельность учреждения. На заседании в ЖК она потребовала создать комиссию и проверить, зачем хоспису аппарат искусственной вентиляции легких и есть ли у организации лицензия на лечение детей. Нардепу, видимо, невдомек, что в этом учреждении детей не лечат, а осуществляют за ними уход.

Как повлияла пандемия коронавируса на деятельность хосписа? Что изменилось в его работе? Журналист 24.kg посетил учреждение и побеседовал с его директором Ольгой Трухановой.

24.kg
Фото 24.kg. Двор Первого детского хосписа
Светлое и довольно уютное помещение с разрисованными стенами, с которых смотрят добрые глаза героев из мультиков. Вроде мелочи, но, по словам психологов, положительно влияют на эмоциональное состояние детей.

Здание хосписа очень похоже на детский сад с одной лишь разницей — большинство постояльцев домой уже никогда не вернутся.

Далеру 13 лет. Мальчика выписали из центра гематологии, медики посчитали, что держать его там уже нет никакого смысла. Родителям рекомендовали продолжить наблюдаться в хосписе. У него врожденно-приобретенные заболевания. Далера забрали в учреждение больше месяца назад.

24.kg
Фото 24.kg. Далер самый старший постоялец хосписа

«Сейчас мы тесно работаем с кардиологами из России, так как до конца не можем понять, как именно помочь ему. В его случае важна диета. Дома ее сложно соблюдать, захотел — выпил колу, съел чипсы. А тут он уже знает, что надо выпить сок, съесть перепелиное яйцо. Сейчас у него такое состояние, что в любую минуту может стать плохо. Помимо всего у мальчика есть тромбоз, очень сложная ситуация. В Кыргызстане нет возможности его вылечить. Поэтому мы разговариваем с зарубежными специалистами», — рассказывает Ольга Труханова.

По ее словам, начавшаяся пандемия коронавируса и введенные ограничения на передвижения внесли свои значительные коррективы в деятельность хосписа.

«У нас очень активные волонтеры, мы проводили родительский клуб и другие мероприятия. Сейчас этого не делаем. Практически все перевели в онлайн-формат. Наш психолог с марта работает с родителями по видеосвязи, удаленно. Финансовых поступлений стало меньше, а запросов больше. Стали обращаться обычные семьи, у которых не осталось продуктов», — рассказывает директор хосписа.

Первые две недели волонтеры активно собирали продуктовые пакеты — обеспечили около 60 семей.

«Финансовые затруднения у хосписа начались с начала года. К нам поступает много запросов о помощи в приобретении тех или иных препаратов для детей плюс прибавились маленькие пациенты, которые подключены к ИВЛ. Но я не скажу, что все стало совсем плохо. Справляемся», — не теряет надежды Ольга Труханова.

С продуктами, как утверждает директор хосписа, проблем нет. Учреждение всем обеспечено, помогают волонтеры и меценаты.

«У Далера отдельное меню, доктор составляет специально для него, потому что он должен есть больше клетчатки. Для остальных мы закупаем продукты, кормим. Холодильник открыт всегда. Мы не ограничиваем никого: ты съел один банан — больше нельзя. Нет такого. Мы любим готовить плов с родителями. Это некий ритуал, собираемся и дружно готовим по вечерам», — рассказывает Ольга Труханова.

В хосписе работают три медсестры, психолог, повар, садовник и врач. Есть и узкие специалисты, это в основном волонтеры, которые всегда на связи.

Самому маленькому постояльцу учреждения Чынтемиру год и четыре месяца — у него рак. Здесь он живет с мамой, папа работает таксистом по маршруту Бишкек — Ош и часто приезжает к семье.

24.kg
Фото 24.kg. Чынтемир самый маленький житель хосписа
«Мальчик обожает своего отца, когда тот приезжает, радуется очень. Чынтемир с мамой приехали с юга, как и семья Далера. В Бишкеке тоже много таких детей, но они могут получать наши услуги на дому. У нас работает выездная служба, которая по звонку отправляется к особенным детям. Сейчас под нашей опекой находятся 60 ребят в Бишкеке, Чуйской и Иссык-Кульской областях», — говорит Ольга Труханова.

Здание первого детского хосписа рассчитано только на восемь детей. За все время он принял 200 человек, умерло более 50.

— Скрывают ли от ребенка, что он скоро уйдет из этого мира? Либо дети все это чувствуют и осознают?

— Когда ребенок маленький, работа больше идет через родителей. Очень важно, чтобы папы и мамы принимали ситуацию. У нас были разные родители: одна мама четыре месяца сидела и оплакивала живого ребенка, при нем она могла позвонить кому-то и рассказывать всю ситуацию. С такими очень сложно работать. Мы стараемся рассказать, поделиться, что нужно ценить каждый день. Ведь родители могут находиться здесь с ребенком сутками, а если бы он лежал в больнице в реанимации, такого бы не позволили. Несомненно, дети все понимают и предчувствуют свой уход.

Каждый имеет право знать правду о себе, дети в том числе.

Ольга Труханова

«Был случай, когда мама 16-летнего юноши запрещала нам вообще разговаривать с ее сыном и говорить ему правду о будущем. Хотя он сам все понимал», — вспоминает Ольга Труханова.

В отдельной комнате учреждения собраны игрушки, новые вещи, которые волонтеры покупали детям на праздники, но они так и не успели их примерить. «Родители одной девочки купили ей на новый год замечательное платье, упаковали в красивую коробку, но она не дожила всего два дня до праздника. И таких историй у нас десятки. Все подарки лежат запакованные, ничего не открываем, будем дарить другим детям», — отмечает директор хосписа.

Очень тяжело прощаться с детьми. Большинство остаются в моем сердце, и я помню каждого из них.

Ольга Труханова

«Это что-то внутреннее, не нужно долго знать ребенка, достаточно увидеть один раз и ты понимаешь, что есть контакт. Многие мне снятся... Я их всех люблю, но не все западают в душу», — делится личным Ольга Труханова.

Сейчас, когда во всем мире непростая обстановка и карантин повлиял на все сферы жизни, непросто приходится и благотворительным организациям.

«Определенные трудности есть, к примеру, со сборами денег. Нам ведь помогают простые люди, перечисляют, кто сколько может, даже по 10-20 сомов. Иногда бывают моменты, что нечем платить зарплату сотрудникам — приходится лезть в долги. Их заработная плата составляет от 7 до 10 тысяч сомов», — говорит Ольга Труханова.

Благо за аренду помещения платить не приходится. В остальном особо помощи от государства руководство хосписа не ждет. «Здание нам выделила мэрия — она нас знает, что мы есть. В 2018 году к нам приходил спикер БГК Жаныбек Абиров и купил диван и телевизор в комнату отдыха, где прорвало трубу и случился потоп. Естественно, вся мебель испортилась. Он помог нам восстановить. Но это была его личная инициатива как гражданина. И это все», — резюмирует Ольга Труханова.

Реквизиты для тех, кто хочет оказать любую поддержку Первому детскому хоспису в Кыргызстане:

ОАО Банк «Бай Тушум»

KGS 1371040001440439

БИК 137001

ЗАО «КИКБ»

Расчетный Счет KGS: 1280096037288596

БИК 128009

Элсом: 0559647457

Популярные новости
Бизнес