00:20
USD 86.45
EUR 92.47
RUB 1.00
Общество

Горный кластер.kg: все по плечу, было бы желание

Горный кластер в Кыргызстане был задуман группой энтузиастов, а всю организационную работу взял на себя хорошо всем знакомый Михаил Халитов. Но в правительстве сочли, что сейчас он нужнее на госслужбе, и пригласили Михаила Халитова поработать в команде. Сейчас президентом ассоциации «Горный кластер» стал Эмиль Ибаков. Он рассказал ИА «24.kg», как Кыргызстану можно ускорить процессы развития не только в отдельно взятой - туристической - отрасли. Было бы желание.

- Эмиль Кенешович, вас недавно избрали президентом ассоциации «Горный кластер». Вы будете продолжать начатое Михаилом Халитовым или скорректируете цели и работу?

- Стоит отметить, что Михаил Халитов и вся команда под его началом проделали серьезный путь. За кратчайшее время оформлена идея, создана структура, обозначены роли для игроков и поставлены задачи. Методичная работа по продвижению кластера и его компонентов продолжается.

Что касается моего прихода, то коллеги шутят: у тебя корыстный интерес в том, чтобы горнолыжный кластер как можно быстрее развивался. Да, сфера моих интересов в ассоциации - профессиональная. Я профессионально встречаю туристов, сопровождаю на горнолыжную базу и живу, зарабатывая этим. Поэтому я заинтересован в том, чтобы в городе Караколе была не одна база, а по меньшей мере пять.

- Вы же депутат местного кенеша. С мандатом проще лоббировать свои интересы, в том числе профессиональные?

- Горный кластер - проект нерегиональный. Мы хотим, чтобы туризм развивался повсеместно по всей стране, благо мест - прекрасных и интересных для туриста - у нас много.

Наша команда компактная, все друг друга знают. Каждый достоин возглавить ассоциацию, честно говоря. А на данный момент ситуация сложилась такая, что инициатива дальнейшего продвижения должна идти «снизу». Все, что было сделано, уже обозначено и заложено в ролях и государства, и частников, и инвесторов. Моя миссия заключается в том, чтобы сейчас этот проект органично влился в жизнь иссыккульцев.

- Что значит «продвижение снизу»?

- Проект «Горный кластер», что скрывать, весьма дорогой в плане инвестиций. Он создается, реализуется и эксплуатируется профессионалами. Большинство ныне существующих горнолыжных баз - это ранее существовавшие сооружения. Например, горнолыжная база в Караколе основана на ранее существовавшей базе олимпийского резерва СССР.

Горнолыжный туризм - это узкий, дорогостоящий сегмент, который, тем не менее, позволяет в короткий срок за время сезона собрать существенно больше, чем любой другой рекреационный вид туризма. Нашему проекту всего десять месяцев. Но уже определено, как будет входить инвестор, что будет делать местное самоуправление и что мы ждем от государства. Как депутат Каракольского городского кенеша я стараюсь помогать мэрии в продвижении Горного кластера. Но мы не будем замыкаться только в Иссык-Кульском регионе.

Горный кластер предусматривает серьезные изменения в инфраструктуре. Например, планируемые потоки туристов предполагают серьезные демографические критерии для генпланов пяти пилотных сел и самого Каракола. Кроме инвестиций в горнолыжные базы нужно предусмотреть вложения в производственную и социальную инфраструктуру. А это тащит за собой реконструкцию дорог, инженерных коммуникаций, что, в свою очередь, предполагает реформы тарифов и новые капиталовложения в коммунальной сфере.

- А инвесторы, готовые прийти и дать деньги на ваш проект, уже есть?

- Инвесторы всегда есть. Ради прибыли и умножения своего богатства они готовы на всякие проекты. Но мы все как-то привыкли ждать какого-то богатенького дядю, который придет и просто так вложится. В нашем деле вопрос стоит иначе. Горнолыжная индустрия - весьма узкая, профессиональная сфера экономики. Там практически все друг друга знают. Реализацию нашего проекта мы ориентируем по линии FASEP - программы государственной поддержки частного бизнеса на развивающихся рынках со стороны Франции. И в ассоциации, и инвестор понимают, что для осуществления проекта нужно оборудование европейского стандарта, чтобы принимать гостей из-за рубежа.

Те же горнолыжные костюмы производства Франции, которые предполагают продавать в рамках FASEP для любителей горнолыжного спорта. С одной стороны, они расширяют свой рынок сбыта, с другой - мы реализуем свой кластер с тем, чтобы, освоив инвестиции, создать условия для развития экономики через туристическую отрасль. А мы-то работаем и с Австрией, и с Италией, и с Россией.

Одно хочу отметить: инвесторы, которые будут строить горнолыжные базы, не будут вкладываться в рестораны, такси, гостиничный или развлекательный бизнес. Все это нужно делать на местах самим местным бизнесменам. Разве это плохие бизнес-проекты? По-моему, стабильные, и населению гарантирована постоянная работа.

- Государство помогает? 

- От государства мы ждем того, чего не может дать никто другой. Это нормативно-правовые акты (НПА). Ни бизнес, ни инвестор, ни МСУ этого не могут дать. Но вот тут-то как раз и тормоз. Инвестиционный климат создается через НПА: в них и условия, и гарантии и образ жизни, так сказать. Наша ассоциация все оформила и внесла свои предложения. Я лично присутствовал на презентации проекта донорам, помогающим нашей стране. Такие же презентации прошли и для органов местного самоуправления, идет проработка на местах с руководителями МСУ и айыл окмоту.

Сейчас «мяч» на поле правительства. Инвестор должен видеть, что государство четко представляет себе роль и место кластерного развития регионов. Это должно быть отражено в стратегии развития страны.

Ждем. Но, увы, пока нет даже рабочей группы, которая бы проработала все вопросы и представила план реализации концепции горного кластера.

Профессионалы шутят, что это легко, хотя и сложно. Но мы глубоко убеждены: это единственный выход для прорыва. Ведь успешный пример ведущих мировых брендов (Нокиа, например) показал (и не раз): отраслевые принципы развития работают не так эффективно, как совместные с территориальными принципами комбинированного управления. Вспомните, некоторые страны легко идентифицируются по брендам - Самсунг или Тойота...

А у нас есть горы. Лучшие и самые красивые в мире горы. Это и ложится в основу Горного кластера. В нем не только горнолыжный туризм, но и горные виды туризма, индустрия для горных видов бизнеса.

- Вы рассказываете про какого-то мифического инвестора или...

- Потенциальные инвесторы нам говорят: «Хорошее дело вы делаете, парни. А государство знает, что вы реализуете такой большой проект?» Мы говорим: «Да». Они спрашивают: «А ваше государство наши инвестиции ждет, примет?» - «Что за вопрос?» - «А когда будем завозить оборудование, они не будут нам препятствовать?» - «С чего бы им препятствовать?» - «А где-нибудь в законе у вас прописано, что вы не облагаете пошлинами горнолыжное оборудование?». И тут мы замолкаем.

А инвестор говорит очевидное: это нормально, когда надо платить на рынке, но платить до начала бизнеса - это неправильно. Мы будем платить государству, это цивилизованно. Но надо же сначала запуститься. Не так ли?

На эти прямые и конкретные вопросы ответы - такие же конкретные - необходимо прописывать в законодательстве.

Нормативно-правовые акты, определяющие отношения государства, бизнеса, инвестора, нужны сейчас. Хотелось бы, чтобы процесс их разработки ускорился. Инвестор готов работать везде, когда понятны законы, условия, требования, его обязательства и права.

Речь идет не только о горном кластере или туризме, но и вкладе в другие отрасли экономики. Принцип кластерного развития региона в том и заключается, что развиваются практически все отрасли, но через одну.

Возьмем ту же Иссык-кульскую область, где мы начали свою работу: один только горнолыжный туризм позволит поднять покупательский спрос на 40 процентов - и на продукты сельского хозяйства, и транспортные услуги, и общепит, те же коммунальные услуги...

- Хорошо говорите. Но практика показывает, что на местах идет просто жесткое сопротивление сельчан любому инвестору...

- Кыргызстан - гостеприимная страна. Инвестиции может встретить и принять практически каждое МСУ. И это правильно, на мой взгляд. Потому что нам с ними жить, нам реализовывать проект. И да, нам именно на местах придется с местным населением работать, отрабатывать обещания инвесторов.

Другое дело, что весь этот хор должен петь по одним нотам, то есть по одним нормативно-правовым актам. В них должно быть прописано все, чтобы и инвестор, и аким, и милиционер знали, что делать и в каких случаях. Вот та самая рабочая группа, которую в правительстве, надеюсь, очень скоро создадут, должна предусмотреть максимум, что позволило бы не только принять новые инвестиции, но и гарантировать уважение к вложенным средствам. А пока получается, как у китайцев: заманили на крышу и убрали лестницу.

- Вы про ситуацию с горнолыжной базой «ЗИЛ»?

- И с ЗИЛом, и с «Радугой», и другими предприятиями. Это наглядный пример, как отсутствие четко регламентированных НПА может отпугнуть инвестора. Люди вложились, а потом через местное население их начинают терроризировать и доить. Тогда, простите, зачем налоги платить? Таких примеров масса, просто не все они появляются в прессе.

Нужно каждый такой инцидент анализировать, делать выводы и выносить решения, чтобы такое не повторялось.

- То есть Горный кластер не только за привлечение инвестиций, но и за защиту инвесторов?

- Да, конечно. Завлекая инвесторов, мы должны создать им нормальные условия для бизнеса, чтобы они могли вернуть вложенное, окупить. Чтобы их не ощипывали при каждом случае.  

Бизнес