19:21
USD 69.46
EUR 79.16
RUB 1.04

Свеча памяти умерших от СПИДа

Ежегодно во всем мире в третье воскресенье мая проходит День памяти людей, умерших от СПИДа. В Бишкеке в городском центре профилактики и борьбы со СПИДом сегодня тоже провели небольшую акцию.

«Мы собрались в тесном кругу, без пафоса и громких речей, чтобы в дружеской обстановке почтить память тех, кого мы знали и помним, кого потеряли за все время работы, а начинали мы в 2009 году. Не хотелось, чтобы кто-то был забыт. Среди них были активисты, те, кто хотел улучшить ситуацию, хотел быть понятым. Всего навсего, ничего больше», - сказала руководитель Ассоциации «Единство людей, живущих с ВИЧ» Бурул Исаева.

Языком цифр

В Кыргызстане, по данным на 1 января 2016 года, зарегистрировано 6,4 тысячи ВИЧ-позитивных лиц, в том числе 554 ребенка. Больных СПИДом - 831. Умерли за все годы более 1,3 тысячи. Среди лиц, живущих с ВИЧ (ЛЖВ), 51,5 процента составляют лица, употребляющие инъекционные наркотики. Отмечается рост числа случаев ВИЧ-инфекции среди женщин, а также фактов передачи вируса половым путем. В 2015 году выявлено 605 ВИЧ-позитивных лиц, основная доля пришлась на категорию трудоспособного и репродуктивного возраста (20-39 лет – 67,1 процента).

Осудить нельзя поддержать

Перед акцией корреспонденту ИА «24.kg» удалось поговорить с несколькими ВИЧ-положительными. О своем статусе 43-летний Андрей узнал в 2004 году, в тюрьме во время медосмотра. «Молодость бурной была. Вел безобразный образ жизни, употреблял наркотики, тем более в наши годы достать наркотики было не проблемой, - не скрывая, признается мужчина. – Были малограмотными, пользовались одним шприцем».

«Сейчас у меня нет ни семьи, ни родителей. Вся родня уехала в Россию, а я тут один остался, в Россию уехать не могу: гражданство из-за ВИЧ-статуса не дают. Сейчас безработный, хотя профессий у меня много, в свое время окончил строительный техникум, отучился на прораба. Я и автослесарь, и автоэлектрик, много учился, одним словом, но на работу устроиться сложно, везде требуют медицинские справки», - сетует Андрей.

На вопрос, на что живет, отвечает немногословно: «Есть организации, которые помогают с жильем и продуктами. Так и живу». «Оглядываясь назад, конечно, жалею, раскаиваюсь. Если бы вернуть то время…» - с неподдельной грустью говорит мужчина.

Дочь как стимул жизни

Шавкату в июне исполнится 40 лет. «На антиретровирусной терапии я с 2010 года, а узнал о своем статусе в 2004-м. Меня специально один заразил, потом позвонил мне на зону, признался, извинился. Я его простил, ведь все это уже не вернешь, легче никому не станет. Через пять месяцев после того звонка он умер. А я в 2011-м освободился и женился. Жена у меня добрая, мы были знакомы с ней и раньше, однажды случайно встретились, разговорились, я ей все рассказал, о чем даже родственники тогда не знали. Она приняла меня таким, какой я есть. Вскоре у нас родилась дочь, сейчас ей четыре годика. Она и супруга здоровы. Дочь - это мой стимул к жизни, даже не представляю, как бы сложилась моя жизнь без нее. Сейчас не пью, не курю. Ищу работу, весь вопрос – в прописке, а жена шьет на заказ», - поведал свою историю мужчина.

Нелегкие испытания

Грустная судьба выпала на долю 25-летней Айнуры (имя изменено). В копилке – шесть классов образования, два развода и маленькая дочь. «Нас было шестеро у мамы, было трудно, она не смогла всем дать образование. Я рано вышла замуж. Первый брак у нас с мужем как-то не сложился, от него родила дочку, сейчас она воспитывается в Джалал-Абаде у бабушки. У бывшего мужа уже другая семья, и алименты он не выплачивает. Какое-то время назад ко мне пришли сестры соседа, чтобы выдать за него меня замуж. Я спрашивала, не болеет ли он чем-нибудь, на что получила отрицательный ответ. На самом же деле оказалось, что муж состоял на учете как ВИЧ-инфицированный еще с 2013 года, но таблетки не принимал. Выходит, что обманул меня и заразил. Мои родственники изначально были против этого брака, поэтому я не могу признаться им в моем ВИЧ-статусе. В СПИД-центре у меня спросили: жить хочешь или умереть… Конечно, надо жить!» - рассказала улыбчивая девушка.

90-90-90

«Большая проблема в том, что о ВИЧ-инфекции у нас говорят только два раза в год – первого декабря (День борьбы со СПИДом) и в мае. А хотелось бы, чтобы о методах профилактики и о путях заражения говорили периодически, чтобы школьникам рассказывали об этом на уроках здоровья, - отмечает Бурул Исаева. - Мы хотим достичь того, чтобы людей не стигматизировали из-за этого заболевания. У каждого своя история, свое наболевшее внутри. Очень больно, когда человеку просто ставится клеймо: «А, наркоман, ВИЧ-инфицированный». Но вы же не знаете, как так случилось. Среди заболевших есть те, кто вообще не имеет отношения к группе риска, люди из общего населения. И нужно приложить максимум усилий, чтобы каждый понимал, что его здоровье - в его руках. Мы должны целенаправленно идти к тому, чтобы достичь целей тысячелетия 90-90-90».

Согласно им, к 2020 году необходимо достичь того, что 90 процентов людей, живущих с ВИЧ, знают о своем статусе, 90 процентов знающих о своем статусе, находятся на лечении и 90 процентов людей, находящихся на лечении, добились подавления вирусной нагрузки.

Не суди да не судим будешь

Глава ассоциации «Единство ЛЖВ» отмечает, что в мире и в соседних государствах люди могут открыто признаться о своем ВИЧ-статусе. «В нашей стране тоже многие бы вышли с открытыми лицами, но общее население еще не готово к этому, может осудить. У нас есть конкретный пример. Однажды снимали видеоролик о ВИЧ-позитивных людях, которые выступали с открытым статусом. Этот ролик без предупреждения показали по кыргызскому телевидению, в результате двоих человек вежливо попросили уволиться с работы. Люди не стали усугублять ситуацию и тихо ушли.

Я не говорю, что на кого-то показывают пальцем, тем не менее бывает разное. У нас есть ВИЧ-позитивные дети, большинство из которых проживает на юге республики. И мы не знаем, как может обернуться ситуация, если кто-то из родителей придет в школу и расскажет правду. Поэтому все случаи скрываются. Только ради того, чтобы не причинить вред», - добавляет Бурул Исаева.

О проблемах в больницах у ВИЧ-положительных в последнее время она не слышала. «Раньше были такие случаи, когда врачи просто отказывались принимать роды у ВИЧ-позитивной женщины. Как это так? Человек пришел с обменной картой, раскрыл свой секрет, хотя мог и не говорить о своем статусе, а вы из-за этого его гнобите, выделяете отдельную палату, хлоркой обрабатываете дверные ручки?! Представьте переживания женщины, которая через несколько часов станет мамой. Страшно. Не пожелаю никому такого отношения… От ВИЧ не застрахован никто. Как нельзя кстати тут приходится не мною придуманная истина – не суди и не судим будешь», - призывает она. 

Популярные новости
Бизнес