01:17
USD 79.50
EUR 92.65
RUB 1.03

Стала ценить жизнь. Волонтер София-Айдана о том, как ее изменила пандемия

В Кыргызстане наблюдается незначительное, но снижение заболеваемости. С каждым днем регистрируется все меньше смертей от коронавируса.

Значительный вклад в борьбу с COVID-19 внесли волонтеры. Они первыми отозвались на чаяния народа: во время ЧП развозили продукты, а в период всплеска заболеваемости спасали жизни людей, обеспечивая лекарствами и кислородными концентраторами.

Журналист 24.kg поговорила с Софией-Айданой Мурзаевой, которая сменила работу в ресторане на волонтерскую деятельность.

из личного архива
Фото из личного архива. София-Айдана Мурзаева
— У вас необычное имя. Это псевдоним?

— Это мое полное настоящее имя. Его дала мне мама, ее зовут Агнесса. Я кыргызка, но во мне намешано много кровей, есть и арабы, и кыпчаки.

— В какой момент вы поняли, что народ нуждается в помощи добровольцев?

— Когда во время режима ЧП у людей заканчивались продукты и некоторые семьи буквально начали голодать, мы открыли счет «ЭЛСОМ». Откликнулись многие: кто-то присылал 20 сомов, кто-то — 2 тысячи. На собранную сумму мы закупили продукты и развозили нуждающимся. Наши волонтеры также бесплатно возили медиков на работу, когда перестал ходить общественный транспорт.

— Это ваш первый опыт волонтерства?

— Нет. В первый раз начала помогать нуждающимся в 19 лет. Так на протяжении последних пяти лет я занимаюсь благотворительностью и волонтерством.

В декабре 2019 года образовался Центр инициативной молодежи. Я присоединилась к организации и сейчас являюсь членом главного совета. Цель ЦИМ — направлять молодежь в правильное русло, то есть призываем молодое поколение не сидеть на диване и не жаловаться на происходящее вокруг, а действовать самому, инициировать, генерировать и выдвигать новые идеи и решения проблем. Сейчас в организации работают около 160 волонтеров в две смены. Среди них есть медсестры и медики. У ЦИМ есть филиалы в семи областях страны, а также в Москве и Санкт-Петербурге.

— Что было трудным для вас за весь этот период?

— В первое время в организации никаких условий для волонтеров не было.

Спали в машинах, офисе, не могли принять душ, некоторые работали без СИЗ. Домой не могли вернуться, так как не хотели рисковать здоровьем своих близких. Приходилось терпеть.

София-Айдана Мурзаева

Через некоторое время неравнодушные люди стали помогать: один выделил нам свою квартиру, другой предоставил отель для обсервации волонтеров.

Но самое тяжелое — потеря больных. К этому невозможно привыкнуть. Мы плачем вместе с родными, у некоторых ребят случаются панические атаки после пережитого. Смерть пациентов каждый доброволец переживает очень тяжело. Психологически сложно осознать и принять, что, несмотря на твои усилия, человек умер. Бывают внешние факторы, которые влияют на смертельный исход: или не успеваешь доехать из-за пробок на дороге, или не оказывается свободного места для пациента в больнице, или понимаешь, что спасти человека уже невозможно из-за крайне тяжелого состояния на момент обращения.

— Вы как-то писали в соцсетях, что спасли 187 человек. Каковы данные на сегодня?

— У нас вначале было только три концентратора кислорода. Сейчас их больше 20.

Каждый аппарат в сутки может спасти 10 человек. По нашим подсчетам, на сегодня мы спасли около 800 жизней.

София-Айдана Мурзаева

— Говорят, что заболеваемость пошла на спад. Так ли это?

— Во время вспышки коронавируса в день к нам поступало до 400 звонков, сейчас стало меньше. За сутки мы можем оказать помощь больше 150 людям. Однако каждый случай индивидуален. Некоторым подключаешь два аппарата, параллельно вызываешь скорую помощь и ищешь место в реанимации.

Другим пациентам нужен только один аппарат, но периодически в течение недели надо несколько раз приехать и подключить, пока человек не пойдет на поправку. Все зависит от того, насколько заражены легкие больного.

— Изменило ли вас волонтерство во время коронавируса? Что вы извлекли из этого опыта?

— Больше стала ценить жизнь, семью, родных и время, проведенное вместе с ними. Видя, как люди теряют своих близких, ты начинаешь дорожить самыми простыми моментами жизни, такими как совместный ужин, разговоры, прогулки.

— Волонтеры ЦИМ часто публикуют самые напряженные моменты из своих рабочих будней. Некоторые это поддерживают, другие критикуют, называя ваши действия пиаром организации. Что вы ответите им?

— Сколько людей, столько и мнений. К критике в соцсетях, хейтерам отношусь абсолютно спокойно. Переубеждать кого-то мы не собираемся. Мы выполняем свою работу — спасаем людей, это главное. Более того, я скажу, что народ, наоборот, видя, как мы спасаем жизни, присоединяется и становится частью ЦИМ.

— Известно, что у центра политическая направленность, его лидер Аскар Алмаз уулу позиционирует себя как потенциальный политик. У вас такие же амбиции?

— Нет, я не интересуюсь политикой. Это не мое.

— Какие планы у вас после карантина, вернетесь к прежней жизни?

— Планирую и дальше продолжать работать над другими проектами в ЦИМ. Раньше училась в международном университете «Ататюрк-Алатоо» на дипломата, но не окончила, так как планировала поменять специальность. В этом году собираюсь поступить на организатора проектов.

Популярные новости
Бизнес