16:47
+27
USD 67.92
EUR 75.84
RUB 1.20
Люди и судьбы

Первородный инстинкт

Рудольф Бахман прибыл в Кыргызстан из далекой Канады. Ему седьмой десяток, но, как настоящий охотник, он закален, крепок телом и духом. В нашу страну его привели поиски приключений и желание осуществить мечту.

Записки путешественника

«Я родился и вырос в Швейцарии, - начинает собеседник. - В 17 лет пошел в армию и много практиковался в стрельбе. В то время и заинтересовался охотой. Но серьезно занялся ею уже в Канаде, куда переехал в 1977 году. Люблю охотиться в горах. За прошедшие годы стрелял дичь в Германии, Австрии, Словении, Венгрии, Украине, России и Казахстане. В Кыргызстане я второй раз. В каждой стране свои особенности. Но для меня нет места лучше Канады. Ведь там мне не нужен проводник, чтобы охотиться. Полная свобода! Раз в год беру лошадей, снаряжение и на две недели иду на охоту».

Удивительные соседи

«У меня трое сыновей, и двое из них хорошие охотники, - продолжает Рудольф Бахман. – Жена также разделяет наше увлечение. Большая часть мяса на нашем столе - дичь, которую мы сами добыли. На ферме мы заготавливаем солому в тюках. На территорию постоянно забредают маралы и поедают ее. За последние два года они съели 750 килограммов!»

«На каждый вид животных охотнику дается лишь одна лицензия в год. Поэтому мы с сыновьями можем подстрелить только трех оленей, - говорит он. - Стали приглашать других охотников. Денег с них не просим, лишь бы избавиться от назойливых животных. За прошлую зиму на ферме настреляли 30 оленей. Правда, осталось еще 150».

Медвежья услуга

«Трофеев за прошедшие годы накопилось немало, - вспоминает гость из Канады. - С каждым из них связана определенная история. Однажды вместе с сыном поехали в горы и подстрелили крупного лося. Решили забрать мясо с собой. А там этого добра 600 килограммов! Неподалеку был наш лагерь, и мы решили перетащить туда добычу по частям. Взяли первые 40 кг, а остальное положили в кусты. Приходим в лагерь, а там уже кто-то побывал. Порвана палатка, съедены припасы, разлит бензин из канистры… Ну хорошо хоть у нас есть лосиное мясо! Спрятали его как следует, чтобы хищники не нашли, и отправились за оставшейся частью. Вернулись на место, где подстрелили лося. Глядь – медведь гризли тушу нашел и в землю закапывает! Кое-как его прогнали. Я взял винтовку и стал охранять, а сын разделывал тушу. Легли спать. А когда проснулись, обнаружили, что от оленя почти ничего не осталось. По следам определили, что ночью в лагерь пришли волки и съели добычу. Остались только рога. Пережив обиду, мы пошли охотиться на барана. Вернулись, а рогов нет! Медведь утащил. Конечно, мы не раз могли его подстрелить. Однако без лицензии этого делать нельзя. А у нас ее тогда не было. Мой сын, которому едва исполнилось 17 лет, сильно расстроился. Это был его первый в жизни крупный трофей».

Схватка со стихией

«Когда сыну было 15, собрались на охоту. Взяли четыре лошади. Несколько дней поднимались вверх по узкой горной тропинке. Вдруг обнаружили след медведя. Думали, услышав цокот копыт, он убежит. Прошли еще немного, смотрим – медведь на дороге нас поджидает. Обычно они боятся людей, поэтому я сразу сказал ему пару «ласковых слов», и тот бросился наутек, - рассказывает охотник. - Но, пробежав метров 50, зверь передумал и развернулся. Направился к нам с грозным ревом. «Самое время воспользоваться винтовкой», - решил я. Но в обойме не оказалось патронов. Пока достал их из кармана и зарядил, медведь почти настиг нас. Смотреть в оптический прицел было некогда, и я пальнул, не целясь. Дым от выстрела рассеялся, и мы осмотрелись. Медведь лежал в двух шагах от нас и не двигался. Пуля угодила ему прямо в сердце. Испугавшись зверя, наши лошади разбежались. Трех мы нашли, а последняя оказалась на другом берегу озера. Завидев сородичей, пустилась вплавь, и закрепленный на ней багаж смыло. Пришлось мне прыгать в воду, хватать мешки и тащить за собой. Приплыл на берег и стал проверять припасы. Оказалось, внутрь попала вода, и продукты испортились. А ведь мы еще неделю собирались охотиться!»

Коллекционер-затейник

«Есть у меня еще одно хобби. Собираю все образцы стрелкового оружия Швейцарии - от произведенных в середине XIX века до самых современных. Например, кремневые ружья, заряжающиеся через дуло. Покупаю оружие времен первой и второй мировых войн. Моя гордость – первая магазинная винтовка Веттерли, серийный выпуск которой начался в 1869 году. Прогрессивный по тем временам экземпляр! - рассказывает Рудольф Бахман. - Патроны для некоторых видов оружия уже не выпускают, и я изготовляю их сам. Старые экземпляры радуют глаз, вися на стене. Однако для меня оружие, из которого нельзя стрелять, не оружие. Многие винтовки не использовались 100 лет, пока не попали ко мне. Но точность у них почти как у новых. Как-то раз брал кремневое ружье на охоту на канадского лося. В другой раз при помощи раритета сумел добыть лань».

Зимнее сафари

«В 1999 году я был на охоте в Казахстане. Стал узнавать, где в регионе еще можно пострелять дичь, и мне сказали, что если я готов к испытаниям, могу ехать в Кыргызстан. В 2011-м наконец собрался и прибыл сюда вместе с сыном, - рассказывает охотник. - Моя жена по происхождению индианка, и внешне наших детей не отличить от кыргызов. Порой возникают интересные ситуации. Однажды мы с сыном пошли в музей. Его приняли за местного, и он заплатил по обычной таксе. А я в 5 раз больше. Куда бы мы ни шли, к сыну всегда обращались по-кыргызски».

«В Кыргызстане большой выбор животных. Мне интересны виды, которых нет в Канаде. Например, баран Марко Поло. К тому же дома, как вы уже поняли, много хищных зверей, мешающих охотиться. Осложняют жизнь и климатические особенности. А тут нормально. Правда, огорчает отношение к экологии. Канадцы следят, чтобы в дикой местности после них не оставалось мусора. А здесь на это не обращают внимания, - говорит Рудольф Бахман. - В этом году в КР я ходил на архара и получил море эмоций. Заранее решил, что это мой последний раз, когда охочусь за рубежом с проводниками. Архар был на первом месте в моем «списке желаний», и я добыл его. Теперь буду охотиться дома с семьей и в хорошей компании. Мне уже 60, прожил нормальную жизнь. Хочу оставаться здоровым и ходить на охоту еще 20 лет. Это делает меня счастливым». 

Бизнес