07:06
USD 89.43
EUR 97.22
RUB 0.97

Изнасилование детей. Как теперь будут наказывать преступников?

Страшный случай насилия и убийства школьницы. На этот раз в Кадамджайском районе. Трое местных жителей изнасиловали девятиклассницу, связали ей руки и задушили. Тело несовершеннолетней обнаружили в туннеле местные жители.

Контроль президента

Случай взял на контроль президент Кыргызстана Садыр Жапаров. Он уже высказался о вопиющем факте, подчеркнув: «Случай в Кадамджае непростительный. Преступники должны понести самое строгое наказание. Это дело будет под моим контролем».

Прокомментировал дело также генпрокурор Курманкул Зулушев. Он также заявил, что расследование и суд будут справедливыми.

Отметим, случай произошел днем. По словам дяди убитого подростка, в 10.00 девочка была на связи. «Значит, изнасиловали и убили ее примерно с 11.00 до 12.00. Тело обнаружили около 15.30», — сказал он.

Средь бела дня трое взрослых мужчин убивали ребенка, но никто не пришел на помощь.

Родители девочки работают в России. Школьницу воспитывала бабушка и родственники. Мать и отец несовершеннолетней отмечают, что она хорошо училась и была очень скромной девочкой. Они требуют самого строгого наказания для насильников и убийц.

Как раз в августе президент Садыр Жапаров одобрил поправки в Уголовный кодекс, Закон «Об основах амнистии и порядке ее применения». Наказание за сексуальное насилие над детьми ужесточилось.

Ведь зачастую новости о насилии над детьми получают резонанс только в самом начале, но со временем все забывается. Следствие длится несколько месяцев, и за это время родители или законные представители могут отказаться от претензий к обвиняемым либо истекают сроки давности совершения преступления. Это сказывается на решении суда, приговоры часто смягчаются или насильник и вовсе уходит от наказания. О жертве часто забывают.

Долой сроки давности и УДО

По новому закону люди, совершившие преступления сексуального характера в отношении детей, не будут освобождаться от уголовной ответственности за истечением сроков давности. Норма касается и тех, кто страдает психическими заболеваниями или расстройствами.

Кроме того, теперь к человеку, который, к примеру, изнасиловал или домогался ребенка, не будут применять условно-досрочное освобождение (УДО) и амнистию.

Однако не все юристы согласны с такими поправками. По словам адвоката Назиры Абдумуминовой, в законе есть противоречия с общепринятыми правами человека. Юрист отметила, что людей с психическими отклонениями нельзя привлекать к уголовной ответственности.

«Законы ужесточают с каждым годом, но это не меняет статистику насилия над детьми. По новому закону сроки давности преступлений против половой неприкосновенности убирают. Кроме того, будут привлекаться к ответственности и душевнобольные люди, иначе говоря — недееспособные. Этого быть не должно», — считает Назира Абдумуминова.

По мнению юриста, отмена сроков давности за преступления против половой неприкосновенности может повлиять и на другие статьи Уголовного кодекса.

«Нужно быть объективным. Получится, что каждый раз, когда какое-то преступление начнет вызывать резонанс в обществе, будут нарушаться права и другого человека. Это все равно, что родитель обратится в правоохранительные органы и скажет, что его дочь изнасиловали 10 лет назад, и по этому факту возбудят уголовное дело. Доказать это невозможно», — считает адвокат.

Начальник управления уголовного, гражданского судопроизводства и надзора исполнения решений суда Генпрокуратуры Азизбек Шукурбеков объяснил, почему необходимо ужесточение наказания за преступления, связанные с сексуальным насилием.

Это прежде всего искоренит прекращение дел об изнасилованиях за примирением сторон.

«Потерпевшая сторона из-за другого психологического давления вынужденно или, получив компенсацию, идет на примирение. Поэтому ранее в судах уголовные дела прекращались. Такие преступления относились к менее тяжким. Теперь сексуальное насилие над детьми входит в категорию тяжких и особо тяжких преступлений. Прекратить уголовное дело за примирением сторон недопустимо», — сказал Азизбек Шукурбеков.

Эл эмне дейт

Как отмечают в милиции, родители изнасилованных девушек соглашаются на примирение сторон, чтобы избежать пресловутого «эл эмне дейт» (что скажут люди). Они не хотят огласки случая насилия, зная, что в обществе зачастую винят саму жертву, а не преступников. Ситуации доходят до такого абсурда, что иногда пострадавшую девушку выдают замуж за насильника, чтобы «народ не осуждал».

Адвокат Назира Абдумуминова считает, что такие случаи недопустимы. Никакого примирения сторон по делам, где пострадавшими являются несовершеннолетние, не должно быть.

«Когда законные представители говорят о менталитете, что стыдно другим смотреть в глаза, и выдают девочку замуж за насильника, они просто оправдывают себя. За этим стоят материальные выгоды», — считает юрист.

Общественность не раз требовала ужесточить наказание за насилие в отношении детей. Об этом просили и сотрудники милиции. В итоге депутаты парламента приняли поправки в уголовное законодательство, а президент их одобрил.

Начальник следственного отдела МВД Султан Макилов отметил: когда совершается любое насилие над ребенком, как правило, сотрудники милиции стараются не принимать заявление об отказе от претензий. Большинство дел направляют в суд, но там дела ломаются.

«В основном от поддержания обвинения отказываются родители, у которых тяжелое финансовое положение. Им компенсируют лечение ребенка, решают материальные проблемы, и родители зачастую берут деньги», — говорит правоохранитель.

Тех, кто предпочитает поправить свое материальное положение за счет травмы ребенка и безнаказанности преступника, по закону никак нельзя наказать. Нет такой нормы. Но и освобождать насильников от тюрьмы теперь такой шаг родителей не будет. Срок те все равно получат, независимо от того, компенсировал он лечение и психологический урон жертве или нет.

Не травмировать жертву

Уголовное законодательство менялось несколько раз. В 2017 году появилось понятие «депонирование показаний». Показания у жертвы или свидетелей берут один раз, после они закрепляются — в случае, если этого человека невозможно будет допросить позже или он захочет поменять их.

По словам Султана Макилова, подобная практика часто встречается при расследовании преступлений сексуального насилия над детьми. Это делается для того, чтобы не травмировать ребенка, если в отношении него совершено тяжкое или особо тяжкое преступление, чтобы он каждый раз не переживал эмоции и психологическую боль при восстановлении событий.

Следователи, допрашивая ребенка в присутствии родителей и психолога, записывают его показания на видео. Это делается для того, чтобы не вызывать пострадавшего лишний раз на допросы в милицию и не расспрашивать о произошедшем.

«Как правило, ребенка не допрашивают и в суде. Судьи просматривают видеозапись допроса, проведенного на следствии. Второй раз на допрос ребенка вызывают крайне редко», — отмечает следователь.

Макилов отмечает, когда родители пишут отказ от претензий, им объясняют, что безнаказанность может породить новые преступления.

В Уголовном кодексе от 2017 года за изнасилование несовершеннолетнего ребенка преступнику грозило от 10 до 15 лет лишения свободы. До этого за такое преступление человека могли приговорить и к максимальному сроку — 20 годам тюрьмы. Общественность возмутилась подобной гуманизацией закона. Поэтому в 2021 году был принят новый Уголовный кодекс.

Теперь за изнасилование подростка от 14 до 18 лет преступнику грозит до 15 лет лишения свободы. Если же это преступление совершено в отношении малолетнего ребенка — пожизненный приговор.

В поправках, которые подписал президент, указывается, что человека, который совершил подобное преступление, не отпустят условно-досрочно. Правонарушения такого характера также не подпадают под амнистию.

Заявления потерпевшей не нужно

Нередко в судах дела об изнасилованиях прекращаются или обвиняемому назначают пробационный надзор, по сути условное наказание.

«Люди приходят к нам и возмущаются тем, что преступника отпустили. Они не понимают, что приговор выносит суд», — говорит Султан Макилов.

Теперь же, по словам начальника управления Генпрокуратуры Азизбека Шукурбекова, таких случаев не будет.

Суд может учесть отказ от претензий со стороны потерпевших, но лишь как смягчающее обстоятельство, а не полное освобождение от наказания.

По словам директора общественного фонда «Лига защитников прав ребенка» Назгуль Турдубековой, ужесточение наказания может частично решить проблему с педофилией и сексуальным насилием в отношении детей.

«Ужесточение наказания, безусловно, должно было быть принято раньше. Другое дело, что не все люди, совершающие преступления, знают законы, они не изучают Уголовный кодекс. Нужна большая информационная кампания, чтобы люди знали о принятых изменениях в законодательстве. Нужно информировать население, проводить профилактику правонарушений прямо со школьной скамьи», — считает она.

По мнению правозащитницы, чтобы значительно снизить количество насилия в отношении детей, родители должны объяснять ребенку с трехлетнего возраста, что их тело неприкосновенно, какие действия допустимы, а какие нет.

Многие цивилизованные страны добились снижения статистики преступлений сексуального характера в отношении детей благодаря тому, что ребенок с малых лет понимает, что у него есть личное пространство, он умеет его защищать и знает, что его тело неприкосновенно.

Назгуль Турдубекова

Назгуль Турдубекова отмечает: решение о примирении сторон, принятое родителями несовершеннолетнего, ограничивает права ребенка.

«В работе с такими случаями правозащитники объясняют, что при примирении или отказе от обвинения родителей могут тоже наказать. В целом родители пишут отказ от претензий к обвиняемому, потому что их запугивают и подкупают. Особенно, если преступление совершил родственник. Женщины боятся поддерживать обвинение, потому что со стороны родственников мужа идет давление», — отметила Назгуль Турдубекова.

Уголовные дела по сексуальному насилию в отношении детей могут прекратиться на трех стадиях: до возбуждения уголовного дела, в ходе следствия и в суде.

«Все дело в коррупции. К примеру, родитель пишет заявление в милицию, следователь назначает экспертизу, но ребенок до экспертов не доходит. Это происходит потому, что взрослые получили деньги. В некоторых случаях обвиняемые и потерпевшие входят в сговор с судьями и переквалифицируют обвинение с сексуального насилия на другую статью Уголовного кодекса, тем самым смягчая наказание», — отмечает Назгуль Турдубекова.

Поправки в уголовное законодательство призваны защитить пострадавших от насилия детей. Но будут ли они работать при нынешней коррумпированной системе?

Популярные новости
Бизнес