11:46
USD 87.86
EUR 93.94
RUB 1.00
Великая Победа

Военные тайны механика Верещагина

На войну Александр Васильевич Верещагин попал в 17 лет из маленького городка Пржевальска Киргизской ССР. Таких мальчишек на войну брали, когда некуда было отступать. Из Ташкента молодого бойца сразу перебросили на передовую в Украину. Он прошел войну без ранений, но видел, как погибают его однополчане. Механика Верещагина после победы над фашизмом оставили служить аж до 1950 года: СССР ждал войны с Америкой. Домой в Киргизию он приехал с тремя рублями в кармане... и украинской красавицей. 

На войну через Ташкент

В Пржевальск Верещагиных привез прадед на телегах. До переезда большая семья жила под Курском. У Сашки Верещагина детство было непростое: рано умерла мать, жили бедно. Учился в школе колхоза имени Фрунзе, до учебного заведения ватага ребятни ходила каждый день за несколько километров. Буквально перед войной Саша поступил в сельхозтехникум и получил перспективную по тем временам профессию: разбираться в комбайнах и тракторах в колхозе необходимо. Но эти навыки пригодились парню не на мирном поле, а на поле брани. Закончить учебу не дала война. На фронт попросился сам.

«Забрали в 1943 году, тогда мне было 17 с половиной лет. В Пржевальск (ныне Каракол) нас везли на бричках, вернее, мы сами ехали, оттуда на барже плыли 5 суток до Рыбачьего (ныне Балыкчи). Мы маленькие все были, ели плохо, я весил 50 килограммов, а ростом был 150 сантиметров. Там к нам еще присоединились ребята, и нас отправили в Ташкент», - рассказывает ветеран.

В Ташкенте сборы, оттуда - на Украину. Александр Васильевич попал в снайперскую роту, но ненадолго, его таланты к механике быстро распознали. «Мы до самого Полоцка шли пешком, немцы крюками выламывали шпалы, поезда останавливались, и мы пробирались с техникой через поля и леса. Помню, на Украине женщины бегут с полей и кричат нам: сколько вас уже ушло туда, а оттуда никто не возвращался», - делится воспоминаниями Александр Васильевич.

Запомнилась ветерану дорога, когда проезжали мимо Сталинграда. «Его уже освободили. Поля кругом голые, и танки стоят побитые, прямо в ряд - и справа, и слева», - говорит он.

Военный механик

Дальше Верещагина перебрасывают в Прибалтику. Тут его - по талантам и способностям - сразу определили в авиаполк. Летать механик не летал, но без его сноровки и самолеты вряд ли летали бы. «Друг мой прибегает и говорит: там прилетел подполковник, он набирает в свое подразделение, уже 40 человек есть. Еще надо 13, а нас 9 было. В 1944 году мы попали в 128-й гвардейский Ленинградский Краснознаменный бомбардировочный авиаполк. Я стал авиационным механиком. Мы стояли в Вильнюсе, километрах в пяти от аэродрома. Мы бежим по тревоге туда, подвешиваем бомбы. Вооружение все проводим, а по возвращении - ремонт», - говорит ветеран.

С горечью механик вспоминает первое задание. «В первый же день моего боевого командира сбили. Старший лейтенант Кукушкин погиб. Он летал на скоростном пикирующем бомбардировщике. В то время 450 километров в час - это скоростной считался. Немцы подбили самолет», - вспоминает Александр Васильевич.

После войны полк перебазировали в Вильнюс, на гражданский аэродром. До 1950 года Верещагина не отпускали домой. «Специалисты нужны были. Ожидали со дня на день с войны с Америкой, а в 1950-м был приказ, и нас отпустили. Я приехал в Пржевальск с тремя рублями в кармане. Ни матери, ни отца. Приехал к дяде, у него своих трое детей. Получал 250 рублей», - делится ветеран.

Военная поэзия  

Александр Васильевич до сих пор пишет рассказы об однополчанах. Говорит, писать стихи начал на войне. Первое стихотворение читал в своем полку 17 июля 1945 года. С улыбкой рассказывает, что солдаты говорили, как от переживаний пилотки шевелятся.

С пробитой грудью намертво стояли

Живой израненной стеной,

В тех битвах яростных себя не запятнали,

В обнимку падали с дымившею землей.

Земля стонала, небо содрогалось,

Враги ломили бешеной ордой,

Армады вражьи с воплями врывались,

Пылал, дымя в разрывах, край родной.

Но мы не дрогнули в ту злую непогоду, -

Враги ломили бешеной ордой.

Врезались в битву смертную мы сходу,

Дороги к жизни не было другой.

Расправив плечи, мы коварного сломили,

Презренный рухнул на израненной земле,

Мы злым захватчикам хребет переломили,

Погнали варваров по выжженной земле.

О чем нельзя было говорить

В армии Александр Верещагин окончил политшколу. В Пржевальске отправили на военный завод на Пристани. Тогда это был засекреченный объект по производству торпед.

«Я собирал главную машину, которая толкала торпеду, был слесарем. Раньше вообще нельзя было об этом говорить», - делится фактами биографии ветеран.

Пройдя войну без ранений, Александр Васильевич вернулся молодым и крепким. Но не знаешь, где судьба может расставить ловушки. Его сразила болезнь. Два года он был практически неподвижен. После продолжительной хвори ветеран устроился в Быткомбинат, где и проработал 28 лет.

Иголка в стоге военной романтики  

Демобилизовали Верещагина в 1950 году - в 25 лет, но с супругой он познакомился еще на службе. «Я пошел в самоволку, на танцы пришел в гражданской форме, присмотрел симпатичную женщину, хотел для нее кумиром стать. Она сидит такая опечаленная, ни с кем не танцует - одному отказала, другому. Но у меня еще больше желание появилось познакомиться», - рассказывает ветеран. 

«Я подошел к ней, она довольно приветливо улыбнулась. А не танцевала ни с кем, потому что на ее крепдешиновом платье был порван подол. Ну а у меня в пилотке-то всегда иголка была. Так и познакомились. Правда, потанцевать не успели», - шутит Александр Васильевич.

Потанцевать не успели, потому что объявили тревогу. «Все наши хлопцы бегут в часть, а она мне вслед: «Вы что, военный?» «Прощайте, я уезжаю навсегда».

Молодой боец успел спросить и запомнить адрес. Несостоявшейся танцевальной партнерше он стал писать письма в Архангельск. «Я наспех и станцию запомнил - Сухогорка, 10-е почтовое отделение. Написал письмо, но ответ получить и не надеялся. Но через два месяца приходит письмо. Так мы до конца моей службы и переписывались. А перед демобилизацией я так написал: приезжай как жена. И увез ее в Киргизию. Нажили двух детей. Был у меня второй брак и еще двое сыновей, но это уже другая история», - смеется ветеран.

В свои 88 лет Александр Васильевич сам справляется с хозяйством. Пережил жен. Внуки приезжают со всех уголков Земли только летом, на пару месяцев. В его большом саду пасека, потому на заседания Клуба ветеранов Иссык-Кульской области он бегает между домашними заботами о пчелах.

Бизнес